Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/7.12.2011/

Величественное богомолье мило и дорого людям и Богу угодно



     

     21 ноября исполнилось девяносто лет с начала Первого Русского Зарубежного Собора в Сремских Карловцах (21.11-4.12.1921). Московский «Сербский дом» (новая региональная общественная организация сербской диаспоры) в содружестве с организацией «Умягчение злых сердец» из Нового Сада отметили этот юбилей фотовыставкой «Златоглавая Россия» Валентины Ликоренко и Казачьим Крестным ходом Россия-Сербия с Табынской иконой Пресвятой Богородицы.

     

     Наша программа была посвящена русским героям, которые с Первого сербского восстания 1804 года и до последней гражданской войны в течение 90 лет ХХ века отдавали свои жизни за сербскую свободу.

     

     Св. царь Николай Второй оказал великую материальную, дипломатическую и военную помощь Королевству Сербии в Первой мировой войне. После большевистской революции Король Александр принял более сорока тысяч русских белых эмигрантов. Эти люди - как часть Русского Зарубежья - послужили вселенской миссии расширения Православия и великой русской культуры, внеся неоценимый вклад в науку, культуру и духовность Королевства Югославии.

     

     С мая по сентябрь проходила выставка, получившая благословение еще блаженнопочившего патриарха Алексия Второго. Фотолетопись духовно-культурного наследия Святой Руси была представлена в новосадской галерее Дома Армии, в клубе Агапе, в сомборском Городском музее, в Валевской гимназии, в земунской галерее Кула Гардош, в музее Воеводина и в Сремской Митровице, в храме Архидьякона Стефана.

     

     На этих выставках были исполнены русские песнопения хоровых коллективов «Св. Роман Сладкопевец» из петровародинского храма св. Апостолов Петра и Павла, и «Св. Серафима Саровского» зреняниского монастыря св. Мелании Римской, а также певческая группа «Трепетлике» из Нового Сада. В ближайшем будущем выставки будут проведены в городах Белая Церковь, Вршац, Новый Беч, Пожаревац, Кралево, К. Митровицы, Звечаны, Подгорица, Белград и Баня Лука.

     

     Но главным событием, безусловно стал Казачий Крестный ход с Табынской иконой Пресвятой Богородицы.

     

     В Московском Международном фонде Славянской письменности и культуры на февральском Круглом столе, посвященном Св. Савве Сербскому, я пригласила казачье братство из Оренбурга в гости в честь зарубежного русского собора в С. Карловцах, чтобы отметить юбилей Крестным ходом по всей Сербии и духовно поддержать наш народ, особенно на Косове и в Метохии, посетить русские кладбища, помянуть в молитвах русских воинов и добровольцев, погибших в 19 и 20 веке на Сербской земле. Программу благословил старец Власий из Пафнутие-Боровского монастыря. Крестный ход с Табынской иконой был прерван в 1919 году и возобновлен в 2010 под покровительством Святейшего Патриарха Кирилла и Синодального комитета по взаимодействию с казачеством. Казачье братство действует по благословению митрополита Оренбургского Валентина. Ясно, что не было речи об официальной политической, церковной или военной делегации, которая прибывает от лица ОВЦС, но все происходило на уровне народной дипломатии в рамках негосударственных организаций (патриотических, православных, соборных) по линии духовного, культурного и миссионерского взаимного обмена, направленного на укрепление русско-сербского братства.

     

     Сначала предполагался пеший Крестный ход с ночлегом в палатках, с участием около сорока человек, как это принято в России. Но для первого раза было принято решение организовать малочисленный Крестный ход в течение 23 дней с участием десяти человек (с 3.10 по 26.10). Паломники имели свой автобус, а пешком обходили русские кладбища, сербские монастыри, проходили через города, были на баррикадах в Косове и Метохии, трижды в сутки сотворяли акафист, поминали погибших. Вес иконы составляет 100 кг, несли икону вчетвером, пред иконой ежедневно прочитывается утреннее и вечернее молитвенное правило. С момента возрождения Крестного хода казаки прошли пешком по России более 6000 км. Главный уральский атаман, генерал Владимир Глуховский и Игорь Мозго, представитель МИДа и Комиссии по казачеству при Президенте РФ поддержали идею как вид народной дипломатии, направленной на укрепление военных и братских традиций. Настоятель Русского Подворья МП отец Виталий Тарасьев благословил пребывание иконы на Русском Подворье 10.10, а от имени Русского посольства нас поддержал господин Конанихин.

