Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/3.8.2011/

У Чёрных Потоков. Горестная слава генерала Деспотовича.



     

     К 135-летию провозглашения воссоединения Сербии с Боснией и Герцеговиной (лето 1876 года).

     

     Чёрные Потоки – гористая местность на западе Балкан, издавна служившая стыком границ Далмации, Лики и Боснии. Летом окрестности оглашает гул реки, зимой же бывает удивительная тишина, снежные вершины искрятся под солнцем…

     Во второй половине XVIII века славянское население почти покинуло эти края, лишь отряды четников изредка проходили по суровым отрогам Штита и Орловца…

     

     В 1876 – 1878 годах Чёрные Потоки стали символом мужества сербов и – увы! - их жесточайшего поражения.

     Когда грянула «Невесиньская пушка», по всей Боснии и Герцеговине начали собираться четники. Появились отряды Петра Узелаца (1841-1917), Голуба Бабича, Петра Мрконича – под этим именем за свободу сербских земель сражался будущий Король Пётр I Караджорджевич…

     

     18 (30) июня 1876 года Князь Милан Обренович опубликовал Манифест об объявлении войны Турции. Он надеялся на восстановление Царства Душана Сильного. К сожалению, Князь тогда не знал о военных планах Австро-Венгрии, ещё в 1875 году решившей захватить Боснию и Герцеговину любой ценой…

     Герой нашего рассказа, Милета Деспотович (1822-28 января 1890 гг.), сначала был поручиком Русской Императорской армии, а затем майором армии Сербской. В 1876 году князь Милан назначил его воеводой Боснии и Герцеговины.

     В то же время вожди сербских отрядов провозгласили присоединение Боснии и Герцеговины к Сербии, Князь Милан был провозглашён владетелем Боснии, а полковник Милета Деспотович, по указанию Князя, с августа 1876 года вступил в командование повстанческими отрядами.

     

     Священник-четник Вайян Ковачевич находился рядом с Деспотовичем с первого дня его управления в Боснии. 7 августа 1876 года вместе с четырьмя отрядами чета священника Василия участвовала в успешном набеге на Босанско Грахово, а несколько дней спустя он вместе с Деспотовичем участвовал в Битве при Гламоче, за победу в которой получил серебряную медаль (Братислав Теиновић, Поп Василије–Вајан Ковачевић,( 1844-1896) и његово свједочанство из Српског устанка у Босни 1875-1878, Гласник удружења архивских радника Републике Српске, год. И, бр. 1, Бањалука, 2009).

     

     Несмотря на победы боснийских сербов ( к сожалению, не дополненные победами сербов в Княжестве) и перемирие, заключённое 1 ноября, положение оставалось крайне неблагоприятным. Об этом свидетельствует письмо полковника от 15 декабря (ст.ст.) 1876 года на имя Святителя Иннокентия, Митрополита Московского. Деспотович утверждал, что «народонаселение Боснии терпит страдания, которые описать невозможно… До сих пор пожертвования из России собственно для Боснии были незначительны, в сравнение с народонаселением». Деспотович упоминал о том, что он получил от Санкт-Петербургского Славянского комитета деньги, на которые условился покупать ежемесячно от 3 до 6 тысяч пудов кукурузы, однако помощь Славянского комитета была недостаточной для выживания беженцев.

     

     По поводу этого письма митрополит Иннокентий сделал распоряжение о выдаче из своих собственных сумм 1000 рублей серебром, а так же он благословил кружечный сбор сверх общецерковного.

     

     Тем временем полковник установил в четах порядок, завёл регулярные учения, пресёк междоусобную борьбу воевод и мародёрство. Некоторую помощь отправлял триестинский торговец Велимир Ломбардич (1848 – ок. 1912), с которым полковник состоял в переписке.

     

     4 апреля 1877 года повстанцы провозгласили Деспотовича генералом и управителем боснийского народа. В том же месяце Россия вступила в войну с Турцией. Из Петербурга воевода получил значительную сумму денег на перевооружение и обмундирование. Казалось, освобождение близко как никогда…

     

     Но 4 августа 1877 года армия генерала Деспотовича потерпела жестокое поражение в битве при Чёрных Потоках и фактически перестала существовать. Длившееся два часа сражение окончилось неудачей из-за несогласованности действий воевод, но также (подозревают) и из-за звонкой австрийской монеты. Деспотович пересёк австро-венгерскую границу и был интернирован.

     

     Однако, повстанцы продолжали оказывать спорадическое сопротивление и даже провозгласили создание временного национального правительства во главе с русским – Владимиром Иониным.

     

     Милорад Экмечич в классическом труде «Устанак у Босни» (1960 год) пишет о том, что сопротивление длилось до самой австрийской оккупации…

     

     Славянские комитеты и после Сан-Стефанского перемирия продолжали оказывать боснийским сербам поддержку, в том числе вооружённую. Весной-летом 1878 года в Боснии находился отряд под командованием Афанасия Васильева, уполномоченного Комитетов. Увы, он был разоружён по указанию из Петербурга…

     

     Милета Деспотович пытался довести до участников Берлинского конгресса мнение сербского народа Боснии, но его никто не захотел слушать.

     

     …Лишь 18 августа 1878 года последние боснийские четники из отряда воеводы Голуба Бабича (1824-1910) сложили оружие. К тому времени русские власти распустили Московское Славянское благотворительное общество.

     

     С тех пор август стал месяцем печали для сербов. 1994 и 1995 годы укрепили представление об августе как месяце поражений. Кровавой пеленой покрылись воспоминания о Гламоче и Грахове. По признанию самих боснийских сербов, место битвы 1877 года «поросло травой забвения». Мало кто помнит имя Милеты Деспотовича. А если и вспоминают его, то только в связи с катастрофой.

     

     Между тем стоить задуматься, почему и сербы, и мы, русские, иногда останавливались у края победы и терпели нежданные неудачи.

     

     Предательство похитило у генерала Деспотовича победу. Этот грех, грех Иуды, требуется нам искоренить, чтобы Чёрные Потоки больше не повторялись.

     

     


 

Loading...

Косовский фронт