Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/5.2.2012/

Поздравляем настоятеля храма Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова протоиерея Геннадия Беловолова



     

     Редакция Српска.ру сердечно поздравляет настоятеля храма Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова протоиерея Геннадия Беловолова с днём небесного покровителя!

     

      Благодарим Вас за ваше непрестанное внимание к братскому сербскому народу и его судьбе. За ваши труды, которые вы с радостью понесли, укрепляя духовную связь русского и сербского народов, пребывая не единожды на сербской земле с духовной миссией. Благодарим Вас за интересные рассказы об этих поездках, послужившие тому, что многие наши соотечественники с желанием побывали в Сербии, и также полюбили её добродушный народ и его культуру.

     

      Желаем Вам благоденственного и мирного жития на ниве пастырского служения Богу и людям, здравия и душевной крепости, Божьего благословения во всех трудах. Многая Вам лета!!!

     

     

     о.Геннадий (Беловолов) о паломничестве в Сербию.

     

     Буквально на этой неделе (февраль 2008 г. – прим. ред.) мы вернулись из Сербии. Побывали в многострадальной Сербии. Причем побывали в ее самые скорбные и многострадальные дни. Она и так, и без того многострадальна, многострадальна в каждый год своей истории, но в эти дни скорбь была столь велика… Потому что у Сербии хотят забрать самое дорогое, что у нее есть. И вопрос в Сербии стоит не только «быть Косово или не быть» а, по сути, «быть самой Сербии или не быть». И то, что нам отсюда представляется, может быть, как территориальный вопрос, на самом деле является вопрос духовного бытия Сербии. Потому что Косово – это не часть Сербии, это не ее окраина, это – самая ее главная часть, сердцевина, это сердце Сербии. И мы много раз за эти дни пребывания в Сербии слышали как молитву, как лозунг, как символ сербской веры слова «Косово је срце Србије». То есть Косово это сердце Сербии.

     

     

     

      И что же будет с человеком, если у него забрать или вырвать сердце? Даже если человек потеряет руку, ногу, даже если он потеряет свое имущество, он все равно будет. Но если у человека будет вырвано сердце, то его не будет. Поэтому здесь, в России мы, может быть, даже до конца не представляем, на сколько важный вопрос сейчас стоит перед сербами, который действительно можно сформулировать: «быть или не быть».

     

     С чего началась эта поездка. Еще в ноябре месяце у нас на подворье мы проводили вечер, посвященный Сербии, братьям сербам. Как раз в Петербург приезжала православная журналистка Наталья Батраева, которая полюбила Сербию, ездит туда регулярно, снимает, пишет, живет там. И она подготовила выставку, посвященную Сербии, которую мы показывали у себя на подворье. Потом она была размещена в школе святых преподобных Сергея и Германа Валаамских, что при Валаамском подворье. И сейчас эта выставка там развернута. И Наталья Батраева привезла фильм «Распятое Косово». Когда мы посмотрели этот фильм, в зале была тишина. И только были слышны слезы, всхлипывания, потому что фильм, то, что там было показано, страдания братьев сербов, разрушения православных святынь, настоящий геноцид сербского народа просто сжал в тиски сердце. И после какой-то тишины вдруг одна женщина – я даже не знал, кто она, вдруг воскликнула: «батюшка, да ведь нужно что-то делать!, что же мы здесь сидим, сложа руки! долго мы будем вот так смотреть кино о Сербии!?» Ну, я сказал, что же мы можем сделать: среди нас нет ни министра обороны, ни министра внешних дел. Что в наших силах? И в то же время в наших силах много. В наших силах молитва. В наших силах сострадание, сочувствие. В наших силах жест какой-то помощи. И вот тогда возникла мысль: давайте напишем икону и подарим ее сербам. Давайте принесем ее. Пусть это будет наша духовная поддержка, наше общее духовное оружие. Какую икону? - Сербов бомбили с неба. Та война, которую они пережил – самая необычная за всю историю человечества. Это единственная война, действия которой проходили исключительно в небе. Враг сделал только одну попытку высадиться в Косово и сербы показали всю свою отвагу, мужество, силу. Враг бежал. Американцы и албанцы не решились вступать с сербами в открытый бой. Вся война шла с неба. Это первая в истории человечества небесная война. Как страшно и кощунственно, что эта операция, эта война, бойня называлась «Милосердный ангел НАТО». Это кощунство и издевательство над понятием «милосердие» и «ангел». Это была настоящая демоническая страшная война. 72 дня непрерывных бомбардировок, как по расписанию: утром и вечером. По крупнейшим городам Сербии: Белград Нови сад, промышленные предприятия… Сотни и сотни погибших людей. И вот тогда возникла мысль: нужна особая икона, которая сербам была бы понятна, дорога и, может быть, утоляла бы их скорбь. И у нас такая икона есть.

