Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/4.1.2016/

Первый институт благородных девиц на Балканах

Источник: Русский вестник

Во время своего визита в Россию в 1868году черногорский король Никола Петрович-Негош побывал в Петербурге, где он встречался с цветом дворянства и аристократии. Его внимание привлекло большое число при царском дворе высокообразованных женщин с утонченными манерами и кротким благонравным характером. Позже король узнал, что аристократическое воспитание дамы получали в Смольном институте благородных девиц. Именно воспитанницы этого столичного учебного заведения украшали своим присутствием самое изысканное высокое общество.     

     

В Петербурге королю и пришла в голову идея создать у себя в Цетинье, как он выразился, «скромный питомник культуры», которую горячо поддержала русская императрица Мария Александровна, немка, принявшая православие и родившая Императору Александру II восьмерых детей. Мария Александровна выделила на открытие первого на Балканах женского института весьма солидную сумму – 5500 рублей. А царский двор и после ее кончины продолжал содержать это учебное заведение вплоть до его закрытия в 1913 году.   

     

Императрица Мария Александровна     

По приезде на родину черногорский владыка взялся за дело. В 1869 году институту благородных девиц и мужской богословской семинарии, которая открывалась параллельно на российские деньги, было отдано здание «Биллиарда». Затем институт переехал в специально построенное здание «Локанда» на поляне, названной Романовина. Это было большое двухэтажное здание с библиотекой и просторными кабинетами. Царский двор помог с кадрами и организацией обучения.     

Среди черногорцев заведение было больше известно как институт «Царица Мария» или «девоячки институт Марии Александровны». Учебная программа была разработана с учетом четырехлетнего образования: по два года в каждом классе, а позже было добавлено еще три класса. Обучение проводилось по подобию русских институтов благородных девиц. Устав заведения и программу обучения составила первая управительница Надежда Петровна Пацевич, а утверждал их сам король Никола.     

     

Король Никола     

Среди черногорцев заведение было больше известно как институт «Царица Мария» или «девоячки институт Марии Александровны». Учебная программа была разработана с учетом четырехлетнего образования: по два года в каждом классе, а позже было добавлено еще три класса. Обучение проводилось по подобию русских институтов благородных девиц. Устав заведения и программу обучения составила первая управительница Надежда Петровна Пацевич, а утверждал их сам король Никола.     

Здесь были наведены приоритеты обучения: привитие девочкам таких качеств, как верность православию, патриотизм, благочестие, кротость, благонравие, изысканные манеры. Много внимания уделялось бонтону, ведению хозяйства, воспитанию детей. Процесс обучения и воспитания был направлен на избавление от «дикарских замашек» и культивирование манер, присущих дамам европейского аристократического общества.     

Программа была рассчитана не только на воспитание, но и на подготовку воспитанников в качестве учителей и преподавателей общеобразовательных школ и вузов. Основным требованием для поступления в школу было наличие элементарной грамотности. Однако больше половины девочек не умели ни писать, ни читать, и преподавателям приходилось вначале обучать учениц по программе общеобразовательной школы.     

В институте преподавали сербский язык и литературу, иностранные языки – французский и русский, Закон Божий, математику, географию, историю, ботанику, минералогию, зоологию, физику, химию, психологию, логику. Институтки обучались рукоделию, пению, рисованию, гимнастике.     

Известный историк-славист и этнограф Павел Ровинский, написавший немало трудов по истории Черногории, так оценил заслуги образования в институте благородных девиц на Цетинье: «Знаю порядка двадцати воспитанниц института, вышедших замуж в Черногории, в Боке и одну в Скадаре. Все они попали в семьи более-менее богатые, образованные, с положением. Присутствие институтки в доме, будь она девицей или замужней женщиной, имело заметное влияние на внешний вид и внутреннее состояние дома. В таких домах присутствовали неизменная чистота и порядок, а также замечалась некоторая культура, превосходящая обычную черногорскую врожденную интеллигентность. Девушки, окончившие институт, в таком же духе воспитывали и своих детей».     

В развитие и процветание института, находившегося долгие годы под патронажем царицы Марии Александровны, вложили все свои силы и душу четыре русские женщины, управительницы Надежда Петровна Пацевич, Наталья Львовна Месарош, Юлия Андриановна Лопухина и Софья Петровна Мертваго. Павел Ровински так описывал порядок, заведенный в институте при Надежде Пацевич: «Как мать заботится о здоровье и успехах родного дитя, так и в институте заботились о своих воспитанниках. Каждый, кто заходил сюда, мог удостовериться, насколько скрупулезно и ответственно относится педагогический коллектив к своим обязанностям, насколько здесь соблюдаются чистота и порядок во всем. Из всей Черногории, Далмации и из Скадара родители присылали в Цетинье своих детей и забирали после окончания пристойно образованными и воспитанными».     

     

Мария Илич-Агапова     

Надежда Пацевич проработала управителем 11 лет. Начальник института Наталья Мецарош очень много внимания уделяла наукам, устраивала «вечерние чтения», благо в институте была богатая библиотека. А последняя управительница Софья Мертваго, руководившая заведением почти 16 лет, вошла в историю и как основатель детского сада на Цетинье – первого дошкольного заведения в Черногории.     