     

     В понедельник, 3.10 на аэропорте «Никола Тесла» я встретила казачье братство: Константина, Александра, Василия, Александра, Александра, Владимира и схимонаха Илию. Около полуночи мы прибыли в город Белая Церковь (центр Зарубежной России) на румынской границе. Около Русской церкви нас торжественно встретило множество народа со священством и отцом Младеном, был прочитан акафист Табынской иконе Пресвятой Богородице, составленный митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном (Снычевым). Храм был открыт целую ночь. Утром после отслуженной литургии и акафиста мы отправились от Русской церкви на русское кладбище, где после поминовения произнес речь директор Русского кадетского музея господин Владимир Кастелянов. Люди опускались на колени, казаки проносили икону над их головами. После прочтения акафиста в сербском храме и обеда в Приходском доме в музее, господин Кастелянов рассказал историю русских кадетских корпусов в Королевстве Югославия. Перед Русским храмом в Вршце нас встретил владыка Банатский Никанор в сопровождении множества священства, был отслужен молебен с акафистом Табынской иконе. После дивной беседы и трапезы мы поблагодарили за гостеприимство и отправились в Сомбор. Казаки следили по карте за маршрутом следования и отметили, что с восточной границы Сербии мы двинулись к западным границам. Около полуночи нас встретили пред Жупанским домом общественные представители содружества «Корни». Они извинились перед нами за то, что священники не благословили разместить икону в храме, так мы Крестным ходом прошли от Жупанского до Пенсионерного дома, где нас приняли на ночлег.

     

     После слухов, распространившихся по этому поводу в Сербским СМИ, вижу необходимым подробно объяснить суть произошедшего. В пенсионерский дом пришел сомборский священник и сказал, что, к сожалению, он, Епархия и Владыка, не были извещены о прибытии Крестного хода, об иконе, юбилее и поэтому народ не имеет возможности поклониться Табынской иконе в храме.

     

     Заявляю, что все были извещены в прямом разговоре и письменно.

     

     Когда в Новом Саде проводилась выставка «Златоглавая Россия» Валентины Ликоренко, мы были приглашены Содружеством сербских хозяйственников показать альбом выставки игумении Порфирии. Она приняла нас очень любезно, пригласила в салон, где случайно оказался Бачский Владыка Ириней, приветствовал нас на русском языке, просмотрел фотоальбом выставки и предложил издать монографию фото Ликоренко. Мне Владыка предложил провести выставку в Святосавском доме в Субботице. В ходе беседы я сказала, что в связи с 90-летием Первого Русского Зарубежного Собора организован Казачий Крестный ход в конце сентября, что казаки в 2010 году возродили Царский Крестный ход, прерванный в 1919 году. Сказала также, что мы намерены посетить монастыри и русские военные кладбища. Владыка попросил послать ему анонс о выставке и Казачьем Крестном ходе, что я и сделала. Получила сообщение, что моя электронная почта принята.

     

     После нам была предоставлена возможность сделать объявление на радио Епархии Бачкой «Беседа».

     

     Все это подробно описываю, чтобы выразить свое недоумение в том, что сомборский священник оказался не извещен о Крестном ходе и не имел возможности предоставить русской иконе место в православном храме. Ко всему добавлю, что в соседней Банатской епархии нас приняли во главе с владыкой Никанором весьма радушно, оказывая нам свое благочестивое традиционное гостеприимство. Такое же благожелательное гостеприимство мы встретили и во всех сербских монастырях и храмах, включая Белый королевский дворец и монастырь Сланцы.

