Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/6.2.2016/

Елена Пономарева - Переформатирование мира

Елена Пономарева – профессор МГИМО, доктор политических наук, в интервью для «Геополитики»

     

Переформатирование мира

     

Уважаемая госпожа Пономарева! Вы писали о новом «преобразовании мира» и о том, что современный миграционный кризис является не неожиданным, а «организованным процессом, который даже правильнее называть массовой специальной операцией». Что является целью этой колоссальной «миграции народов» из Африки и Азии, и прежде всего с Ближнего Востока в Европу?

     

Действительно, на наших глазах происходит переформатирование мира. В страшных муках, в слезах и крови рождается новый миропорядок. Беспрецедентный в новейшей истории как по масштабам, так и по социально-демографическим и политическим последствиям миграционный кризис является одной из составляющих этого процесса. Причем именно Балканы, как не раз бывало в истории, играют в возникшей проблеме очень важную роль. Не случайно, выступая 3 ноября 2015 г. на конференции в Дармштадте, А. Меркель заявила, что «если страны ЕС закроют свои государственные границы, то на Балканах, где уже насчитывается огромное число беженцев из Африки и Ближнего Востока, может вспыхнуть война». В связи с этим вспоминаются пророческие слова другого немца, Отто фон Бисмарка: «Если в Европе когда-нибудь начнется война, то из-за какой-нибудь глупости на Балканах». Как известно, именно выстрел в Сараево стал casus belli Первой мировой.

     

Учитывая тяжелую социально-экономическую, если не сказать катастрофическую, ситуацию во всех балканских странах, оставлять их один на один с проблемой беженцев нельзя. Это может быть чревато новыми вооруженными конфликтами. Впрочем, как знать, может быть именно это в интересах ведущих игроков мировой политики, к которым сегодня относятся не столько государства, сколько транснациональные корпорации и наднациональные структуры.

     

Современный миграционный кризис – далеко не случайность, а хорошо продуманная и четко срежиссированная акция, которая призвана реализовать чьи-то корыстные интересы.

     

Среди главных целей организаторов данной спецоперации я вижу общую дестабилизацию Европы, что невозможно без окончательной архаизации Балкан – порох в этом европейском «погребе» должен быть сухим и готовым к новому взрыву. Кроме того, миграция неизбежно вызовет усиление правых сил во всех европейских странах, что неминуемо приведет к обострению социальной напряженности и как следствие к переделу политических сфер влияния. Рост правых настроений мы уже наблюдаем во всех странах, начиная от Финляндии и Швеции и заканчивая Францией и Германией. 

     

Какие последствия это будет иметь для Балкан? 

     

- Что же касается Балкан, то для меня очевидно явное накачивание региона взрывоопасной социальной массой: обращает внимание проникновение в страны региона под видом беженцев хорошо обученных и прошедших через «горячие точки» исламистов. Очевидно, что распределяясь по территории Сербии и концентрируясь, в основном, на юге, они легко могут стать силой, которая выступит в поддержку радикально настроенных исламистов-ваххабитов, проживающих в этом регионе страны – Санджаке. У меня нет ни тени сомнения в том, что среди тысяч беженцев в страну легко могут проникать и т.н. «спящие» террористы, которые могут задержаться до часа «Х» в стране, а могут и проследовать далее – как будет угодно их кураторам и спонсорам.

     

К этому следует добавить, что в соседней Боснии на протяжении последних лет активно развивалось ваххабитское движение и существуют латентные радикальные организации. Их активизация возможна в любой момент. Исламистские организации «Ваххабия» и «Красная роза» уже действуют на юге Сербии и в Черногории, «Тарикат» – в Македонии, ячейки «Аль-Каиды» ведут активную работу в Косове и на севере Албании. Главной целью своей деятельности подобные организации провозглашают образование «Зелёной трансверзалы», то есть, сплошного пояса мусульманских государств в подбрюшье Европы. Центром легальной дислокации радикальных и экстремистских структур является Косово.

     

Еще одним существенным риском (и целью для кого-то), напрямую связанным с миграцией, является ускоренная и усиленная криминализация всех сфер жизни европейских стран. И это также связано с Балканами – отдельное направление миграции из региона представляют криминальные элементы. В своем подавляющем большинстве эта группа мигрантов представлена выходцами из самопровозглашенной Республики Косово, которые под видом сирийцев и турок устремились в Европу. Регулярно на венгерско-австрийской границе оказываются косовары с пакистанскими документами при турецких штампах.