Возглавлял институт попечительский совет под председательством княгини Милены, а в его состав входили управительницы, местные жители и русские резиденты, другие лица, которых отбирал сам владыка. Члены королевской семьи собственной персоной присутствовали на сдаче экзаменов. Вместе с педагогами проверяли качество знаний воспитанниц сам престолонаследник Данило и княгини Елена и Анна. Каждый год управительницы института составляли отчеты, которые и по сей день хранятся в историческом государственном архиве Санкт-Петербурга.     

Педагогический коллектив постоянно менялся. Появлялись новые учителя. Русский язык преподавала Софья Лукинична Ветошкина, Мария Александровна Мартенинская, французский – Маргарита Фриле и Мария Хай. Кроме русских и французских учителей с девочками занимались и местные наставники: Елена Живавлевич-Вицкович из Цетинья, Милева Станоевич из Белграда, Милка Коканович из Карловца, преподаватели цетиньской гимназии и духовной семинарии Милан Костич, Йово Лиепава, Живко Драгович, Душан Йованович, Филипп Франьо-Ергович, Симо Матавуль, Милутин-Мило Крвачевич, Роберт Толингер, Шпиро Огненович, Божо Новакович, Франтишек-Франьо Вимер.     

Уроки богословия вели Митрополит Черногорско-Приморский Виссарион Любиша, протодиакон Черногорский митрополии Филипп Радичевич и священник Лука Лопичич. Каллиграфию преподавала выпускница Цетиньского института благородных девиц Стана Джакович.     

С 1868 по 1888 годы было выпущено 110, а с 1888 по 1913 годы – 252 воспитанницы.     

Сначала в институт принимали девочек из богатых влиятельных семей, дочерей черногорских графов Марка Милянова, Станка Радонича, Гавра Вукотича. Позже в Цетиньский институт приезжали поступать девочки из более низких слоев, а также из зарубежья: Боснии и Герцеговины, Боки, Далмации, Сербии, Хорватии, Албании, Греции, Словении, Славонии, Болгарии и даже из России. В институте «Царица Мария» учились представительницы паштровачкого племени Любе и Драгинья Грегович, Милица Перазич, дочери придворного доктора и седьмого по счету управляющего цетиньской больницы «Данило I» Божидара Перазича, – Мила и Ксения. А одна из известных женщин на Балканах Мария Илич-Агапова, выпускница института благородных девиц, в 1928 году основала общественную библиотеку в Белграде.     

В классных журналах учителя оставляли записи о поведении и характерах воспитанниц. Отмечалось, что многие из них были недостаточно общительными, покорными и послушными, что иначе являлось наследием их героического окружения – во многих семьях девочек воспитывали как мальчиков. Они трудно привыкали к дисциплине, а их внутренний мир был бедным и неразвитым, отсутствовали романтичность и мечтательность. Позже с помощью воспитательных приемов характер девочек менялся. Учителя писали в журналах, что далматинки более общительны, развиты и внимательны и легче поддавались обучению. Они были воспитаннее, чем черногорки, но их воспитание родителями направлялось не в то русло. С малых лет в них развивали тягу к удовольствиям, забавам и легкомысленному восприятию окружающего мира. К дисциплине плохо приучались и одни, и другие, так как в большинстве случаев дома им не предъявлялось никаких требований.     

     Митрополит Виссарион Любиша     

Позже выпускницы института писали письма своим наставницам со словами благодарности за все, чему их здесь научили. Сам король Никола Петрович-Негош своих четырех дочерей отправил учиться в Санкт-Петербург, в Смольный институт благородных девиц. Здесь от болезни скончалась дочь Мария. Ее сестра Стана, получившая в России имя Анастасия, после окончания института вышла замуж за великого русского князя Николая Николаевича. Княжна Милица вышла замуж за великого князя Петра Николаевича, внука императора Николая Первого. Третья дочь черногорского короля Елена, известная в мировой истории как Елена Савойская, выпускница Смольного института, была сосватана за короля Италии Виктора-Эммануила. Став королевой, черногорская княжна была примером для подражания для многих известных аристократок. Елена Савойская была кумиром и для Леди Дианы.     

В 1913 году, во время Первой Балканской войны, институт благородных девиц в Цетинье был закрыт. А после окончания Второй мировой войны до 1949 года здесь располагался военный госпиталь. С 1949 года по 1977 годы здание было передано медицинской школе. В настоящее время здесь находится студенческое общежитие. Здание бывшего института после многочисленных ремонтов и реконструкций изменило свой первоначальный вид и находится в списке памятников культуры Черногории.     

В XIX веке, когда на смену романтичным и кротким аристократкам пришли другие идеалы – храбрых, волевых, самодостаточных феминисток, образы балканских институток ушли в далекое прошлое. И сегодня лишь историки изредка вспоминают о прекрасном учебном заведении, одном из последних оплотов влияния Российской империи на развитие культуры и образования в Черногории.     

По материалам исследований историков Милы Mедигович-Стефанович и Петра Радославовича.




 

Loading...

Косовский фронт