Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/27.4.2016/

Где границы Русского Мира?

Источник: Изборский клуб

 

     

Для Сербии вопрос о том, как определят и установят русские границы своего «мира» – это вопрос жизни и смерти

     

     

Россия, как один из трёх лидеров современного мира возможно, и может позволить себе сомнения и колебания на тему «ЧТО ЕСТЬ РУССКИЙ МИР и ГДЕ ЕГО ГРАНИЦЫ». Мы в Сербии, как малый народ, в последние 16 лет практически живущий в состоянии оккупации, окружённый в основном враждебными народами и почти полностью окружённый НАТО, такого преимущества не имеем. Сегодня для сербского народа принадлежность к Русскому миру – вопрос выживания. Там, где Россия установит или примет установленными границы своего мира – там будет проходить линия её защиты. Если Сербия останется вне этих границ, то, самое большее через один-два десятка лет она превратится в анациональную, мультикультурную и ассимилированную страну, после чего (а частично и до завершения этого процесса) она как независимое государство исчезнет.

     

Поэтому сегодня для нас в Сербии, хотя, возможно, на первый взгляд так и не кажется, вопрос о том, как определят и установят русские границы Русского мира – это вопрос жизни и смерти.

     

С исторической точки зрения Сербия и Россия принадлежат к одному миру уже более тысячи лет. Нет никакой необходимости снова рассматривать этот вопрос и пытаться выдумать новый ответ на него – его вместо нас уже давно решили наши предки. Это всё тот же Православный мир, веками объединяющий нас, хотя его центр и даже название менялись в соответствии с актуальным соотношением геополитических сил. Но и тогда, когда он назывался «Византийским миром» и тогда, когда соседи называли его «Восточной ересью» - всегда, когда орды с Востока и Запада нападали на него – Россия и Сербия сражались на одной стороне.

     

Веками Россия помогала православным на Балканах. Недавно мне представился случай посмотреть записи по истории сербской Царской Лавры Хиландара на Святой горе Афон. В библиотеке Хиландара находится книга XVIII века под названием «Книга сбора пожертвований в России»(сербск. «Књига прошње у Русији»): когда Сербия находилась под властью турок, сербские монастыри, чтобы выжить, посылали монахов собирать пожертвования в России.

     

Россия самоотверженно помогала балканским братьям освободиться от османского владычества. Первая мировая война началась, когда святой царь-мученик Николай II не пожелал оставить без помощи сербских братьев. Всегда, когда это было возможно, Россия-матушка помогала западным и южным славянам, заботясь о своих западных границах – западных границах Русского мира.

     

С другой стороны, когда часть русского народа, после Октябрьского переворота 1917 г. и Гражданской войны в России, была вынуждена оставить Родину, многие нашли в Сербии свой новый дом. Сербия – единственная страна, которая тогда приняла всех русских беженцев, пожелавших поселиться здесь, как и целую армию генерала Врангеля (который завещал похоронить себя в Белграде). Только в Сербии офицеры Российской царской армии автоматически получали аналогичные чины и должности в Сербской армии. Только в Сербии произошёл единственный прецедент в истории Православия, когда внутри территории одной поместной Церкви была основана другая «экстерриториальная» поместная Церковь: в Сремских Карловцах основана Русская Православная Церковь Заграницей.

     

И во времена, когда Россия переживала смуты, времена переопределения своего мира, Сербия всегда знала, что мы являемся частью одного мира, даже если тогда он не назывался «русским». Можно с уверенностью сказать, что в период 1920-40-х годов ХХ века «(царско)-русский» мир жил в Сербии (или, возможно, и в Сербии, если их было два: один «царско-русский», а второй «советско-русский»).

     

На Ялтинской конференции Сербия вошла в «Советско-русскую» сферу влияния и то разделение, тот договор, оставались в силе до 90-х годов прошлого века. С некоторыми «вариациями» Сербия, даже в социалистической Югославии, оставалась прорусской, хотя и платила цену своей позиции коммунистическому руководству СФРЮ.

