Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/8.3.2014/

Балканизация Украины


      Разделение
     Название Украина впервые появляется в XIV веке, когда эти земли входили в состав Великого княжества Литовского. Этот термин первоначально носил чисто географическое, а не этническое значение. В XVII веке в составе Речи Посполитой существовало "гетманство Русское Украинское". В Московском царстве, а затем в Российской империи Украину обычно называли Малороссией - не в уничижительном смысле, а в плане обозначения исторического ядра Русского государства и русской народности: в этом смысле версия сегодняшних украинских националистов о происхождении понятий "Малороссия" и "Великороссия" по аналогии с малой и великой Грецией соответствует действительности.
     
     Важнейшим фактором, сплачивавшим велико- и малоруссов, всегда являлась православная религия, которую исповедовало большинство украинцев. Православие оказало решающее влияние на исторический выбор украинского народа в середине XVII века - с кем ему быть: с Польшей, Турцией или Московией. Оно же впоследствии помогло интеграции украинской казачьей верхушки в ряды русского дворянства. Среди низших сословий интеграция шла медленнее, сохранялись существенные языковые и культурные различия, но вплоть до революции 1917 года самоназванием большинства российских украинцев оставалось слово "малоросс". Даже в годы гражданской войны, по свидетельству кубанского генерала Шкуро, крестьяне Полтавщины говорили: "Якi ми украiнцы! Ми русскiе! Тiлькi ми казаки".
     
     Выдающийся чешский славист Л. Нидерле в своем классическом труде "Славянские древности", вышедшем в 1920 году, утверждал: "Дифференциация между Великой и Малой Русью..., питаемая главным образом политическими факторами, даже сейчас не зашла еще так далеко, чтобы опровергнуть фактическое единство русского народа, которое... всегда надежно связывает отдельные его ветви. До сегодняшнего дня... различия в русском языке этих трех ветвей являются менее значительными, чем различия в немецких или французских диалектах [выделено мною - Я.Б.]".
     
     Но века иноземного и иноверного владычества не прошли бесследно для Украины. В результате длившегося столетия целенаправленного давления большинство русских по происхождению дворян Речи Посполитой стали католиками и усвоили польские традиции. Люди низших сословий не так охотно меняли веру, но и на них нашлось средство: церковная уния.
     
     Попытки ввести унию начались еще при галицком князе Данииле Романовиче в середине XIII века, но только в конце XVI века увенчались относительным успехом. Была заключена Брестская уния и создана греко-католическая церковь, ставшая главным оплотом польского и католического влияния. В первую очередь - в Западной Украине, которая в ходе разделов Польши оказалась включенной в Австрийскую империю. Там просвещенный абсолютизм Габсбургов вдохнул новую жизнь в придавленное до сих пор украинское униатское духовенство. Греко-католическая церковь испытала подъем и стала действенной политической силой. Со временем она оказалась главным вдохновителем украинского национального движения.
     
     В конце XIX века австрийское правительство стало оказывать поддержку украинским националистам, стремясь использовать их для отторжения Украины от России. Вовсю пропагандировалась идея создания единой Украины в нерушимом союзе с Австрией во главе с общим монархом из династии Габсбургов. На жизни одного поколения, благодаря мощной государственной пропаганде, произошла смена национальной самоидентификации. Если еще в 1907 году депутаты от Западной Украины в австрийском рейхсрате назвали свою фракцию "Русским парламентским клубом", то накануне Первой мировой войны слово с корнем "рус" было поставлено под запрет. В 1914 году за одно причисление себя к русинам человек рисковал быть расстрелянным.
     
     Таким образом, в XIX столетии сложилось два центра возрождения украинского национального сознания. Первый - в России, где уже с 20-30-х гг. XIX столетия возникает литература на украинском языке ("малоросском наречии", как тогда называли). Сперва это были записи народных песен и дум, стихи ("Кобзарь" Тараса Шевченко), потом - прозаические произведения. Украинские писатели в России пользовались старой русской орфографией с "ятями" и т.п., приспособленной к украинской фонетике гораздо лучше, чем к великорусской. Приверженность традиционной кириллице сделалась политическим символом. В годы гражданской войны бывшие приверженцы Петлюры, выступившие за союз с белогвардейцами Деникина, писали свои воззвания по-украински дореволюционной русской графикой.
     
     Параллельно с этим в Галиции при поддержке австрийских властей возник другой центр, ставивший своей целью доказать изначальную чуждость русского и украинского народов, их культуры и даже их языка. Был придуман "украинский алфавит" на базе знаков фонетической транскрипции. Смешанный жаргон польско-еврейско-украинского мещанства Львова был объявлен основой для "украинского литературного языка", на котором долго еще никто мог не писать ни в австрийской, ни тем более в российской Украине. "Украинская школа историографии" во главе М.С. Грушевским, вопреки очевидным фактам, стала доказывать б?льшую древность названия "Украина" по сравнению с названием "Русь" и выводить его не от слова "окраина", а от "края" (в смысле страны). Попутно эти "историки" сочиняли миф о якобы финно-угорском происхождении великоруссов в отличие от "чисто славянского" происхождения украинцев.
     
