Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/14.1.2009/

Освещая братские могилы черным светом






      Краткая биографическая справка: Рожден 11 августа 1935 г. в Белграде. Закончил Архитектурный факультет в Белграде. Профессор École Nationale Supérieure des Beaux Arts в Париже (1983-2000). Член Сербской академии наук и искусств (САНУ) и Французской академии. Его творчество отмечено высочайшей наградой в области культуры и искусств Франции Commandeur dans l'ordre des Arts et des Lettres.




     




     С 1996 года живет и работает в Париже. В 2004 г. состоялась его персональная выставка в Москве.




     




      Освещая братские могилы черным светом




     




      Когда мы пишем о художнике и его творчестве, мы придерживаемся неписаного правила, что глаз предвзято ко всему относится… Зрение, это аристократичное чувство, удаляющее от нас мир, – чувство очищения, катарсиса необыкновенного и важности реального, возвысилось над всеми остальными чувствами до той степени, где тело изящных искусств существует только для глаза и уха.




     




      Живопись? Да, конечно, достойный вид искусства par excellence, дом эстетики.




      Скульптура? Всё - пока мы не коснемся ее…




     




      Поэзия, романы, театр? Без проблем, нам нужен глаз, а без него…




     




     





      Gavranovi, 2001




     




      Достаточно увидеть картину Владимира Величковича и никто бы даже не подумал ее понюхать или попробовать. Дурак, возможно, заметил бы масло, терпентин, лак и его своеобразный вкус… вероятно… Но, что бы произошло, если бы мы вошли в картина и оказались в пейзажах Величковича? Какая вонь въелась бы в наш нос и сжимала наше горло? Давайте подойдем к его творчеству с внутренней стороны, с так называемыми аристократическими чувствами… Мы уже достаточно хорошо знаем грамматику Владимира Величковича: вороноподобные птицы, колючая проволока в географической пустоте, виселицы, а иногда и лестницы, мерцающие красным источники света, огромные костры и дым в густых спиралях, неприглядное пустынное пространство, обезглавленные трупы – когда тело без головы, когда голова без тела – голодные крымы, безголовые псы, человеческий труп, падающий в пустоту, человек, поднимающийся по никуда не ведущим ступенькам…




     




     





      Bez naziva, 1999




     




      С другой стороны рамы, однажды войдя во вселенную художника под названием «Квинтэссенция войны», лишь раз, когда мы уже в материале и даже в самой картине, мы чувствуем горький смрад пролитой крови, металлические испарения текучих потоков гемоглобина, удушливых токсичных облаков, черных, как ад; мы чувствуем свет, но от горящего воздуха, который играет рядом с пожаром; мы слышим запах трупов без лица, даже тех несчастных, у которых нет головы; чувствуем дерево – дуб или бук, сосну или серебряную березу – виселицы, качающиеся от ветра, нюхаем лестницы, испачканные, вероятно, ботинками солдат, маршировавших по слезной крови жертв, по запекшейся крови тех, давно умерших, и в пыли по долгой дороге Танатоса; мы чувствуем паразитов, живущих на перьях воронов; ощущаем запах пота того, кто поднимается по ступенькам в пустоту…




     




     





      Bez naziva




     




      Покидая картину, мы и дальше будем слышать этот смрад… Мы пытаемся убежать от бед этих неприятных запахов, этой чумы, этого удушливого упорного смрада, но нас их шум забывает: клювы птиц, зарывающихся в землю в поиске червей, вероятно полную людского мяса; потрескивание огня вдалеке, скрипение виселиц, тихий плач обезглавленной фигуры, скрежет от крысиных ногтей, бегущей от человека и от нас, наблюдателей; или палач, качающийся на балканском ветру, на ветру из арабской пустыни и всех остальных мест, где вечная реинкарнация смертных желаний преобразуется в то, из чего сейчас складывается история.




     




     





      bez naziva, 2001




     




      К тем, кто почувствовал запах и услышал картины Владимира Величковича подобным образом, полотно обратится по-другому. И мы увидим метафизические иконы по-другому. Тишина картина – тишина его картины – не должна нас остановить в вопросе к своим телам, целостности своих тел, чтобы те участвовали в пире, который подготовил художник. Даже если пир происходит на кромке стены.




     




      Люди выкапывают себе братские могилы, художник их просто освещает черным светом.




     




     Arte.rs: Больше о Величковиче


 

Loading...

Косовский фронт