Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/22.3.2016/

Сербия после агрессии НАТО: жертва, объявленная преступником

Источник: Василий Ансимов
     

24 марта исполнится 17 лет с момента агрессии НАТО против Сербии. Бомбардировки Белграда, пытавшегося защищать священное для сербов Косово поле от албанских террористов, фактически стали финальной стадией операции Запада по развалу Югославии. Как протекает сейчас жизнь в пострадавшем от войны регионе? Федеральное агентство новостей поговорило об этом с Александром Кравченко, главным редактором издания Српска.Ру.

     

«Внешние раны войны залатаны — самыми впечатляющими из них были мосты через Дунай в Белграде, Новом Саде и других местах. При поддержке Евросоюза они была заново построены. Единственным видимым свидетельством бомбардировок в Белграде были здания Генштаба, но их недавно решили ликвидировать. Если проехаться по Сербии, практически ничего не будет напоминать, что здесь была война с массированными бомбардировками городов. Промышленные предприятия были стерты с лица земли, но они располагались в стороне от главных дорог, поэтому эти разрушения не бросаются в глаза», — сказал Кравченко.

     
 
     

«Самое главное последствие войны — психологическое состояние, в котором до сих пор находится сербское общество. Бомбардировки Югославии открыли новую страницу в новейшей истории человечества — именно на сербах Запад продемонстрировал циничное умение изображать жертву преступником. Это тяжело отразилось на психологии современного поколения Сербии, разделив его на два противоположных полюса. С одной стороны, очень развился пацифизм, неприятие всяких форм насилия и оружия. С другой — экстремизм среди молодежи, жажда реванша за свои унижения. В этих двух полярных состояниях сербского общества до сих пор слышится эхо войны. В середине между ними — апатичное большинство людей, которые поняли, что от них ничего не зависит. Бомбардировки НАТО показали им, что есть силы, которые определяют их судьбу без их участия, в том числе вопрос жизни и смерти».

     

«После свержения Милошевича сербские СМИ попали под контроль западных холдингов — частные были перепроданы, государственные — приватизированы. Фактически 90% сербских СМИ сейчас финансово контролируются Западом, поэтому транслируют на сербское общество западную пропаганду, в том числе антироссийского характера. Они пока что не могут позволить себе явную и открытую русофобию — в сербском обществе это пока еще очень опасно, не только с политической точки зрения. Но каждое СМИ старается при каждом удобном случае вставить в копилку русофобии свою лепту».  

     

«Например, ненавязчиво проталкивается идея, что все беды сербов от того, что они с русскими — обвиняется даже кириллический алфавит. Публикуются статьи, исследования, высказывания профессоров, которые говорят — если была бы у нас латиница, мы были бы интегрированы в Европу. И в средние века у нас были бы рыцари, такие же сильные как французы и немцы, которые защитили бы нас от турок. Постоянно навеваются европеизированные образы, которые выбивают из сербского сознания традиционные для него славянские и русофильские мотивы», — сказал Кравченко.

     

«Пост-югославское общество наполнено обидами, которые питают друг к другу сербы, мусульмане и хорваты. Это глубочайшие противоречия, которые сегодня лишь смягчены. Они настолько серьезны и глубоки, что, как только изменится политическая обстановка, тут же выйдут наружу и разразятся новой межнациональной войной», — уверен Кравченко.

     

Противоречия между представителями разных этносов проявляются и на бытовом, и на культурном уровне. «Стоит какой-нибудь камень, предположительно древний алтарь, на котором древние иллирийцы приносили жертвы, еще до славян. Подходит к нему сербская семья и говорит: «Вот, сынок, это след от копыт коня Марка Кралевича». Тут же при них может подойти мусульманская семья и сказать: «Смотрите, дети, этот след коня Джалалуддин-бека, великого героя». Может подойти хорват и возразить: «Да нет, это след коня великого немецкого императора Фридриха Барбароссы». Даже на таком базовом уровне историческая память народов, проживающих сейчас бок о бок, радикально несовместима, одно и то же явление люди видят совершенно по-разному. И с приходом европейских ценостей это не стирается, а только обостряется еще сильнее», — считает Кравченко.

     

«Сегодня народы бывшей Югославии предъявляют друг другу территориальные и экономические претензии, обвинения в геноциде — перечислить все невозможно. В повседневном быту каждый занят своим выживанием, но стоит возникнуть проблеме, и все начинают винить друг друга. «Почему у нас, мусульман, плохо? Из-за сербов, сербы мешают». «Почему нам, сербам, плохо? Запад мешает, хорваты».

     

«Мусульманские дети Боснии играют в ИГ (арабское название ДАИШ, запрещена в РФ – прим. ред.), арабские террористы — для них настоящие герои. Они гордятся этим и говорят, когда делятся для игры в войну — «мы — игиловцы, а вы — сербы». Образ ИГ для боснийских мусульман — это образ, к которому стремятся люди, в том числе взрослые. Они скрывают это, но очень внимательно следят за тем, что происходит в Сирии. Сербы также следят за действиями России, вдохновляются ее победами. Это разные вектора, которые не сходятся ни в одной точке, и рано или поздно снова дадут себя знать в очередном межэтническом конфликте».

     
     




Просмотров: 819
 

Loading...

Косовский фронт