Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/29.7.2014/

Как сейчас живет Приштина?

     

Около 23 часов город как будто начинает жить. Много неоновых огней, билбордов, рекламы, это уже совсем другое общество.

     

На переходе Мердаре было столпотворение, грузовики, нагруженные стройматериалами, как будто их больше нигде нет, а только в центральной Сербии. Автомобили албанских и сербских гастарбайтеров, порой попадаются и сербские номера. Кто здесь, когда и где снимает номера, кто их не снимает, какие документы действуют, а какие нет, какие документы используют косметские албанцы – это отдельное кино.

     

Водитель «Политики» Милош Миятович оставил меня непосредственно перед КПП сербской полиции на переходе Мердаре. Любезная сербская полиция. Несколькими метрами дальше оккупационный шиптарский полицейский улыбнулся и лишь приличия ради бросил взгляд на мой паспорт. Вообще читает ли он кириллицу?

     

Границу, или эвфемистично говоря административную линию (этот термин она вероятно заслужила из-за того, что оба полицейских пункта под одинаковой жестяной крышей) я преодолел пешком. 14 лет назад, в июне 1999 года, эту самую «линию» я перешел с танками 15-й бронетанковой бригады Армии Югославии, войска уходили из Космета в идеальном порядке, это была бесконечная колонная танков Т-55, самоходок «Гвоздика», командных бронемашин, тягачей, инженерного транспорта. Воспоминания…

     

В пятидесяти метрах от этой административной линии меня ждал джип КФОР с немецким полковником Гюнтером Боном  и подполковником словенской армии Бенсадом Синиковичем, офицерами из командования КФОР в Приштине, и водителем. Дорога от Мердаре до Приштины весьма качественная, окружающая обстановка за эти 14 лет изменилась, все больше домов без традиционных высоких каменных заборов. Все больше домов, напоминающих немецкие или швейцарские виллы. Мимо проезжают хорошие автомобили. Полковник Бон в шутку говорит, что он в Германии ездит на маленьком «Форде» и у него нет дома и когда он видит, что есть у некоторых людей в Космете, то задается вопросом откуда все это.

     

 «Здесь нет промышленности, нет производства, открываются только заправки, магазины и ночные клубы», - скептичен полковник.

     

Действительно, на весьма коротком пути от Мердаре до Приштины доминируют автосервисы с выложенными колесами всех цветов и размеров и весьма неплохие заправки. Все чисто, вдоль дорог нет ни мусора, ни старых покрышек.

     

Двадцать километров до въезда в Приштину, слева от дороги врытый в гору склад топлива бывшей Югославской Народной Армии. НАТО даже не пыталась бомбить его, возле старых зданий за колючей проволокой замечаю и современные бараки. На мой вопрошающий взгляд полковник Бон отвечает, что сейчас здесь оккупационные Косовские силы безопасности. За двадцать километров до Приштины начинается четырехполосная автотрасса. Приштинские автомобильные номера начинаются с 01. Младший брат Белграда…

     

Приштина создает впечатление гигантской стройки, целые комплексы новых жилых домов в совершенно западном стиле в стекле и алюминии, салоны по продаже немецких и французских автомобилей. Беджет Пацоли строит новые районы. Пришина не похожа на тот город 14-летней давности. Так как кроме новой архитектуры, типичной для европейских городов, в новых домах нет сербов.

     

На въезде в район «Филм сити», где располагается главное командование КФОР, греческие солдаты, которые сейчас выполняют обязанности по охране, проводят детальный контрдиверсионный осмотр автомобиля. Изымают мой паспорт и мобильный телефон. «Филм сити» сейчас – военный гарнизон на горе Драгодан над Приштиной, на территории, где когда-то, еще во времена СФРЮ, располагались здания киностудии.

     

КФОР построил здесь настоящий новый город с независимым водопроводом, независимыми источниками электроэнергии, здесь множество домиков контейнерного типа, асфальтированные дорожки, клумбы с цветами, парки со скамейками, спортивные площадки, здание Радио КФОР, гелиодром, бутики, где очень дешево можно купить все, от французского парфюма и итальянских ботинок до военного снаряжения. Молодые албанки, работающие в бутиках, не говорят по-сербски, тогда как почти все продавцы-албанцы по-сербски говорят.

     

Меня разместили в контейнерном домике «Лондон С», комната 101. Через дорогу домик «Вашингтон», чуть подальше – «Берлин». По-военному вполне приличная обстановка.

     

Вечером подполковник Синикович, полковник Бон и австрийский полковник Отмар Фашинг ведут меня на ужин в ресторан «Плумби» по-сербски – «Голубь». Проходим возле виадука напротив бывшей казармы «Маршал Тито», гда размещалась 15-я бронетанковая дивизия ЮНА. Сейчас в полуосвещенном дворе окрашенные в камуфляж грузовики оккупационных Косовских сил безопасности.

     

Чуть дальше на краю полигона казармы, возле самой дороги на Косово Поле, стоит новое белое здание КИА или оккупационного Косовского информационного агентства. Лишь одно узкое окно светится на шестиэтажном здании в виде шестиконечной звезды, на крыше которого есть даже вертолетная площадка. Невероятно, до чего тайные службы любят аббревиатуры из трех букв.

     

Хозяин ресторана Африм Фуштица прост и сердечен.

     

«что ты здесь делаешь, военный корреспондент, нет здесь больше войны?» Привози всю свою семью, познакомимся, все говорят по-сербски, все любезны. Супруга Африма, сербка из Черногории. Говорит, что к нему приезжают гости из Белграда, из Ниша.

     

«Говори, кого хочешь на интервью, хочешь Тачи, хочешь Чеку, только скажи, всех их знаю, все ко мне приходят».

     

Около 23 часов Приштина как будто начинает жить. На улицах много молодежи, девушки в суперминиюбках, здание командования Приштинского корпуса сейчас – командование Еулекс. Много неоновых огней, билборды, повсюду реклама, это уже совсем другое общество. НАТО изменила албанцев в Космете…

     

 

     

Источник - http://srbin.info/2013/07/28/miroslav-lazansk1i-jedan-dan-u-okupiranoj-pristini-videofoto/

     

Перевод – RuSerbia.com




 

Loading...

Косовский фронт