     

Албанская мафия (органическую часть которой составляет косовский сегмент и албанцы, проживающие в Македонии и на юге Сербии) представляет сегодня мощную и прекрасно организованную криминальную структуру. Одним из основных видов ее деятельности является наркотрафик, который вне всякого сомнения активизировался в условиях миграционного кризиса. Не менее прибыльным оказывается торговля людьми и человеческими органами, на ниве которой также «прославились» косовские албанцы в конце 1990-х – начале 2000-х годов. В настоящее время обращает на себя внимание прохождение в потоках беженцев детей, следующих без родителей. Из 30 тыс. детей-беженцев, проследовавших транзитом через Сербию, три тыс. были без родителей и находились под «покровительством» молодых мужчин. Судьба этих детей вызывает серьезные опасения. Иными словами, под прикрытием беженцев международный криминал решает свои задачи: расширяет зону наткотрафика, ведет нелегальную торговлю оружием, занимается торговлей людьми и черной трансплантологией.

     

В таких условиях одобрение Еврокомиссией безвизового режима для Украины, Грузии и Косово, граждане которых смогут въезжать без виз в ЕС уже с начала 2016 г. нельзя рассматривать иначе, как еще один дестабилизирующий фактор. Не нужно быть аналитиком, чтобы спрогнозировать с почти 100 % долей вероятности, что из Косова и Украины в ЕС прежде всего устремятся представители криминальных структур.

     

И это далеко не все «прелести» миграционного кризиса, который, повторяюсь, хорошо продуман и организован. При этом важно понимать, что устремившиеся в Европу потоки беженцев являются социально-демографическим, экономическим и политическим оружием в руках разных влиятельных групп. С одной стороны, миграционный кризис направляют и используют в своих интересах те, кто хочет ослабить ЕС, чтобы легко и безболезненно включить его в выгодный американским ТНК и стоящими за ними группам Трансатлантический союз, спасая тем самым экономику США. С другой – группа, к которой относятся старые европейские элиты и в частности королевская семья Великобритании, готова, чтобы не допустить поглощения континента заокеанским монстром, начать слом Евросоюза. Конечно, это долгосрочный процесс, но он уже начался. Таким образом, миграционный кризис – это одновременно инструмент и следствие борьбы североатлантических и европейских властных верхов за будущее Америки и Европы. 

     

Может ли военная операция России в Сирии против Исламского государства препятствовать или хоть в некоторой степени остановить процессы дестабилизации стран Ближнего Востока и предотвратить план дестабилизации еще одного участка - пространства Европы, через передачу сто тысяч мигрантов?

     

- Данные из зон боевых действий на территории Сирии, активизация террористических структур в Афганистане и Ираке, геополитические шаги всех, так или иначе включенных в эти процессы сторон – это и многое другое является убедительным свидетельством успешности военно-воздушной операции России против террористического новообразования под названием «Исламское государство» (ИГ). Совместные действия российских военно-воздушных сил и сирийской армии действительно способны приостановить процесс дестабилизации Ближнего Востока. Но, к великому сожалению, только приостановить. Дело в том, что даже если физически уничтожить ИГ, то на его месте очень быстро могут появиться новые многочисленные варвары. Дело в том, что вторжением американских и натовских войск в Афганистан и Ирак был запущен процесс хаотизации Большого Ближнего Востока. Так называемая «арабская весна» и сирийский кризис окончательно дестабилизировали регион. Сегодня Ближний Восток является площадкой для массового и перманентного роста террористических структур типа ИГ. Это главный итог деятельности американцев. Именно США ответственны за то, что выпустили джина из бутылки. Но теперь он оказался бессмертен. Он будет возрождаться вновь и вновь. Окончательно решить проблему терроризма и беспредела в регионе можно только через создание/возрождение сильных государственных образований, которые нуждаются в прямой поддержке со стороны ведущих игроков мировой политики. Причем эта поддержка должна быть не только политико-правовой, но финансово-экономической и военной. В первых двух случаях речь идет о пресечении всех возможных каналов финансирования (будь то прямые финансовые вливания или покупка нефти и артефактов). Если же этого не произойдет, зона риска будет не сужаться, а все время разрастаться. 