     

     Выражаем особую благодарность отцу Стефану, отцу Досифею, отцу Симеону, отцу Иоанну, отцу Варнаве, игуменьям Параскеве, Елене, Евгении и другим лицам, которым не потребовалось ни специальных протоколов или заверений из отдела внешних связей Московской Патриархии, чтобы оказать Авраамово гостеприимство, богомольцам из России, с радостью принимать Табынскую икону, читать акафист, молиться вместе с народом, угощать, как это заведено у Православных.

     

     Авраам у Мамврийского дуба не требовал от гостей писем, чтобы угостить по протоколу Пресвятую Троицу! Ни Святой Александр Свирский не требовал писем от гостей и также удостоился лицезрения Пресвятой Троицы. Ведь всем давно известно, что принимая гостя с любовью, мы принимаем самого Господа! Апостолы простые люди без орденов и протоколов принимали гостей без подозрения. Вспомним и рассказ своему духовному отцу одного богомольца со святыми иконами, которого принимали священники, монахи и миряне.

     

     Кроме Сомбора о православном гостеприимстве забыли и на Косове, там владыка Феодосий - вопреки воле народа - также не позволил пребывать Табынской иконе в храме. Когда мы с казаками прибыли на Косовские баррикады перед святой иконой даже солдаты КФОРа спустили автоматы за колючей проволокой, пока мы читали акафист, и не потребовали от нас письма из отдела внешнеполитических связей МП!

     

     5.10. утром мне позвонил господин Алексей Панчулидзев из русской организации «Луч» в Новом Саде с просьбой прочитать акафист в русской часовне на русском военном кладбище, где его отец раньше был старостой. Передала священнику просьбу потомка эмигранта. Разрешения нам не дали, в ответ прозвучало краткое: «Нет».

     

     Надо ли тратить слова на комментарии такого поступка? На русском кладбище воинов, погибших за освобождение Сербии, в русской часовне, построенной русскими эмигрантами, запрещено молиться перед русской святой иконой Богородицы! На это казаки сказали: «Того, кто обидел Царицу Небесную, ждет наказание». Жители города Сомбор извинились перед нами, отметив, что сожалеют о таком иезуитском поведении, а мы с молитвой Иисусовой продолжили свой путь. Братья из общества «Корни» дали нам списки всех погибших русских воинов и провели еще по трем русским кладбищам. Были мы гостями этно-дома в Бездане (этно-дом - распространенная в Средней Европе форма туристического объекта, где полностью воспроизводится народный быт доиндустриальной эпохи. Обычно в этно-домах или этно-селах также располагаются рестораны народной кухни - прим. Ред.), у православного братства в Врбасе, читали акафист и слушали народную песню под игру на гусле. (Гусле - сербский народный смычковый муз.инструмент. Не путать с гуслями!! - прим.ред.) Через Новый Сад мы перешли Дунай и прибыли в монастырь св. Димитрия Солунского Велика Ремета, где нас ожидал отец Стефан с братией и сестрами, там тоже читался акафист, а утром отслужили Литургию с акафистом. 6. 10 мы прибыли в Новый Сад, где у памятника Св. Сергию Радонежскому перед Табынской иконой прочитали акафист, потом крестным ходом прошли по Дунайской улице, пришли к памятнику Светозару Милетичу до Русской Николаевской Церкви и соборного храма св. Георгия, и затем мы были гостями Кола сербских сестер. Иисусову молитву и песню Богородице заглушали восклицания: «Да здравствует Россия!» Многие были тронуты появлением казаков до слез, а казаки были потрясены невероятным гостеприимством обычных людей на улице, в храмах и монастырях. Были мы и в петровародинском военном храме, и в русском обществе «Луч», где от А. Арсеньева получили драгоценные тексты об истории русских эмигрантов в Сербии. В пятницу после св. Литургии и акафиста из монастыря Велика Ремета мы отправились в Сремские Карловцы, посетили Семинарии, Патриарший дворец, часовню, военный подвал, где был русский храм. В Новосадской галерее Прометей вечером открылась выставка Андрея Будаева, а братья казаки с русским женским хором «Лучезарные» выступили с концертной программой. На следующий день мы посетили монастыри Хопово, Новое Хопово, Крушедол, и Гргетек, где находилось русское монашество после революции. Трудно сказать, насколько километров протянулась вереница коленопреклоненных верующих перед Табынской иконой около монастырей и храмов, на улицах и баррикадах от Белой Церкви до Белого Королевского Дворца, ожидающих, чтобы икона прошла над их головами. Всюду встречали по-братски и люди присоединялись к молитве и акафисту. Особенно торжественный прием был оказан Табынской иконе и казакам в монастыре Гргетек у отца Досифея, где мы посетили храм св. Серафима Саровского. Я рассказала братьям, как в 2003 году я привезла сюда подарок из Дивеева от игуменьи Сергии огромную просфору с изображением св. Серафима Саровского на камне и как монахини обрадовались ! По Фрушкой горе мы дошли до монастырей Шишатовац и Петковицы, где нас тоже принимали сердечно. К вечеру прибыли в монастырь Куведжин, посвященный св. Савве, к отцу Варнаве. Здесь до Второй мировой войны находилось сестричество русского монастыря Лесна, которое организовало дом для сербских сирот. 9.10 утром в воскресение после св. Литургии, акафиста и трапезы мы прибыли в монастырь св. Николая Джипша, где недавно упокоилась матушка Евлалия, которая как молодая монахиня была с леснинскими сестрами в Кувеждине. Трудно описать умиление и молитву монахинь перед Табынской иконой, а также благословение старой матери Иустины в момент прощания. Звучали сотни приглашений со всех сторон посетить со святыней монастыри и храмы в дальнем и ближнем зарубежье. У нас было благословение от отца Виталия Тарасьева с Русского Подворья прибыть в Белград с Табынской иконой в понедельник.