     Характерно, что значительная часть русской либеральной интеллигенции приветствовала подобные опыты. Псевдоисторические и псевдолингвистические измышления не получали аргументированного отпора со стороны русских ученых. Либеральная общественность благосклонно взирала на антирусский пафос проавстрийского "украинского возрождения" как на одно из средств подрыва "проклятого царизма". Грушевский стал одним из видных членов межпартийного масонского объединения, идейно готовившего свержение монархии, куда входили руководители всех главных оппозиционных партий. Именно по его настоянию объединение было названо не "Великий Восток России", а "Великий Восток народов России". Тем самым подчеркивалось, что после крушения царской власти Россия должна распасться на ряд национальных составляющих.
     
     Итак, накануне революции уже существовали две Украины - в смысле государственной принадлежности, языка и политических симпатий. Граница между ними отнюдь не совпадала с государственной границей между Россией и Австрией. Когда грянула революция, оказалось, что почва для восприятия идеологии "украинизма" в российской части была подготовлена едва ли не лучше, чем в австрийской.
     
     Советское время
     
     Но жизнь учрежденной в конце 1917 года в Киеве "Украинской народной республики" оказалась недолгой. Почти одновременно с ней в Харькове была провозглашена "Украинская советская республика", и на Украине, как и по всей бывшей Империи, заполыхала гражданская война. Большевистское правительство в Петрограде, признав, по настоянию немцев, киевскую Центральную Раду, на деле оказывало всемерную поддержку советской Украине. Немецкая оккупация Украины приостановила процесс советизации, но после поражения Германии в Первой мировой войне он развернулся снова.
     
     На Украине боролось несколько сил, из которых основными были три: большевики, русские белогвардейцы во главе с Деникиным и украинские националисты во главе с Петлюрой. В Западной Украине после распада Австро-Венгрии была провозглашена "Западно-Украинская народная республика", которая, однако, была скоро оккупирована польской армией. Петлюра, пытаясь обезопасить себя от войны на несколько фронтов, признал этот захват, чем оттолкнул от себя многих бывших соратников. В 1919 году армия Петлюры ютилась на небольшом пятачке в Волыни, сдавленная между белыми, большевиками и поляками. Никакой серьезной политической силы сепаратисты из себя уже не представляли.
     
     Фактически большевики в годы гражданской войны выступили выразителями проекта обособленного государственного развития - за советскую Украину в федерации с теми странами, где победили коммунисты - такая федерация, как тогда казалось, в скором будущем станет всемирной. Этим, в частности, и можно объяснить конечный успех красных на Украине. Однако этот успех оказался эфемерным.
     
     Советско-польская война 1920 года, завершившаяся сокрушительным поражением Красной Армии, привела к очередному разделу Украины. Ленин уступил полякам не только Галицию, но и Волынь. Буковина еще раньше была захвачена Румынией. Больше всего повезло Закарпатью, которое (под названием Подкарпатская Русь) получило автономию в составе Чехословацкой республики.
     
     В первые два десятилетия Украинская ССР основывалась на негласном альянсе между большевиками и той частью буржуазной элиты, что еще до революции относила себя к украинцам. Этот альянс был направлен на физическую ликвидацию русофильской украинской интеллигенции, на устранение русского языка из образовательных программ и общественной жизни в обмен на лояльность советской власти. В республике минимум до 1934 года, как теперь известно, действовали националистические масонские объединения, вдохновлявшие советскую политику украинизации.
     
     Аналогичные процессы происходили и в Западной Украине. Там украинизация облегчалась тем, что в 1914-17 гг. около полумиллиона русских добровольно покинули родину вместе с отступавшими русскими войсками. Сильная до войны партия "москвофилов" теряла влияние, но еще на выборах 1928 года сумела провести некоторое число депутатов в польский сейм. Выросло влияние униатской церкви, которая в 1929 году стала инициатором создания "Организации украинских националистов" (ОУН).
     
     Накануне Второй мировой войны подавляющее большинство населения Украины по обе стороны советско-польской границы ощущали себя уже не русскими, а украинцами. Но характер этого самосознания был резко различен. Если одни считали себя советскими гражданами, неразрывно связанными с русским народом, то другие расценивали включение их в 1939 году в Советский Союз как "оккупацию Россией". Поэтому Западная Украина стала мощным очагом антисоветского вооруженного сопротивления, бушевавшего там до 1952 года (а по некоторым другим свидетельствам - до середины 60-х).
     