     

За последний месяц имели место инцидент со сбитым Турцией российским самолетом и натянутые отношения между этими двумя странами. Вообще-то, в Сирии и на Ближнем Востоке много оружия, большое присутствие вооруженных сил (наряду с американскими, российскими, турецкими, там теперь и французские и британские бомбардировщики), и много пересекающихся и противоположных интересов. Есть ли риск того, что отдельные инциденты вырастут в какой-то больший вооруженный глобальный конфликт?

     

- 20 декабря 2015 г. в России был показан фильм «Миропорядок». Автор и ведущий фильма В. Соловьев задал Президенту России В.В. Путину прямой вопрос: «Война будет?». Путин уточнил: «Вы имеете в виду глобальную войну?». Под глобальной войной российский президент понимает ядерную войну и уверен, что «в современных условиях это было бы планетарной катастрофой». Сегодня, действительно, вряд ли найдется безумец, который может начать ядерную войну, зная, что другими ядерными державами, в том числе и Россией, будет нанесен адекватный поражающий ответ. В то же время, мы как реалисты, должны понимать, что ядерное оружие сегодня имеет скорее эффект сдерживания, и крупные вооруженные конфликты могут проходить с использованием иных средств нападения и защиты. Учитывая рост напряженности на Ближнем Востоке и общее обострение борьбы в мире за власть, территории и ресурсы, исключать возможность крупного вооруженного конфликта нельзя. Это, к сожалению, горькая, но правда. Сегодня значительна роль сил, мировых игроков, которые заинтересованы в эскалации ближневосточного кризиса. Это, прежде всего, часть американского истеблишмента, которая поддерживает Х. Клинтон и часть неоконов. В тоже время правдой является и то, что в мире есть силы, которые заинтересованы в прекращении ближневосточного кризиса. Это Россия, часть европейских властных групп, Китай, Иран. Как говорил родоначальник консерватизма Э. Бёрк, «для торжества зла необходимо только одно условие – чтобы хорошие люди сидели сложа руки». В данном случае, чтобы зло победило – России и другим названным странам достаточно просто продолжать бездействовать. Но этого уже никогда не будет. Поэтому есть надежда, что полномасштабного вооруженного конфликта удастся избежать.

     

Является ли конфликт на Украине лишь временно замороженным Минскими соглашениями? Понимает ли Европа настоящую подоплеку событий на Украине и видит ли особую роль Вашингтона в государственном перевороте и эскалации в Донбассе? Можно ли в ближайшем будущем ожидать отмену санкций, вредных для обеих сторон?

     

- Большинство думающих европейских политиков с самого начала все прекрасно понимали. Более того, лица принимающие решения знали, что именно западные страны инициировали госпереворот в Киеве и эскалацию конфликта на юго-востоке Украины. Но они наивно полагали, что события будут развиваться по их сценарию. Однако американцы перехитрили их. Обманули, перехватили инициативу, столкнув Россию и Европу. Теперь все, что происходит на Украине играет против ЕС. Европейцы оказались между «молотом» американского давления и «наковальней» интересов европейского бизнеса, который несет огромные убытки из-за санкций. Потому логично предположить, что санкции сохранятся, а европейский бизнес будет искать пути развития отношений с Россией.

     

Вошло ли российское общество, после перестройки, рыночных либеральных реформ 90-х годов в этап социальной стабильности и идеологического примирения? Очевиден процесс духовного обновления, возвращения к патриотическим и традиционным ценностям. Однако, насколько до сих пор во властных структурах, в интеллектуальной, культурной элите, в СМИ сильны либеральные идеи, т.е. иное, прозападное мировоззрение, также имеющее определенную и достаточно долгую традицию в российской истории, если не раньше, то с 19-го века, конфликта между славянофилами и западниками?

     

