Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/21.5.2012/

Начало судилища над сербским национальным героем сорвалось с первой попытки



     16 мая в гаагском трибунале для бывшей Югославии на процессе по делу бывшего командующего Армией Республики Сербской (АРС) генерала Ратко Младича, обвиняемого в военных преступлениях и геноциде, сторона обвинения выступила со вступительной речью.

     

     Прокурор Дермот Грум «начал с места в карьер», сразу же безапелляционно заявив, что «рука Младича присутствует во всех преступлениях, совершенных его солдатами над тысячами граждан Боснии и Герцеговины (БиГ) только за то, что они не были сербами»: «К тем же преступлениям относится и преступное намерение устранить боснийских мусульман и хорватов с большой части БиГ. Исполнители всего этого одни и те же. Все эти дела объединяет то, что рука Младича видна в каждом из этих преступлений».

     

     Грум изложил свою версию причин распада Югославии и начала войны на ее территории. Она ничем не отличается от официальной западной (натовской) версии: злые и жестокие сербы не захотели допустить распада СФРЮ, и на территориях, отделившихся югославских республик начали этнические чистки несербского населения, воплотившиеся в массовых убийствах и изгнаниях мирного несербского населения. Весь этот процесс планировали и организовали Милошевич, Караджич, вообще все сербское руководство Югославии, РС и Сербской Краины в Хорватии, а реализовывал план Ратко Младич, встав во главе армии боснийских сербов, и отдавая преступные приказы своим подчиненным. Против сербских убийц встал весь цивилизованный мир, однако сербские варвары мешали международным миротворцам, захватывали их в заложники, а под конец войны совершили самое чудовищное преступление в Европе после Второй мировой войны - «резню» мусульман в Сребренице.

     

     Вообще, навязанный термин «резня» играет с теми, кто его использует злую шутку. Так, ровно год назад в программе Максима Шевченко «Судите сами» известный Нафигулла Аширов, сопредседатель совета муфтиев России, озвучил буквально сногсшибательную версию событий в Сребренице в июле 1995 года. По его словам, солдаты Младича резали боснийско-мусульманских детей, женщин и стариков Сребреницы ножами и штыками, убивали их, разбивая им головы, закапывали живьем. К сожалению, столь подлая ложь, произнесенная на огромнейшую аудиторию, оказалась не только безнаказанной, но и просто без опровержения, - вероятно, ретивые редакторы, вырезали возражения оппонентов из окончательного варианта программы.

     

     А 16 мая этого года Дермот Грум утверждал, что преступления сил Младича в некоторых местах «достигали масштабов геноцида». В качестве примера прокурор привел убийства и преследование мусульман на территории БиГ в 1992 году, «убийство тысяч мусульманских пленных в Сребренице в 1995 году», расстрел шести человек у деревни Трново и артиллерийский обстрел сараевской площади Маркале в августе 1995 года. Конечно, понятно, что в гаагском судилище есть свое определение геноцида, отличное от международнопризнанного, но как соотносится убийство шести человек даже с гаагским понятием геноцида? А взрывы на Маркале по всем доступным свидетельствам и фактам однозначно были произведены противниками сербов - организовали ли их сами мусульмане, западные спецслужбы или те и другие потрудились сообща. Другое дело, что натовский суд этого никогда не признает.

     

     Грум изложил, как видит Запад военную биографию Младича: «Ровно двадцать лет назад Младич стал командующим АРС и возглавил преступное предприятие по этнической чистке несербов, что было реализовано военной силой». Причем, в качестве доказательства организации Младичем этнических чисток грум привел слова генерала, в которых он как раз высказывается против этнических чисток: «Люди и народы это не деньги или ключи, которые просто так перекладывают из кармана в карман».

     

     По словам прокурора, Младич «получил мандат руководства боснийских сербов на строительство границ нового сербского государства», которое планировали президент РС Радован Караджич и председатель Скупщины (парламента) РС Момчило Краишник. (Напомним, что последний уже осужден на длительный срок.)

     

     Младич спокойно слушал речь прокурора, время от времени делая какие-то записи.

