Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/26.5.2009/

Русское присутствие в Боке Которской в XVIII – начале XIX века: к истории формирования культурных русско-черногорских связей



     

     Период формирования русско-черногорских связей охватывает период с конца XVII до начала XIX в. Миссия России в Черногории включала в себя не только военную, финансовую и дипломатическую помощь, но также способствовала становлению и развитию культуры в регионе. В Черногорию направлялись средства на открытие школ, присылались книги и учебники, даже формирование литературного языка в Черногории испытало значительное влияние России. Особое место во взаимоотношениях двух родственных народов занимало православие. Черногорские митрополиты сосредоточили в своих руках как светскую власть, так и духовную. Долгие годы пребывания под управлением католических властей привели к утрате повседневной культуры православия. Бедные утварью церкви, отсутствие достаточного числа священников свели православную жизнь бокелей (этническое самоназвание жителей Боки Которской) в основном к домашним молитвам и редким посещениям храмов в праздники. Торжественность и красоту православного богослужения черногорцы впервые увидели, когда русские моряки прибыли в 1805 г. в Адриатическое море вместе с эскадрой адмирала Д.Н. Сенявина. Ежедневные и особенно воскресные и праздничные службы они проводили в монастыре Савина в Герцег-Нови. Появление российских войск и открытие в 1804 г. российского консульства в Которе являются ключевыми моментами в формировании русско-черногорских связей. Немаловажную роль сыграло другое событие, произошедшее веком ранее: приезд русских дворян в городок Пераст.

     Так сложилось, что все основные вехи в истории русско-черногорских связей в указанный период связаны с географическим пунктом нынешней Черногории - Которским заливом, который в силу долгого присутствия там венецианцев (с XIV в. по 1797 г.) получил итальянское название Бока Которская. В настоящее время Которский залив – это неотделимая часть Черногории. Традиционно, жителей Боки именовали бокелями или бокезцами. Так же их называли и иностранцы. Именно в Боку Которскую в 1697 г. прибыли молодые дворяне во главе со стольником П.А. Толстым (1645-1729) учиться мореходному делу. В городском музее Пераста сохранилась картина, изображающая капитана Марко Мартиновича, преподающего морские искусства русским гостям. Примечателен дневник самого Толстого. Он рассказывает об обычаях разных народов, монастырях, музеях, университетах, маскарадах, которые довелось увидеть стольнику (Толстой 1992). Он посетил несколько церквей и храмов Которского залива, где видел церковные книги на русском языке, привезенные из Москвы греками.

     Пребывание русских в Боке Которской в конце XVII в. стало началом сотрудничества черногорцев и русских. На протяжении всего XVIII в. уже выходцы из Боки приезжали в Россию, чтобы поступить на службу. Самыми знаменитыми среди них были представители рода Войновичей, Владиславичей, Вучетичей, Ивеличей и Мирковичей.

     На протяжении XVIII в. Черногория не раз получала помощь от России: по ходатайству митрополитов славянам выплачивались денежные субсидии, посылались церковные книги и утварь. Россия также покровительствовала Черногории, защищая ее от произвола властей Османской империи. Но самым значительным событием в истории русско-черногорских отношений конца XVII – начала XIX в. стало открытие российского консульства в Которе, а также прибытие туда российского представителя С.А. Санковского в 1805 г. Активизация российской внешней политики в этом регионе во многом объяснялась политической обстановкой в Европе: наполеоновская армия направлялась в Турцию через Далматинское побережье и Которский залив, Россия же, не хотела потерять свое влияние на Балканах. Поэтому, как считает исследовательница И.С. Достян, миссия Санковского заключалась в том, чтобы урегулировать отношения с черногорцами: добиться восстановления русского влияния в Черногории, укрепить дружеские контакты с митрополитом Петром Петровичем Негошем и черногорскими старейшинами, помочь сформировать из местных жителей корпус войск, который можно было бы использовать в случае высадки наполеоновской армии на Адриатическом побережье (Достян 1972, с. 291), а также информировать министерство иностранных дел о ситуации в этом регионе. Появление Санковского в Которе было также тесно связано с планировавшейся военно-морской экспедицией адмирала Д.Н. Сенявина в Средиземное море, задачей которой, помимо прочего, была защита Ионических островов и Греции от возможного вторжения французов. В 1797 г. Франция заняла Ионические острова, но уже в 1798 г. русско-турецкие военно-морские силы выбили французов с Ионических островов. В 1800 г. по Константинопольской конвенции была образована полунезависимая Республика Семи Соединенных островов. Она находилась под покровительством России и одновременно платила дань Османской империи. В 1806 г. русский флот под начальством Сенявина обосновался в Боке Которской.