     

Во времена «новой смуты» 90-х годов, в период анархо-либерального безвластия в России, когда в стране хозяйничали западные наймиты, Сербия снова, как единственный в тот момент непокорённый оплот «восточного русского мира», стала предметом беспрецедентного давления со стороны победителей в холодной войне: на неё обрушились экономические санкции, политические унижения, отстранение от участия в «мировой политике», исключение из всех международных организаций и в конце концов – бомбы НАТО. Можно с уверенностью утверждать, что Сербия, Черногория и Республика Сербская в тот момент больше были на линии идей Русского мира, чем сама ельцинско-гайдаровская Россия. Именно поэтому, сначала Республика Сербская, а потом и СР Югославия подверглись бомбардировкам и военной интервенции.

     

Но Божий Промысел никогда не оставлял православные славянские народы: сразу же после октябрьского переворота 2000 года в Белграде, когда был сломлен последний очаг сопротивления на западной границе нашего Православного мира, в России произошли кардинальные перемены и начался путь её воскресения из пепла. Центр Русского мира вернулся в Москву.

     

Конечно, многолетняя либеральная оккупация и разорение не прошли без последствий. России потребовалось определённое время, чтобы снова подняться и снова определить границы и принципы устройства своего мира. Мюнхенская речь президента В.В. Путина 2007 года ознаменовала возвращение России-матушки на мировую сцену, и, что для нас в Сербии ещё важнее, возвращение концепции Русского мира и борьбы России за своё и своих.

     

Где же сегодня, в 2016 году, Сербия на карте Русского мира?

     

Если говорить о политической карте Европы – несомненно глубоко вне российского влияния. Квислинговская сербская власть стремится к вступлению в ЕС, к включению сербской экономики в европейский рынок, к вступлению в НАТО и погружению Сербии в Европу.

     

Но если посмотреть на исследования общественного мнения и на желания сербского народа – Сербия и дальше, как это было всегда, является частью Русского мира. Посмотрим несколько результатов официальных опросов:

     

при выборе между ЕС и Россией – 70% граждан выбирают Россию;

     

за вступление в НАТО проголосовало бы менее 10% граждан Сербии;

     

за вступление в ЕС проголосовало бы 45% граждан Сербии, против - 55%;

     

российского президента В.В. Путина поддерживает 72% граждан Сербии (это намного превышает число поддерживающих любого сербского политика или политическую партию).

     

Но – и это невероятно! – из 250 депутатов сербского Парламента, все 250 – за вступление в ЕС! Ни одной пророссийской партии в Парламенте! В начале февраля 2016 года Парламент Сербии ратифицировал соглашение с НАТО, практически подчиняющее Сербию НАТО (НАТО получило полную свободу передвижения, свободу использования всех военных и гражданских объектов, дипломатическую неприкосновенность и иммунитет от уголовной ответственности для своих военнослужащих в Сербии...!).

     

Практически, народ желает одного, а власть предержащие и коррумпированная «элита» - противоположного. И, чтобы мрачная реальность была ещё хуже, на более-менее регулярных выборах уже годами побеждают еврофанатики!

     

В чём же тайна такой «шизофренической демократии»?

     

Ответ очень прост: непроглядный медийный мрак, в котором пребывает сегодняшняя Сербия и хорошо скоординированные действия западных НПО. Специальная операция против сербского народа продолжилась годами после октябрьского переворота 2000 года. Десятки НПО создавали «учреждения гражданского общества», пока СМИ постепенно переходили в собственность западных заказчиков и меняли сознание среднего сербского избирателя. Финалом этого процесса стал 2015 год, когда по новому (европейскому) закону все СМИ окончательно были приватизированы. Нет больше ни одного телеканала, который не был бы в собственности подконтрольных Западу лиц.