     

     За началом процесса в зале гаагского судилища следили зрители из БиГ. Это постоянная политическая тусовка, состоящая, в основном, из вдов мусульманских бойцов, погибших в боях с армией боснийских сербов. Находясь за пуленепробиваемым стеклом, они оскорбительными жестами всячески провоцировали Младича.

     

     Председательствует на суде голландец Альфонс Ори, осудивший серба Момчилу Краишника, не убившего и не ранившего ни единого человека, на 27 лет, и оправдавший кровавого палача албанца Рамуша Харадиная. Два других судьи - немец Кристоф Флюге и Баконе Молото из Южной Африки. Причем, житель жаркой Африки ранее считал, что Воеводина это не сербский край, а народ, проживающий в Югославии. На процессе по делу Милана Мартича, Молото, допрашивая свидетеля, спросил у него, почему сербы сами не покинули Хорватию, если хорваты не хотели жить с ними: «Если бы вы это сделали, не было бы потерь ни у одной из сторон. Если бы вы сразу ушли в Белград, чтобы как нация быть в Белграде, страданий можно было бы избежать».

     

     Перед началом выступления прокурора судья Ори предупредил, что выступление первого свидетеля обвинения, назначенное на 29 мая может быть отложено из-за «серьезных ошибок», допущенных стороной обвинения. В частности, речь идет о том, что сторона защиты получила не все положенные документы, которые собирается использовать прокуратура.

     

     Предполагается, что обвинение представит 413 свидетелей, из которых только 148 появятся в зале суда. При этом якобы для «экономии времени» «живьем» выступят только семеро. Показания остальных будут поданы в письменном виде т.к. они уже выступали в Гааге, некоторые даже по несколько раз. Но адвокаты Младича - Бранко Лукич и Миодраг Стоянович - будут иметь возможность перекрестно допросить свидетелей обвинения.

     

     Доказательства обвинения будут представлены в «хронологическом порядке»: сначала о преследовании несербов в БиГ и об осаде Сараева, затем о взятии в заложники миротворцев, а в заключении о «геноциде» в Сребренице.

     

     17 мая эстафету у Дермота Грума принял Питер МакКлоски, заявивший, что обвинение намерено доказать «индивидуальную ответственность генерала Младича, как командующего Главного штаба АРС». По его словам, доказывая преступную роль Младича в ходе операции по взятию Сребреницы, обвинение будет опираться на признание вины со стороны Драгана Обреновича, Дражена Эрдемовича и Момира Николича. Поясним: МакКлоски будет строить обвинение на лжесвидетельствах хорвата-наемника и лжепоказаниях двух оговоривших себя (в ходе сделки со следствием) сербских офицеров. Момир Николич - это именно тот человек, который в обмен на ничтожное сокращение срока своего заключения согласился оболгать генерала Ратко Младича.

     

     Крайне занимательно, что трансляции начала суда над Младичем не вела ни одна из сербских телестанций, тогда как ТВ боснийских мусульман транслировало сие действо даже и на больших экранах на городских площадях.

     

     По оценке сына генерала Дарко Младича, вступительная речь прокуроров представляла собой не более чем военную пропаганду. В интервью российскому телеканалу «Russia today» Дарко Младич заявил, что гордится своим отцом. «Мой отец во время войны всего лишь пытался защитить свою землю. Главной целью той войны было защитить наш народ от повторения геноцида», - отметил он.

     

     Наконец, 17 мая, на второй, заключительный, день вступительного слова обвинения стало известно, что Судебная палата отложила начало представления доказательств стороной обвинения, которое намечалось на 29 мая, на неопределенный срок. Новая дата будет названа в ближайшее время.

     

     16 мая Дермот Грум чуть ли не поклялся: «Прокуратура докажет вне всяких сомнений, что Младич причастен к каждому из перечисленных преступлений». В свою очередь мы отметим, что «вне всяких сомнений» у прокуратуры нет никаких доказательств причастности Младича к каким бы то ни было преступлениям. Более того, утверждаем, что он не причастен к ним! Также «вне всяких сомнений» Ратко Младич будет осужден на максимально возможный срок заключения при отсутствии доказательств.

     

     Михаил Ямбаев, к.и.н., н.с. Института славяноведения РАН

     

     

     По материалам ruskline.ru


 

Loading...

Косовский фронт