Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/13.6.2010/

Василий Ящеров "Записки добровольца"



     Сербская медаль "В память войны за освобождение и независимость1876-1877-1878"

     

     От вступления в Сербию до перемирия 20 октября

     

     <...> Наконец-то стали мы на сербскую землю! Мы сняли шапки, молча перекрестились... Минута более чем трогательная: каждый сознавал, что, может быть, эта земля покроет его навеки, и величавый Дунай ляжет навсегда между ним и родной Россией.

     За невозможностью достать подводу мы оставили наши вещи под присмотром Егорова в катере (который матросы потащили бечевой в Кладово, ибо нельзя было идти на веслах против течения), а сами берегом, усыпанным мелкими каменьями, прошли в деревушку, где и забрались в первую хатку. Поселяне приняли нас радушно, усадили на галерее у очага, перед которым мы и обсушивались в ожидании товарищей, уничтожая виноград, предложенный хозяевами. Я принялся рассматривать все вокруг и с грехом пополам через переводчика расспрашивать хозяев о их житье-бытье. Сербское «село» решительно не имеет ничего общего с нашими русскими деревнями. Здесь не встретишь непрерывного ряда бревенчатых изб с высокими коньками, соединенных крытыми соломой дворами и навесами, доставляющими такую обильную пищу пожарам. Каждая «куча» (так зовется дом с надворными строениями) стоит в центре принадлежащей к ней земли, выходя лицевым фасадом на улицу и отделяясь от нее садиком с вишнями, яблонями, грушами, сливами, абрикосами; кругом расположены конюшни для лошадей и волов, овчарни, решетчатые амбары для хлеба и другие хозяйственные постройки. Поле, прилегающее к «куче», большей частью делится на четыре части: виноградник, кукуруза, пшеница и ячмень, заменяющий здесь овес, и огород, где садится картофель, капуста, горох, овощи и неизбежная «паприка» — красный стручковый перец, которым сербы до того приправляют все кушанья, что с непривычки невозможно их есть. Когда я в первый раз попробовал национальное сербское блюдо из резаной небольшими кусочками говядины, баранины, свинины под соусом с вареными стручками «паприки» и луком, присыпанным той же «паприкой», истолченной в сухом виде, я чуть не закричал. Потом мы попривыкли, и по своим климатическим условиям Сербия действительно не может обойтись без «паприки».

     Меня заинтересовали решетчатые амбары: они удобны тем, что хлеб в них одновременно и укрыт от непогоды, и проветривается. Самая «куча» сделана из битой глины, иногда из кирпича, большей частью в один этаж; крыта черепицей и заключает в себе не менее четырех «соби»* (сербск. — комната), комнат (вероятно от слова «особые, отдельные»). Крытая терраса, примыкающая к стене со стороны крыльца, составляет непременную принадлежность всякой «кучи». На нее выходит очаг, где идет стряпня, и на ней же обедает семья сербского селянина. Стены все выбелены и снаружи и внутри, увиты хмелем и другими вьющимися растениями.

     Вследствие расположения каждой «кучи» посреди принадлежащей к ней земли, расстояние до соседней довольно значительно (не ближе 50 саженей), что хотя и растягивает большое селение на несколько верст, зато делает положительно невозможными опустошительные пожары. Этому же расположению серб обязан процветанием своего хозяйства: у него не пропадает ни один вершок удобрения, ни одна сажень земли не остается не унавоженной, потому что все поле под рукой. Вообще, сербское село представляет соединение множества хуторков, расставленных вдоль улицы и разделяемых в больших селениях еще переулками. Общий вид очень красив: белые мазанки с цветными крышами, одетые ползучими растениями, весело выглядывают из густой зелени садов и виноградников. И не расстался бы с таким уютным, приветливым местечком! Главная рабочая сила — волы; на них пашут, убирают поля, возят тяжести; лошади мелки, но спина горбом,

     ноги крепки, и они удивительно сильны и выносливы. Их употребляют для езды в «колах»; «кола» — это решетчатая тележка, вроде нетычанки, одноконная или дышловая, на железных осях, с откидным задком, очень легкая на ходу (есть и более массивные — для волов); тяжести же лошади возят более в виде вьюка на спине, для чего устроены коромыслообразные прясла, на которые наваливается кладь по обе стороны лошади. Как волы, так и кони куются на глухие подковы, по милости каменистой почвы.