     

     9.10. мы узнали, что это невозможно, во избежание дипломатического скандала нам советовалось посетить кабинет шефа Патриарха Иринея отца Небойши для объяснений. У казаков было благословение надлежащего митрополита и разрешение от Министерства культуры на вывоз иконы из России. К вечеру мы прибыли в Студеничкий круг - клуб Боготражитель, где нас сердечно встретили хозяева. Раздали мы памятные репродукции иконы, поговорили. Поздно вечером прибыли в монастырь Фенек к отцу Макарию, в благословенное тихое место, где нас ждала трапеза и отдых. В этом монастыре Табынская икона пребывала три дня до среды.

     

     Утром в понедельник на Русском подворье отца Виталия мы не нашли, он куда-то уехал и мы отправились в кабинет шефа Патриарха. Отец Небойша нас приветливо принял, но и он выполняет распоряжения сверху. Я передала ему копии писем, которые я посылала Директору Патриаршии о. Стоядину Павловичу еще 18 июля, а также письмо секретарю Патриарха. Отец Стоядин подтвердил, что все в порядке. А отец Небойша сказал, что слышал о проблеме с иконой(!)) в среду, и просит, чтобы из Московской Патриархии было написано письмо Сербскому патриарху Иринею с извещением о Крестном ходе, иначе в Белградской митрополии протоколом не предусмотрено пребывание Табынской иконы, остальные же епархии могут оказывать гостеприимство Крестному ходу по своему желанию.

     

     Получается, что нас поставили наравне с высокими политиками и нам требуется протокол. Проще говоря, противники русского духовного, культурного и политического присутствия активировали своих агентов, чтобы остановить Крестный ход разными бюрократическими штуками, чтобы прекратилась молитва о спасении православного Сербского народ.

     

     Дьявол-клеветник не дремлет и вся власть СМИ у него в руках. Почему пренебрегается благословение митрополита Валентина, как будто он не принадлежит Московской Патриархии и не уважается чин генерала Владимира Глуховского, главного уральского атамана? Народ удивляется: почему Табынская икона не на Русском Подворье? Приглашают приезжать в другие города. У нас забирается автобус, предоставленный игуменом монастыря Иованя, и поступает совет прекратить Крестный ход.