     

Уже несколько лет идут разговоры об основании русского телевидения, кабельного канала или Интернет-телевидения. Но, искренне говоря, создаётся впечатление, что такие слухи и новости распускают западные спецслужбы с целью дать сербам ложную надежду, а через некоторое время победоносно сообщить, что «русские олигархи опять остались ни с чем». У среднего гражданина создаётся впечатление отсутствия альтернативы «европейскому пути». Россию представляют расслабленным и неактивным медведем, который может действовать только ракетами и оружием и не способен к более тонкой защите своих интересов. Одним словом, планомерно и продуманно в народе культивируется идея «отсутствия» России, её неспособности использовать «мягкую силу», идея о том, что Россия может реагировать только, когда, как в Сирии, ситуация доходит до бомбардировок.

     

Поэтому-то и становится возможным, что большинство народа желает одного, а голосует за другое.

     

Кто-то скажет, что существует «Russia today», которая достигла огромного успеха на Западе. Это так, в том, что касается Запада. Но нужно иметь в виду, что Сербия – не Запад. Во-первых, мало кто в Сербии смотрит телевидение на иностранном языке. А во-вторых, что ещё важнее, Сербия, как и 16 лет назад – полигон для испытаний преэмптивной[1] технологии. То, что происходит в последние два года на Украине, происходило в Сербии 16 лет назад, а то, что происходит в Сербии сегодня, через несколько лет будет происходить на Украине (будем надеяться, что через десяток лет Украина будет иметь проценты поддержки русской идеи, какие демонстрирует сегодня Сербия).

     

«В войнах нового типа фронты пролегли не по обрывистым берегам рек и не по укрепрайонам, а по культурно-цивилизационным разломам», совершенно правильно отметил Леонид Ивашов в упомянутой книге, на которую я ссылаюсь[2].

     

Почему же, несмотря на всю любовь сербов к России, на политической сцене Сербии нет ни одной пророссийской партии в Парламенте? Патриотические, пророссийские, консервативные партии существуют, конечно, на политической сцене Сербии. Они действуют в периодах между выборами и имеют поддержку электората. Но вследствие непроницаемого медийного мрака проевропейской власти очень легко скомпрометировать отдельного политика, партию или целое направление непосредственно перед выборами. Любимая техника властей заключается в создании впечатления существования «широкого спектра политического предложения» и объявления всех независимых политических субъектов экстремистами, ультранационалистами и даже просто хулиганами.

     

Самый показательный пример этого – чудесное появление с последующей трансформацией «патриотической» «Сербской передовой партии» (сербск. Српска Напредна Странка, СНС) в «современную проевропейскую партию» последних лет. Созданная как чадо пророссийской патриотической «Сербской радикальной партии» (сербск. «Српска радикална странка», «СРС»)гаагского сидельца Воислава Шешеля, «СПП» в своё время оттянула на себя значительную часть патриотического электората, чтобы после победы на выборах начать постепенное, но неуклонное скольжение влево к вдруг появившейся у неё высокой цели создания «современной европейской Сербии».

     

Сегодня, когда подлинное лицо этой политической организации уже совсем проявилось, когда всё чаще звучат голоса о том, что нет никакой разницы между «левой» демократической оппозицией и «патриотической» властью – вдруг со всех сторон начинают расти патриотические партии, коалиции и движения, чтобы заполнить вакуум, создавшийся в «патриотической» и «евроскептической» сфере политического предложения. Абсолютно ясно, что политическая сцена Сербии от выборов к выборам, словно на огромном виртуальном преэмптивном конвейере, неуклонно и всё быстрее скользит справа налево!

     

Западные инженеры человеческих душ и специалисты по специальным операциям, как и в конце 90-х, за время борьбы против Милошевича прекрасно поняли, что не имеет смысла непосредственно противодействовать патриотическим и русофильным чувствам и устремлениям сербов. Вместо этого они создают контролируемые «патриотические пророссийские» опции, разбивающие силы патриотического крыла. В случае успеха на выборах эти марионеточные организации, естественно, действуют в интересах своих западных содержателей и хозяев.