     

     

     

      Она называется «Матерь Божия Благодатное Небо». Надо, чтобы Матерь Божия покрыла свое возлюбленное чадо – многострадальную Сербию – своим покровом, своим Благодатным Небом. Покрыла от этих страшных бомбардировок, от этих стервятников. И вот эта икона была написана. Икона достаточно редкая даже в России. Первая писаная икона находится, как вы, наверное, знаете, в Московском Кремле, в Архангельском соборе. Она была принесена в Россию в конце XIV века, и стала особенно почитаться в XV веке. Это был исход 7 тысячелетия от сотворения мира и ожидание конца света. И вот эта икона, которая изображает Матерь божию с одной стороны на фоне неба, с другой стороны – в сиянии солнца. Она изображает нашу последнюю заступницу на страшном суде. Ведь в апокалипсисе есть пророчество о том, что в конце времен перед пришествием Христовым явится на небе жена, обреченная в солнце. И вот как раз на этой иконе Матери Божией и запечатлена эта апокалиптическая жена – наша последняя заступница, обличенная в солнце. и не случайно эту икону в Древней Руси называли «Солнечная Богоматерь». Так ее и поныне называют, кстати, старообрядцы. Вот эта икона и поныне хранится в Московском Кремле в Архангельском соборе в иконостасе слева от Царских врат, покрывая своим благодатным небом гроба русских великих князей и русских царей, вплоть до Петра I, вплоть до уже петербургского периода.

     

      Эту икону очень почитал Иоанн Кронштадский. Пастырь-пророк предчувствовал катастрофу, грядущую на русскую землю. И он в 1900-м году благословил написать список с этой иконы. Как бы в предчувствии этого апокалипсиса русской земли, батюшка Иоанн Кронштадский вымаливал ее у Матери Божией пред благодатным небом. И этот список мера в меру он поместил в Ауловском скиту в своем духовном детище на ярославской земле. Скит, который был скитом Иоанновского монастыря в Петербурге на Карповке. Именно перед этой иконой в 1908 году батюшка, в последний раз посетив Леушино и Аулово, отслужил 40 литургий подряд. Это была его последняя молитва за русскую землю. И как знаменательно, что эти литургии, эти службы, молитвы проходили перед иконой «Матери Божией Благодатное Небо». Только чудом можно объяснить, что эта икона, намоленная всероссийским пастырем, сохранилась в Тутаеве и вот недавно возвращена в Ауловский скит.

     

      Узнав о таком почитании образа «Божией Матери Благодатное Небо» Иоанном Кронштадским, мы тут же попроси сделать список. Милостью Божией у нас в храме Иоанна богослова на Леушинском подворье в Петербурге есть список «Благодатного Неба»: большая икона, полтора метра, ростовая, Матерь Божия стоит в сиянии солнечного света, являя свое заступничество до конца и в последние времена. Так что это особая апокалиптическая икона, которая помогала и покрывала русскую землю именно в смутные тяжкие времена, когда, казалось, тень конца света уже падает на землю.

     

     

     

      Но когда и как ее довезти? Конечно, здесь много вопросов. Понятно, что это не просто: другое государство, 3 тысячи километров, кому ее подарить? Все это мы оставляли на промысел божий. Хотелось в начале провезти эту икону по разным храмам, даже городам и весям. Думали свозить ее в Аулово чтобы эта икона для Сербии встретилась с иконой моленной Иоанна Кронштадского, и думали, что это где-то к Пасхе получится. Потом нам некоторые сербы сказали: лучше всего 24 марта, потому что это день начала бомбежек. И вот если бы в этот день в Сербии явилось «Благодатное небо», какой это был бы духовный ответ агрессорам. И мы уже стали настраиваться на эту дату. И вдруг из Сербии позвонили и сказали: 17 февраля албанцы собираются объявлять независимость. И вдруг стало ясно, что ее нужно вести именно в этот день. В этот день или уже никогда – мы просто опоздаем. Времени оставалось… Это стало известно буквально за неделю – 10 февраля, на праздник Новомученников российских. Мы отслужили службу… и вот, нужно доставить икону в Сербию до 17 февраля.