     

     Нам известен в Сербской Патриархии круг епископов, которые находятся под покровительством Римского папы и глобалистических евроатлантических структур. Понятно, что проватиканским силам неприятен православный русский Крестный ход и в их интересах убрать из Сербии всякое русское присутствие. В СМИ о нашем Крестном ходе стала распространяться откровенная клевета, будто бы казаки-раскольники с поддельной иконой имеют цель устроить в Белграде, в храме св. Саввы, инцидент! Авторы всей этой клеветы забыли о страхе Божьем и не помнят о предстоящем Страшном Суде. Руководитель Крестного хода Константин Крылов заметил, что видимо у анонимного автора всех клеветнических сообщений в СМИ осеннее обострение психического кризиса. Казачий круг постановил: наградить автора антиправославных и антирусских сообщений орденом героя экуменического труда. Ясно, кому мешает русско-сербское братство, народная дипломатия и русофильская соборность.

     

     Поступало множество СМС, комментирующих мелкую ложь малых инквизиторов, но больше всего запомнилось СМС от профессора Милована Вуйовича, председателя Фонда помощи сербам «Томы Максимовича» из Нового Сада: «Величественное богомолье мило и дорого людям, а Богу угодно. На пути встречаются черви и пауки, но их за пылью от сапог богомольцев не видать, Все видит Всевышний, он и без нас определит место людям без души. Счастливого пути!»

     

     Во вторник принимаем приглашение от игуменьи Ксении в монастырь Туманы, там восстановлен русский дом и часовня. В среду приезжает братство св. Александра Невского и св. Георгия из Пожаревца, посещаем могилу Слободана Милошевича, совершаем краткое поминовение и продолжаем путь в монастырь Туманы, где хранится чудотворная икона Богородицы, привезенная туда русскими эмигрантами с Кавказа. Вечером читали акафист, погрузились в тишину, а один из братьев казаков открыл мне душу: «Знаешь, сестра Радмила, искушения - это все прах, надо пребывать в молитве, чтобы спасти душу. Был я недавно у старца Наума в Сергиевой Лавре, и сказал он мне, чтобы думал о спасении души, и что мне мало времени осталось жить на земле».

     

     Нам всем мало отпущено времени, и всем пора подумать о спасении своих душ, ведь и 1000 лет для Господа равны одному дню. Надо помнить притчу о Лазаре и богаче и не волноваться при нападениях князей мира сего, ведь сатана не оставит своего дела до нашей смерти, до перехода в вечность. На следующий день мы поднялись до пещеры святого Зосимы Синаита, помолились и облились водой на источнике, полюбовались местной природой, здесь водятся маленькие черно-желтые лесные саламандры, которых особенно много после дождя. Сюда не поступают сигналы мобильной телефонной связи, наступает отдых от городской лихорадки. Молодая матушка игуменья знает русский язык, посещает русские монастыри, угощает нас русским чаем. Казаки тихо радуются, набираются сил для продолжения молитвы, в умилении называют меня «атаманшей».

     

     - Не переживай, сестра, все будет хорошо! Господь любит нас, бесы в лихорадке хотят нам помешать, но у них не получиться прервать Крестный ход,- успокаивают они меня.

     

     По приглашению отца Симеона прибываем в монастырь Рукумия. Хорошо известный размеренный молитвенный ритм, мир и тишина, все делается без лишних слов, совершается подвиг по утвержденному порядку, стоим полукругом перед Табынской иконой, читаем акафист и все вместе подпеваем прекрасным напевом, с нами везде поют монахи, монахини и миряне, берут у нас акафисты, мы раздаем иконы. За трапезой брат Константин рассказывает об истории иконы, ее чудесном явлении, о крестных ходах в России, о царском чине Табынского Крестного хода с 1848 года со своим протоколом. Перед Табынской иконой проходили военные парады, ее встречали государственные и церковные власти, ее везла упряжка из шести лошадей на золоченой карете с золочеными куполами. Там где бывала икона, прекращались эпидемии. Эта икона была явлена в 16 веке, а в 1919 году генерал атаман Дутов перевез икону в Китай, где она исчезла во время китайской культурной революции в 1965 году. Но за века было написано несколько Табынских икон и все они чудотворны. После монастыря Рукумия чудесная поддержка добрых людей нас не оставляла, а все стрелы князя тьмы не достигли своей цели, а мы под покровом Богородицы мирно несем свой крест. Отец Симеон нас с любовью благословляет, и мы без слов понимаем, что все будет хорошо!