     Произошло это следующим образом: по Пресбургскому миру 1805 г. Австрия отдавала Франции Далмацию вместе с Которским заливом. Обладание этой территорией позволило бы контролировать торговлю в регионе и политические связи черногорцев. По этим же причинам и Черногория стремилась завладеть Бокой. Сами бокели не хотели оказаться под французской оккупацией, поэтому обратились к черногорцам за помощью. 15 февраля 1806 г., менее чем через 20 дней после того, как австрийский комендант Котора объявил жителям о сдачи Боки Которской французам, в Цетинье состоялась скупщина черногорских старейшин, которая в ответ на призыв о помощи со стороны бокельского населения приняла решение оказать вооруженный отпор французам. Участник событий 1805-1807 гг. П.И. Панафидин пишет: «Жители боялись французов и, происходя из славян, наших общих предков, предались добровольно Российской империи» (Панафидин 1916, с. 41). Тогда черногорский митрополит и С.А. Санковский отправили специальные сообщения о происходящем в Которском заливе Сенявину. На основе этой информации адмирал принял решение направить отряд под командованием капитана Белли в бухту. 19 февраля, через несколько дней после прибытия в Боку Которскую, Белли потребовал, «чтобы австрийское командование сдало все крепости Которского залива представителям бокельского народа» (Бажова 1992, с. 65). 21 февраля 1806 г. Бока Которская перешла под русское управление.

     Санковский и Сенявин, а также все русские офицеры и простые моряки, прибывшие в Котор, вели себя с местными жителями очень уважительно. Адмирал не допускал проявления неуважения к бокелям и черногорцам. Кроме того, были сохранены привилегии провинции Бока ди Катарро. В своем донесении министру иностранных дел А.Я. Будбергу от 23 января 1807 г. Санковский пишет: «Наиболее важная из этих привилегий заключается в том, что во время праздника святого Трифона … народ является хозяином Котора. … Народ отметил этот праздник с таким спокойствием и энтузиазмом, что делает честь верности и преданности, выражаемой им вашему великому государю» (Грачев, Данилова 1980, с. 317-318). Опасность в проведении этого праздника заключалась в том, что в Котор стекались большие толпы людей со всего Которского залива, причем многие из них имели при себе оружие. Австрийцы не решились проводить празднество, что вызвало недовольство местных жителей.

     Бокелей не заставляли принимать участие в тяжелых работах по восстановлению крепостей. Русские моряки заботились о их безопасном передвижении по морю. А Сенявин лично решал все конфликты совместно с представителями местной власти. Вот, что пишет Сенявин Александру I: «Они (представители бокельской местной власти – Е.М.) все повторяли, что, будучи единоверные и единоплеменные с россиянами, за истинное поставляют себе благополучие быть ныне под одною же властью вашего императорского величества» (Громыко, Нарочницкий 1963, с. 117).

     Русские офицеры, участвовавшие в средиземноморской кампании, оставили свои воспоминания о событиях в Боке, происходивших в начале XIX века. В их произведениях можно найти рассказы о черногорцах и бокелях. Офицер Панафидин П.И. так описывает местных жителей: «Бокезцы просвещеннее своих соседей черногорцев, но те и другие производят свой род от славян… Жители, живущие близ моря, занимаются более внешнею торговлею и имеют хорошие суда для мореплавания. Дома хорошо выстроенные, и они уже получили европейскую образованность. Одежда мужчин есть остаток древней римской одежды: она состоит из двух курток (нижняя с рукавами), и они богато вышиты, широкий туник, весь в складках, до колен, и подпоясаны туго кушаком, за которым два длинные пистолета, в серебре отделанные. … Женщины – в коротких юбочках, с передниками, и корсет» (Панафидин 1916, с. 43).

     Местные жители очень хорошо относились к русским. Свидетельством тому может служить празднование православной Пасхи. Русский офицер В.Б. Броневский пишет: «Известно, что в католических землях христиане других исповеданий терпят унизительное притеснение. По сему, когда присутствие наше в провинции Катарской сделало греческую веру свободною, то первый праздник Пасхи отправлен был с великим торжеством… Народ с великим вниманием вслушивался в речи русского священника, согласное же пение полковых певчих приводило славян в восторг» (Броневский 1818, с. 181). Празднование проходило в монастыре Савина. Русскими был организован крестный ход, сопровождавшийся стройными рядами русских воинов.

     На следующий день был организован еще один крестный ход. Процессия из русских солдат обходила монастыри Боки Которской, по дороге заходя в дома бокелей. «Всякое семейство старалось удержать их за своим столом» (Броневский 1818, с. 183). Описания этого празднования Пасхи есть и в биографии Кирила Цветковича, одного из самых известных югославянских священников (Цвjетковић 2004, с. 19-23). В те годы он был еще мальчиком и русские произвели на него неизгладимое впечатление. Молодой послушник восхищается тем, как русские солдаты и офицеры готовились к Пасхе. Они украшали церкви ветками кипариса, олив и лавра, а звонницы украшали фонарями. Его также поразило, как слаженно и красиво пели русские солдаты во время литургии. Оставленные Кирилом Цветковичем воспоминания позволяют увидеть все происходившее глазами местных жителей и убедиться в том, что русские действительно дружески были расположены к бокелям и те отвечали им взаимностью.