     

      За несколько дней оформить документы представлялось просто невозможным. А потом куда везти, кому, кто нас там ждет? Сербы – знают ли они о нашем начинании? И я тогда решил позвонить прямо митрополиту Амфилохию. Благо, когда я был в прошлый раз в Сербии, удалось познакомиться с ним. Он нас принял, общался и даже более того – возникло такое сотрудничество: мы по благословению митрополита Амфилохия издали книгу, посвященную сербским святыням, ну и российским, конечно: десница Иоанна Предтечи, Филермская Матерь Божия. Нужно сказать, что митрополит Амфилохий сейчас второе лицо в сербской церкви. А если учесть, что патриарх Павел сербский болен, лежит в больнице, прикован к одру болезни уже несколько месяцев, то, по сути, вот эти представительские функции, руководство церковью по благословению патриарха Павла осуществляет митрополит Амфилохий Черногорский.

     

      И вот я рассказал, что в Петербурге есть такая инициатива: от имени детей, от имени родителей, от имени прихожан, верующих людей написана икона «Благодатное небо». Я думал, мне придется что-то объяснять, доказывать владыке, но услышал то, что даже не ожидал услышать. Он сказал: приезжайте, только обязательно. Обязательно приезжайте, смотрите, чтобы вы обязательно приехали. Мы вас будем встречать в аэропорту.

     

      Это было так неожиданно, я сказал, что мы - небольшая группа. Он сказал: и Вы обязательно приезжайте. Тут же владыка даже сказал: мы будем совершать пред нею крестный ход по Белграду. И перед этой иконой молиться о спасении сербов в Косово.

     

      Это было какое-то прозрение. Я поражался, как он, не видя иконы, в общем-то, в таком кратком разговоре… как будто ему Господь и Матерь Божия открыли в сердце его, что действительно речь идет о чем-то очень важном, что сама Царица небесная из России грядет в Сербию. И не было никаких вопросов, было только благословение. И в этот момент я почувствовал, что все развивается по особым законам промысла божьего, что все зависит даже не столько от нас, а просто мы стали исполнителями воли божией, что в Сербию в эти дни должна была быть принесена икона из России. И чудесным образом удалось устроить и формальную часть, оформить документы. В начале было очень много желающих поехать туда, но потом, знаете, как-то Господь просеял сито, и оказалось нас поехало 12 человек. Представители вот этой православной школы Сегрия-Георгиево Валаамских, учителя, у нас был один ребенок – отрок Николай, которому сейчас 8 лет. Он представлял детей от имени которых икона и вручалась. Он взял стихарь, он помогает в алтаре и был таким маленьким служкой Матери Божией и этой иконы.

      И то, что дальше произошло… мы даже не могли себе представить, для нас стало просто потрясением, откровением, для нас стало сплошным чудом. Те дни, которые мы провели в Сербии, это дни великой скорби в то же время великого торжества веры и упования на Матерь Божию. Действительно, икона была встречена прямо в аэропорте Белграда. Автобус был подан специально для богомольцев и для иконы. И тут же она была принесена в главный собор в Белграде и Сербии – это собор Святого Саввы, построенный на месте сожжения турками мощей святителя Саввы Сербского. Собор, который строится уже более 70 лет. Он в целом завершен, осталась отделка, еще не освящен. Это – особый мемориал сербской славы. Собор, который впитал в себя и скорбь утраты святыни… В средние века турки, глумясь над сербской святыней сожгли эти мощи… И в то же время этот собор являет величие, славу сербского народа. Это самый большой в Сербии храм и один из самых больших в мире соборов.