     Сталинский курс, резко обозначившийся с середины 30-х гг., сломал ленинскую конструкцию украинского "национально-большевистского" альянса. Постановка задач "социалистического строительства" и способы их решения привели к катастрофе, памятью о которой до сих пор пользуются украинские националисты в антироссийской пропаганде: голодомору. Несмотря на то, что голод 1932-33 годов, стал общим бедствием для всех без исключения сельскохозяйственных регионов Европейской части СССР, националистическая пропаганда описывает его как антиукраинскую акцию русской власти. Понятно, что это дало новый толчок украинской самоидентификации, причем "от противного": быть украинцем означало не принадлежать к советской-сталинской-русской системе. После этого периода практически все жители Украинской ССР уже не мыслили себя иначе как украинцами - не столько по этническому статусу, сколько по ментальной самоидентификации.
     
     Однако основное этнокультурное деление на Западную и остальную Украину, сложившееся еще в века австрийского господства, не только сохраняется поныне, но и приобретает еще более резкие политические очертания. При этом влияние Западной Украины, как показывают последние выборы, распространилось далеко за пределы трех галицийских областей. Еще в 50-60-е гг. прошлого века выходцы из Западной Украины сумели занять прочные позиции в советской партийно-политической элите Украины.
     
     Балканизация Украины как выстрел в Россию
     
     Когда после Первой мировой войны на Балканах возникло Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. - Югославия), многие его граждане считали себя принадлежащими к единой нации. Ведь до сих пор сербы и хорваты пишут на одном языке (он даже сейчас, несмотря на героические усилия националистов с обеих сторон, так и называется в обиходе сербохорватским), только одни - кириллицей, другие - латиницей. Но различие вероисповеданий оказалось роковым в увековечении раскола двух близких народов, который в 1990-х получил политическое оформление.
     
     Если посмотреть на сегодняшнюю Украину, то линий, раскалывающих нацию, мы увидим в ней едва ли не больше, чем в бывшей Югославии. Помимо разделения на греко-католиков и православных, сами православные на Украине делятся на приверженцев Московской патриархии и автокефалистов. Вроде бы все украинцы объединяются одним этническим самоназванием, однако на Западе и Востоке в него вкладывают разные смысловые оттенки. Кроме того, четверть жителей Украины не считает себя украинцами, и еще минимум четверть, считая себя таковыми, тем не менее не знает толком "державной мовы" (государственного языка). В Крыму обстановка осложняется еще крымско-татарским вопросом. Два христианских этноса и один мусульманский - чем Крым не аналог Боснии?
     
     Десятилетие назад во время президентских выборов на Украине не было оснований говорить о возможной балканизации соседней страны, несмотря на то, что отмеченные различия чувствовались и тогда. Ныне напряженность политической ситуации на Украине на порядок выше, что дает почву опасениям по поводу вероятного гражданского конфликта. Имеется серьезная опасность непризнания одною из частей Украины легитимности выборов и создания альтернативных структур власти.
     
     Важным условием возникновения гражданской войны является политическое размежевание территорий (Север и Юг США, "красный" центр России и "белые" казачьи окраины и т.п.). Симпатии к кандидатам в президенты очень резко разграничены по регионам Украины. Причем это разграничение имеет исторические корни. Сравнив административное деление советской и нынешней Украины с таковым Российской империи, мы увидим, что за Януковича голосовали бывшие Харьковская, Екатеринославская, Херсонская и Таврическая губернии, то есть та колонизованная русскими и украинцами в XVIII-XIX вв. территория, которая носит историческое имя Новороссии. Эта территория в годы революции была произвольно включена в состав Украинской республики, сначала буржуазной, а потом и советской. За Ющенко же голосовали бывшие австро-венгерские области и запад Малороссии в собственном смысле слова.
     
     Вероятный конфликт на Украине вполне может оказаться поводом для Запада ввести свои "миротворческие" силы на ее территорию. Ведь это же вожделенный "Дранг нах Остен" и "жизненное пространство" на Востоке! При этом Запад может проигнорировать легитимность Януковича, если президентом будет избран он, точно также, как Запад игнорировал легитимность Милошевича. Мало того, соседнюю Россию, подобно Сербии, можно будет обвинить в развязывании конфликта.
     
     Раскол украинской нации уже стал реальностью на последних выборах. И до нынешних пор ни власти, ни оппозиции не удалось предложить приемлемой формулы преодоления этого раскола. "Антирусская идея", бывшая еще недавно такой формулой, сама по себе больше не сплачивает украинцев от Донецка до Львова, потому что Украина уже тринадцать лет как независима от России. И до тех пор, пока сами украинцы не похоронят этот раскол политически, угроза гражданского кровопролития и распада Украины сохранится.
     
     




Комментарии (1)
 

Loading...

Косовский фронт