     Молочного коровьего хозяйства нет, сливки и масло можно достать только по заказу; зато нет ни одной «кучи», где не приготовляли бы овечий сыр, — любимое кушанье сербского крестьянина. Только здесь можно встретить такие огромные стада овец, и пастбища для них роскошно припасены природой. Сербия — страна плодородная, впрочем, разве половина ее пригодна к возделыванию, остальная часть — каменистые, обрывистые горы, изобильно покрытые мелким кустарником и сочной травой и мхами, где стада находят себе великолепный корм. Виноделие — тоже отрасль хозяйства: у каждого селянина найдется красное или белое вино собственного приготовления. Лучшие сорта винограда находятся в окрестностях города Неготина, и лучшее вино «Неготинско црно вино» — червонное или темно-красное. Хлебной водки нет; ее заменяет ракия или сливовица, которая гонится из сливовых косточек. Важную отрасль составляет разведение свиней; откармливаемые виноградными выжимками, фруктами, кукурузными шишками, они доставляют великолепное мясо: «свинско мясо, свинско печенье»*(жаркое из свинины) — бесспорно, одно из вкуснейших национальных блюд; свиное сало такого высокого качества, что может заменять коровье масло в приготовлении кушаний. Из птиц обильно разводятся гуси, «плавки» — утки (утка по-сербски — патка. Трудно сказать, какой локальный диалект использует здесь В. Яшеров), «чурки» (от сербск. нурка — индейка) — индейки,голуби и др.

     Сербскому крестьянину дорога его «куча»; он трудолюбив; мне случалось встречать пастуха или пастушку: у каждого за поясом торчит палка с навязанной наверху мочкой льна, а в руках веретено, ни на минуту не перестающее вертеться и жужжать; тем же занят и «коморжия» — грузовой извозчик; группы женщин и мужчин, идущих на полевые работы, всегда вооружены этим инструментом. Минута даром не пропадает! Оттого и довольство везде полное; бобылей нет, да и быть не может. Хотя серб, едва продрав глаза, пропускает натощак стаканчика два ракии, и пьет вообще много, но между ними нет пьяниц, тем более пропойц. Обеспеченный обильной жатвой, окруженный заботами трудолюбивой хозяйки, серб привязан к дому и семье до того, что редко удаляется от них даже на 20 верст. Он не понимает, как можно уйти на чужую сторону на заработки. Отлучившись поневоле от дома, он болеет. Серб добр, гостеприимен, общителен; в свободное время он не прочь посидеть в «кафане» — род чистенького кабака, при котором есть и отдельные комнаты и кушанье, иногда даже бильярд. Там он поговорит о политике и покурит свой «дуван» — табак.

     Еще одно качество присуще сербскому народу; это — замечательная честность; воровства здесь почти нет <...>.

     Белград расположен в углу, образуемом впадением реки Савы в Дунай. Он раскинут на высокой горе, которая очень крута к углу слияния и гораздо положе к берегам. Местоположение великолепное, напоминающее Нижний Новгород; крепость, окаймленная бульваром по гребню гласиса, расположена так же, как Нижегородский кремль со своим бульваром; ее рвы и стены сбегают вниз по обрывам; крепостной «ко-нак» расположен совершенно так же, как губернаторский дом. Дунай изображает Волгу, Сава — Оку, только в меньших размерах; за Савой, в десяти минутах езды на пароходе, на том же берегу Дуная, виден австрийский город Землин. Самый Белград похож на порядочный губернский город; улицы (лучшие — князя Михаила и князя Милана) широки, прямы, с очень порядочными зданиями; на некоторых — бульвары из пирамидальных тополей. Дома более двухэтажные, с воротами посредине; тротуары и мостовые не особенно хороши. Дворец — хороший барский дом в Москве, с палисадником за железной решеткой. К нему примыкает слева министерство иностранных дел, справа — запасный «конак», в котором помещался М. Г. Черняев. Военное министерство, очень простенькое здание, находится в переулке за министерством иностранных дел. Гостиниц и кафан бесчисленное множество. Из зданий замечательны в городе, кроме княжеского дворца, университет, который был обращен в лазарет на время войны, кафедральный собор, театр, также обращенный в склад, казарма, где собирались нижние чины из добровольцев; «Старо зданье», в котором помещалось впоследствии управление и канцелярия генерала Никитина и т. д. Церквей немного, всего пять. Между городом и крепостью разбит хорошенький сад <...>.

     

     Яшеров Василий Васильевич — русский доброволец, участник Сербо-турецкой войны 1876 г. Помещик Нижегородской губернии.

     

     Примечания

     1 Неготин — город в Тимокской крайне в восточной Сербии. Первый раз упоминается в 1627 г. Центр виноградарства и виноделия. Известен тем, что в его окрестностях действовал и погиб герой Первого сербского восстания Гайдук-Вель-ко Петрович.

     2 Никитин Александр Григорьевич (1824-1891) — русский военный деятель, генерал от инфантерии (1884). В 1849 г. закончил Николаевскую академию Генерального штаба. Участник Венгерского похода (1849), Крымской войны (1853-1856). В ноябре 1876 г., по Высочайшему повелению, был командирован в Сербию для руководства находившимися там русскими добровольцами и организации боевой подготовки сербских войск. С апреля 1878 г. — командир 2-го армейского корпуса. С 1884 г. — командующий Виленским военным округом. С 1886 г. — член Военного совета.

     

     

     

     


     Сербская медаль "За храброст" 1876 г.


Комментарии (1)
 

Loading...

Косовский фронт