      Икона была принесена в этот храм и, как нам сказали, по благословению патриарха и митрополита Амфилохия икона будет навсегда пребывать в этом соборе. Это было 16 февраля – накануне этого трагического дня провозглашения независимости в Косово. И икону буквально сразу же понесли на крестный ход. В этот день молодежное движение в Белграде православных студентов «Номоканон» организовывало крестный ход. И, узнав, что будет принесена икона, они оповестили об этом, и собралось множество людей. Когда нам сказали о крестном ходе, мы подумали: ну, будет небольшой крестный ход как у нас в Петербурге бывает – 100-200 человек. Но когда мы с иконой подошли к белградскому кремлю Калимигданов называется – именно там начался этот крестный ход, у парка этой крепости, мы увидели множество людей, сербов, которые восклицали: «Хвала майка руси!», то есть «Благодарность матери России!», «Икона са руссия!», то есть «Икона из России!». И вы знаете, я еще никогда не видел, чтобы икону встречали таким радостным криком, возгласом, я не знаю даже толи это там были какие-то петарды, то ли салют какой-то начался… И вдруг мы попали в водоворот тысяч православных сербов. То есть они встречали икону как сам Матерь Божию. Нас поразило: как будто они ждали, как будто они знали, как будто они готовились. Понятно, что наложилось вот это время, скорбное время, которое саамы сербы называют «Новым Косовым Полем». Идет битва за Косово. И сербы, которые раньше ждали, надеялись, увидели, что надеяться больше не на кого и не на что. И мы много раз слышали слова: нам больше надеяться не на кого кроме бога и России. И вот икона Матери Божией как воплощение их надежды, их чаяния. И эту икону буквально вырвали из наших рук, сами сербы уже понесли по всему городу: крестный ход, около двух часов по центральным улицам, было остановлено движение, перекрыто все, организовано. Тысячи и тысячи молодых православных сербов, которые пели молитвы, которые прославляли Матерь Божию. И периодически раздавалась эта речевка, эта молитва, это исповеданье верности Косово: «Kosovo je срце Србије, срце Србије, срце Србије». И вот это «срце Србије», то есть «сердце Сербии», раздавалось в устах тысяч и тысяч людей, гремело над Белградом. Это было потрясающее чувство, когда мы видели соборный народ. Мы много говорим, что наша церковь соборная, но не часто приходится видеть ее. Конечно, мы в храме видим, в каждом храме, на каждой литургии эту соборность, но, все таки, в храме стоит 100-200, ну 500 человек, мы видим на какие-то большие торжества, на Пасху, но чтобы вот так эта соборность разливалась по всему городу, текла как река и оглашала просторы вот этим словом, молитвой верности своей земле, своей вере. И впереди шла икона «Матери Божией Благодатное Небо». Я смотрел и глазам не верил. Неужели это происходит наяву. Неужели сербы так принимают Матерь божию! Как же Матерь божия должна любить этих своих чад! Как же она должна любить Сербию, многострадальный сербский народ, видя такую горячую любовь к себе. И я, может быть, сам для себя сам пережил чувство, которое не ведал до того. Пережил что такое соборное единство. Я видел вокруг себя тысячи незнакомых людей. Я их видел первый раз в жизни, но было ощущение, что мы все родные, что мы братья, что мы православные христиане, что над нами один покров Матери божией. Вот это глубокое чувство соборности, единства и переживание той силы… Вы знаете, действительно было такое ощущение силы, что я сам по себе ничто. Но мы все вместе – мы можем все. И, наверное, каждый переживал это чувство. И это конечно помогало пережить вот эту скорбь, вот это тревожное ожидание того, что должно совершиться на другой день. Икона прошла через весь город от Калемегдана на Врачару в Собор Святого Саввы и потом там к ней долго прикладывались, народ шел, шел и шел. И когда нас видели, когда узнавали, что мы из России, подходили и говорили «Руси и сербы братья» или «Руси, вы наши старшие братья». И, вы знаете, это говорилось от сердца, это не для этикета, дипломатии или политики. Это говорилось от избытка любви к России. И там, в Сербии, понимают, что такое Россия.

     

     

     

     Там, в Сербии, понимают, что такое русский. В первый раз я пережил это удивительный случай. Тебя любят только за одно твое качество, что ты русский. Не важно – хороший ты или плохой человек, зачем ты приехал, что тебе надо. Важно только одно – что ты русский, что ты из России. Для серба это уже повод выразить свое почтение. И там чувствуешь радость, достоинство своего народа, своей великой России. В Сербию, я считаю, нужно поехать каждому русскому человеку, чтобы понять кто он такой. Сербы, именно сербы нас делают русскими, более русскими. И из Сербии возвращаешься как раз более русским, чем ты был. Поэтому поездка в Сербию это курс нашей национальной реабилитации. Потому что мы здесь почему-то стыдимся, что мы русские. Кого, зачем, почему? Кто нас так запугал? А в Сербии ты радуешься, что ты русский, а не кто-либо иной.

     

     

      Редакция сайта предлагает читателям вспомнить один из рассказов о. Геннадия о поездке в Сербию в 2008 году


Комментарии (1)
 

Loading...

Косовский фронт