     

     Икона идет туда, куда хочет Царица Небесная, к своим. По приглашению матери игуменьи, мы прибыли в монастырь Раковица на могилу патриарха Павла. Вспоминаю первую встречу с Патриархом в 1994 году. Тогда я приехала вместе с регентом Московской Духовной Академии отцом Никифором и с его хором. Когда мы пропели ему Многая лета, он прослезился. Благословил меня несколько раз и все благословения его были связаны со Святой Русью: написание книг, богомольческие поездки в Дивеево, жизнь и работа в России, встречались мы в Дивееве и в храме Христа Спасителя... В Москве передавала сибирские бальзамы для Патриарха от Русских, возила их в Шереметьево и передавала нашим летчикам. Мне было ясно, почему монастырь Раковица оказывает нам гостеприимство, и почему Богородица нас сюда привела. Во время чтения акафиста под правым оком на лике Богородицы появилось мироточение.

     

     Из Раковицы по приглашению игуменьи Параскевы едем в монастырь св. Мелании Римлянки в Зренянине. Потом нас позвал отец Андрей из монастыря Сланцы. В Сланцах нас ждет множество народа, икону вносим в храм, народ прикладывается к иконе, читаем акафист, обещаем отцу Андрея, что посетим его еще раз по возвращении. Просим его святых молитв, так как нам предстояло еще побывать на косовских баррикадах. Официально на Косово нас никто бы не пустил, надо было пробираться тайно. Был большой риск, могли и в тюрьму попасть под контролем НАТО и шиптарей, могли и под пулями оказаться. Какая была встреча в Петровграде! Это непередаваемо! Сердечная любовь и тихая молитвенность, священство и народ едины, как в апостольское время. Казаки говорят: «Мы здесь как на Святой Руси, здесь все также как на Урале». Был торжественный ужин в приходском доме в центре Зренянина, пропели мы хозяевам дивные казачьи песни: «Не для меня», «Любо, братцы, любо».

     

     17.10. в понедельник после св. литургии и акафиста в монастыре удивительная встреча в Русской церкви в центре города, где мы слушали историю о русской эмиграции, о священниках и монашестве в Петровграде, о русском кресте перед храмом, и опять сотни людей стояли на коленях в очереди перед святой иконой, трогательные встречи с потомками русских эмигрантов, кроткое исполнение воли Божьей в миссионерских делах - это и есть Крестный ход, который не прерывается. Матушки в монастыре св. Мелании заботились о нас: вся одежда постирана и выглажена. Чудесная встреча в Новом Бечее, полная Русская церковь, читаем акафист, слушаем историю духовной и культурной русской эмиграции в этом городе, обходим русское кладбище, совершаем поминовение, затем акафист в сербском храме и потом за торжественной трапезой поем многая лета духовному братству русского и сербского народов. Были мы в селе Лазареве-Младичеве, где пели на св. Литургии, читали акафист и прошли Крестным ходом по селу, около нового храма и прошли к памятнику русским героям, освободивших село от нацистов. Народ, особенно ученики, вставали на колени перед иконой. Потом нас пригласили в село Лукичево, где мы в храме пели кроме акафиста духовные песни, потом прибыли в огромный храм в Перлезе, там икона переночевала, а народ прибывал на поклонение из отдаленных мест, даже из Белграда и Нового Сада. Особенно нас тронула любовь и умиление семьи священника Александра в этом месте, детки так вились около казаков.

     

     Казаки привыкли к русской бане, которой нет в Сербии. Но у в Сремских Карловцах на Стражилове помылись в сауне у брата Добросава, потом посетили моего кума Димитрия Панфилова, который еще раз открыл нам свое русское сердце, широкое как река Дон и горячее как русская баня. Димитрий типичный казак, необычно талантливый, мудрый, не от мира сего, брат всему человечеству, он помогает людям как доктор и превращает повседневность в искусство дружбы. В огромном альбоме-дневнике, мы оставили свои пожелания и заметки о Крестном ходе по сербской земле.