- Идеологические, ценностные различия для России всегда были важны. И современность не исключение. Однако сегодня для социальной и политической стабилизации или дестабилизации значительно важнее усиливающийся разрыв между богатыми и бедными. И это не может не пугать. В то же время нужно понимать, что нынешние идейные споры в России ни в коем случае не являются повторением того, что было в 19 веке. Мы живем в другую эпоху, в мире с другими противоречиями. Но даже не это самое главное. Принципиально важным является то, что не только славянофилы, но западники в 19 в. были патриотами и даже в самом страшном не мыслили пренебрежения национальными интересами. Для тех и других слово Родина было священным. Сегодня к сожалению в России есть те, кто за 30 серебряников готов сливать и сдавать страну. Очень показателен в связи с этим следующий факт. В своих мемуарах Е. Примаков вспоминал, как однажды бывший президент США Р. Никсон спросил у тогдашнего министра инностранных дел России А. Козырева о том, каковы интересы новой России. «Одна из проблем Советского Союза состояла в том, что мы слишком как бы заклинились на национальных интересах, — ответил Козырев. — И теперь мы больше думаем об общечеловеческих ценностях. Но если у вас есть какие-то идеи и вы можете нам подсказать, как определить наши национальные интересы, то я буду вам очень благодарен». К великому сожалению идеология козыревщины все еще присутствует в России. Наша главнейшая задача – изжить ее. Тогда и будет настоящее примирение.

     

Как друга сербов, просим Вас сказать как Вы видите ситуацию в нашей стране. Как оцениваете отношения между Сербией и Россией?

     

- Внешнюю политику современной Сербии можно определить как политическую эквилибристику – политическое руководство пытается «балансировать» между Россией, сохраняя с нашей страной теплые отношения, и с ЕС, в который готова вступить на самых невыгодных условиях. На самом деле никакое это не балансирование, а скатывание в евросоюзовскую пропасть, путь в никуда. Дело в том, что балансировать могла социалистическая Югославия. Будучи суверенным, самодостаточным, экономически развитым и сильным в военном смысле государством, СФРЮ вела свою игру в мировой политике, потому что нужна была и Западу, и Советскому Союзу.

     

Современная Сербия не обладает ни одним из факторов, определяющих субъектость. Это экономически разоренная страна, возглавляемая слабым политическим руководством, которое заботится не о национальных интересах, а о временных выгодах. В то же время сербы, вне зависимости от того, где они проживают, – это единственный, без преувеличения, в своем подавляющем большинстве русофильский народ. Например, искреннюю, со слезами на глазах радость от воссоединения Крыма с Россией вместе с нами переживали только сербы. Неприсоединение к санкциям и присутствие Президента Сербии на Параде победы 9 мая в Москве – это в современных условиях сравни героизму. Этого в России никогда не забудут.

     

При этом политическое руководство страны, ангажированное по целому ряду причин западными структурами, готово выполнить все мыслимые и немыслимые условия для вступления в такое проблемное (особенно на фоне миграционного кризиса) наднациональное образование, как ЕС. Ради кредитов и иных преференций для политического истеблишиента Белград готов даже обсуждать возможность признания независимости т.н. Республики Косово.

     

Понимая, что подобные решения могут привести не только к политическому кризису, но и к социальным волнениям, правительство А. Вучича и занимается политической эквилибристикой. Сначала премьер едет в США и соглашается выполнить, по мере возможности, условия Вашингтона и Брюсселя. После Штатов Вучич едет в Москву и просит финансовой помощи, заверяя в исторической преданности России. Убеждает Кремль в готовности расширять военное сотрудничество и т.д. Иными словами, ситуация сложная и неоднозначная.

     

Здесь важно отметить, что в отличие о западных коллег мы не используем язык диктата и давления. На всех площадках российская сторона заявляет о суверенном выборе каждого: только сама страна может решать, в какую организацию вступать. Однако, делая выбор, политическое руководство должно четко понимать, что приобретает, а что теряет страна и народ. Условно, что выгоднее для Сербии – вступление в ЕС или тесное сотрудничество с ЕАЭС – должна решать сама Сербия. Но это лишь одна сторона медали. С другой стороны стоят интересы ЕС и их главного союзника США. А как показывает исторический опыт, все члены ЕС из стран бывшего соцлагеря сначала получали членство в НАТО. Уверена, что «европейское будущее» Сербии зависит именно от членства в НАТО, а это совсем другой вопрос. Поэтому, в ближайшее время, думаю, политическая эквилибристика Сербии должна измениться. Вместе с изменениями миропорядка. Главное, чтобы официальный Белград до грядущих изменений не сделал роковой ошибки.

     

В заключение от всей души хочу поздравить всех сербов с Новым годом. Пусть он будет счастливым и удачным как для всех лично, так и для Сербии – этой прекрасной и многострадальной страны!

     

 

     

„Геополитика“ № 94, январь 2016 г.

     

Беседовал Слободан Эрич




Просмотров: 1249
 

Loading...

Косовский фронт