     В августе 1806 г. военные действия возобновились, на этот раз в районе Дубровника. Однако закончились они безуспешно для обеих сторон: русские совместно с черногорцами не смогли взять город, а французы так и не прорвались в Боку Которскую. До начала русско-турецкой войны 1806-1812 гг. русские силы на Адриатике были достаточно свободны в своих действиях. Но 30 декабря 1806 г. Порта объявила войну, и это означало высокую вероятность того, что проливы (Босфор и Дарданеллы) будут вскоре закрыты для России и русский флот окажется в изоляции.

     Ситуация стала особенно сложной после разгрома Наполеоном войск антифранцузской коалиции, в которую входила Россия. 25 июня в Тильзите был заключен договор между Россией и Францией о мире и дружбе. В одной из секретных статей говорилось: «Российские войска сдадут французским войскам землю, известную под именем Катарро» (Громыко, Нарочницкий 1963, с. 641). 28 июня Сенявин получил приказ от Александра I оставить Которский залив. Одним из условий заключения русско-французского мира Наполеон выдвинул уход русского флота из Далмации. После его вывода из Адриатического моря в Далмации началось преследование французами местных жителей, воевавших на стороне России (Громыко, Нарочницкий 1963, с. 144).

     Представляется упрощенной позиция ряда черногорских историков, возлагающих на Россию вину за произошедшее. Вне контекста исторических реалий звучит и их вопрос о том, почему консульство открылось не в Цетинье, а в другом государстве, а также, почему прежнее консульство в Дубровнике не занималось черногорскими делами. В конце XVIII – начале XIX в. Черногория не была самостоятельным государством, поэтому официально консульство не могло быть открыто на ее территории. Дубровницкое же консульство находилось довольно далеко, чтобы справляться с задачами поддержания связей с черногорцами.

     В 1807 г. Россия была вынуждена подписать Тильзитский мир с Францией, где был определен и политический статус Боки Которской. Она была присоединена к Италийскому королевству Венеции, Истрии, Далмации и Котора, став частью созданных Наполеоном Иллирийский провинций.

     Несмотря на то, что, в конечном счете, Россия потеряла свои позиции в Боке Которской после Тильзитского мира, сто лет сотрудничества с черногорцами не прошли даром. Оно способствовало формированию славянского самосознания, единению разрозненных черногорских племен и появлению идеи причастности к славянскому миру. Оказалось также, что присутствие русских в Боке Которской имело двустороннее влияние, причем последовательное. Русские получили в XVII в. опыт в морском деле от черногорцев, а через сто лет этот опыт возвратился уже в лице морской эскадры адмирала Д.Н. Сенявина, которая помогла бокелям и черногорцам противостоять французской угрозе и укрепила славянскую православную культурную традицию.

     

     Библиография.

     

     1. Бажова А.П. Россияне в восточной Адриатике в марте 1806-1807 г. // Балканские исследования. М.: Наука, 1992. – Вып. 15. – С. 65, 74.

     2. Броневский В.Б. Записки морского офицера, в продолжение кампании на Средиземном море, под начальством вице-адмирала Д.Н. Сенявина, от 1805 до 1810 г. – Ч.1, СПб.: Морская типография, 1818. – С. 181, 183.

     3. Грачев В.П., Данилова Н. П. Первое сербское восстание 1804-1813 гг. и Россия = Први српски устанак 1804-1813 гг. и Русиjа : Сб. документов. – Кн. 1. – М.: Наука, 1980. – С. 317-318.

     4. Громыко А.А., Нарочницкий А.Л. Внешняя политика России XIX и начала XX века : док. М-ва иностр. дел Рос. Федерации. – Т. 3, сер. I. – М.: Госполитиздат, 1963. – С. 117, 144, 641.

     5. Достян И.С. Описание Черногории начала XIX в. в донесениях С.А. Санковского // Славяно-балканские исследования. – М.: Наука, 1972. – С. 291.

     6. Панафидин П.И. Письма морского офицера (1806-1809). – Пг., 1916. – С. 41, 43.

     7. Толстой П.А. Путешествие стольника П.А. Толстого по Европе, 1697-1699. – М.: Наука, 1992.

     8. Цвjетковић К.. Автобиографиjа протосинђела Кирила Цвjетковића и његово страдање за православље. Фототипско издање. – Херцег Нови, 2004. – С. 19-23.

     

     

     

     

     

     


 



Loading...