     

     По приглашению братства «Святой Царь Мученик Николай Второй» прибыли мы в село Иошево, на горе Цер. Здесь хозяин брат Пантелия. В храме Св. Царя Мученика Николая Второго священник отслужил молебен, а мы прочитали акафист. Дивный прием. Отец Иоанн нас пригласил в сербское Дивеево, монастырь Лешие, где каждая деталь филигранно отделана в русском стиле. Казаки были поражены русскостью храмов, там было всенощное бдение, молебен с акафистом, прозвучало наше любимое песнопение: Богородице... Неизреченные благодать и тишина под покровом Царицы Небесной, ни одной стрелы лукавого, никакой бури. Овчарско-Кабларское ущелье, монастырь Вознесения, малый храм полон народа, после литургии звучит акафист, Народный собор, мать игуменья Елена, в трапезной над камином портрет владыки Артемия. Братство из Чачка поет богомольческие песни, а затем мы поем казачьи песни.

     

     На многие приглашения уже не отвечаем. Едем на Косово и Метохию. Пресекаю на корню все попытки провокации, чувствую особую ответственность за казаков. Имеем сопровождение своих людей на Косово. Было важно оказать поддержку сербскому народу на Косове и стать духовными молитвенными десантниками на рубеже всемирного противостояния. Наш духовный молитвенный десант на Косово и в Метохии - это победа неразрывного русско-сербского братства, Торжество Православия, победа матушки России! Вошли мы тихо на север КиМ, около полуночи, нас встретили представители сербских общин, к утру мы уже были в Косовской Митровице, на мосту, где мы поставили Табынскую икону, защитницу Русской армии и прочитали акафист. Перед нами был мост с баррикадами и колючей проволокой, южная часть города находится под шиптарскими НАТО-оккупантами. Константин мне шепчет: «Радмила, да тут верующих людей нет. Все без крестиков ходят. Курят...» Там было много репортеров ТВ и радио, которые постоянно ждут «событий». Предложила пешком пройти Крестным ходом через Митровицу до памятника русскому консулу, убиенному в 1903 году.

     

     24.10 останется в памяти русского казачьего десанта с Табынской иконой, покровительницей Русской Армии на КиМ: Зупчане, Ягнинеца, Рударе, Звечане. Народ восклицает по пути: «Живела Русия!» (Да здравствует Россия! - прим. Ред.) Колючая проволока, НАТО-бронетранспортеры, немецкие военные как роботы в пуленепробиваемых униформах, с прорезями для глаз, с поднятыми автоматами стоят перед нами. Ставим стол с иконой напротив натовских солдат, начинаем молиться, люди подходят и целуют икону, солдаты КФОР опустили свои автоматы, один солдат-наемник из Украины перелез колючую проволоку и спросил разрешения приложиться к иконе... В небе кружат военные вертолеты... Монах с русским флагом залезает на бронетранспортер и машет Российским флагом, народ восклицаем: «Слава России и Сербии». На баррикадах установлено дежурство, народ греется около костра, некоторые предлагают казакам ракию, удивляются, тому, что русские и не пьют. Вертолеты спустились совсем низко, чтобы разглядеть, чьи это униформы на казаках, будто изучая, кто это там поет? Они не знают, что мы духовный спецназ Святой Руси - Третьего Рима и не боимся НАТО пакта и его слуг, что мы прошли много сражений в Боснии и на Кавказе...

     

     Люди спрашивают, что им делать и как дальше жить? Объясняем, что Сербия и наши общины а севере Косова сами ничего поделать не могут. Единственный верный путь - это вхождение в состав России, потому что мы южная русская граница, даже когда этого не понимаем, наши враги на Западе этого не забывают. Надо встать на русский путь и только это может остановить развал остатков Сербии, отделение Рашки, Воеводины и оккупацию севера Косова и Метохии. Введите русский язык в школах как обязательный, просите русского гражданства! Речь идет о природном богоугодном подтверждении веками следуемого пути: мы являемся частью великой Православной славянской Цивилизации от Адриатического моря до Тихого океана, одна молитва: Отче наш и один Символ Веры - поэтому Господь спасет Россию и Сербию. После молитвы на баррикадах нас принял градоначальник города Звечаны, где мы договорились о братании городов и сел Уральского казачьего войска (45000 кв.км) и сербских общин на Северном Косове. Русский размер, уральская казачья область больше половины Сербии. Ночью мы вернулись в монастырь св. Архидьякона Стефана около Белграда. Слава Тебе, Господи! Включила телефон, читаю десятки СМС. Приглашают в Баня-Луку, Герцеговину, Ниш, Кралево, Македонию, Пале, Подгорицу. Закутавшись в одеяло, в холодной келлии дождалась утра...

     

     Звонок из русского посольства, даю отчет, что все казаки в строю, были на Косове и Метохии, поддержали сербский народ, готовимся посетить Королевский белый дворец, будем петь акафист в королевском храме св. Андрея Первозванного. Сербская королевская семья стала частью Русского Дома Романовых по королеве Марии, княгине Ольге, княгине Елене Карагеоргиевич, великой княгине Романовой. В Белом дворце нас ждали представители Королевской семьи, Королевская молодежь, от его имени нам были вручены подарки, потом последовало угощение, осмотр резиденции с экскурсоводом, потом мы пришли в храм св. Андрея Первозванного. С потолка на нас смотрел лик Спасителя с простреленным челом, так развлекались коммунисты в 1945 году. Мы прочитали акафист, раздали иконочки, собралось много детишек из окружающих детских садов, они встали на колени, чтобы казаки пронесли икону над ними.

     

     Потом мы прибыли в монастырь Сланцы, после вечерней службы прочитали акафист, множество народа прикладывалось к иконе. На заре с благословения отца Андрея мы двинулись в аэропорт. С нами поехал и сербский казак Михаил, с флейтой и молитвой в сердце, странник с посохом. За 23 дня нашего Крестного хода по монастырям и храмам к памятным местам и русским кладбищам, на Косовских баррикадах, народ участвовал в пении акафиста Табынской иконе Пресвятой Богородицы, молился в длинных очередях и на коленях перед иконой, в монастыре Раковица произошло исцеление Дубравки Раичевич, уже не имевшей силы стоять более 5 минут на ногах. Чудом можно считать и поддержку Крестного хода в тяжелую минуту Священством, монашеством и народом, проявившим верность Православию, значит Святой Руси. В Московском Международном фонде славянской письменности и культуры состоялась пресс-конференция, на которой мы с Константином Крыловым рассказали все, что интересовало представителей СМИ.

     

     Наша народная дипломатия продолжается. В мае нашими гостями были ученики московского железнодорожного колледжа с заместителем директора в Белграде, Новом Саде и Сремских Карловцах, во фрушкогорских монастырях, которые сейчас ожидают гостей из новосадской школы путей сообщения. Готовим программу приема русских сирот, молодых кадетов, находящихся под покровительством Московской Патриархии. Все мы в строю, как говорит наш главный атаман В.Глуховской, братья на Урале и я в Москве. В следующем году, Бог даст, отметим великую русскую победу, двухсотлетие, со дня Бородинской битвы, когда Европейскую коалицию во главе с Наполеоном разгромила Матушка Русь, где сербский народ в лице Милорадовичей и других сербов внес свою лепту в великую русскую победу.

     

     Когда спрашивали митрополита Иоанна, почему в его акафисте сказано, что Богородица Табынская есть Надежда и Утешение всему миру, ведь эта икона известна только русским, он ответил, что настанет время, когда эта икона будет явлена всему миру. Мы стали свидетелями этого пророчества.

     

     

     Радмила Войнович

     

     http://www.ruskline.ru/analitika/2011/12/06/velichestvennoe_bogomole_milo_i_dorogo_lyudyam_i_bogu_ugodno/

     


Комментарии (1)
 

Loading...

Косовский фронт