     

В конце 90-х малое, полу-виртуальное «политическое движение» «Отпор», обученное, проинструктированное и щедро проплаченное Западом, нанесло решающий удар Милошевичу во время переворота 5 октября 2000 года. Сегодня, по прошествии 16 лет, «бескорыстные герои сопротивления Милошевичу» имеют печально известность во многих странах благодаря активности НПО CANVAS, которая на протяжении многих лет финансируется западными спецслужбами. Деятельность этой организации заключается в том, чтобы по всему миру обучать «демократические силы» способам и технике свержения власти. Эта техника, впервые примененная в Сербии, стала «экспортным продуктом»!

     

Очень вероятно, что проходящие сегодня обкатку в Сербии техники борьбы с патриотическими и пророссийскими склонностями электората через создание «патриотических партий» с их последующим скольжением влево, через несколько лет так же станут экспортным продуктом какого-нибудь нового (или старого) CANVAS-а.

     

Как может сербский народ противостоять этому? Ответ очень прост: без помощи России – никак! Средний сербский гражданин, без объективной информации из СМИ, без независимого сектора НПО в сегодняшней политической системе дезориентирован. Если власть, СМИ и сектор НПО находятся в руках западных служб, сознанием граждан манипулируют так, что ни о каком свободном выборе говорить не приходится.

     

Что же может сделать Россия, чтобы помочь и укрепить свою сербскую часть Русского мира? Как защищать эту его часть, фактически юго-западную границу Русской цивилизации? Через открытие своих СМИ в Сербии и укрепление патриотического, консервативного и пророссийского сектора. Без появления независимого и объективного источника информации и создания неправительственного сектора, который бы защищал и пропагандировал семейные и консервативные общественные ценности, непрестанно, постоянно и последовательно, а не от случая к случаю, «по вдохновению», патриотическая часть электората от выборов к выборам будет уменьшаться, теряя, в основном, молодых. Нужно иметь в виду и особенности национального характера, а именно знаменитое сербское упрямство. Намного легче (и дешевле) привлечь молодых впервые проголосовать за какую-либо партию, чем заставить старого избирателя изменить свои политические симпатии. Если партия, за которую он голосовал раньше, разочаровала его, то он скорее вообще не пойдёт на выборы (этим частично и объясняется низкий уровень электоральной активности), чем проголосует за тех, кто ещё вчера были его политическими противниками.)

     

Технологии обычной и специальной войны в последнее время развивались очень высокими темпами. Россия идёт в ногу со временем в области создания новых ракет, современных танков и других видов оружия. Но в области техники специальной войны она почему-то отстаёт. Что может быть причиной этой расслабленности?

     

Конечно, это не моё дело, но я всё же выскажу своё мнение: это кадры в двух областях: СМИ и НПО.

     

Начнём со СМИ

     

В ноябре прошлого года Ваш покорный слуга, вместе с ещё несколькими журналистами из ещё выживших сербских патриотических СМИ, попытался найти в России поддержку этим изданиям, изо всех сил борющимся с нуждой, откровенной враждебностью властей и властями же инспирированными нападениями всех видов, от легальных до откровенно хулиганских. Мы обратились к «России сегодня», как к лидеру российских СМИ. Наше предложение состояло в организации переводческого сервиса, который снабжал бы все (а не только патриотические) СМИ переведёнными новостями из России, репортажами и художественными программами российских СМИ. Это одновременно могло стать поддержкой патриотических СМИ и обеспечить вход через «заднюю дверь» в обычные СМИ и ТВ, которым тогда как раз предстояла приватизация и которые, вероятно, брали бы бесплатные и интересные программы и новости.

     

Но увы: реакция в Москве оказалась отстранённой и холодной. Молодой, но занимающий ответственный пост сотрудник МИА «Россия сегодня» объяснил нам, гордо вручив визитки на английском языке, что уже создана и достигла огромного успеха «Russia today», и что причина этого успеха в профессионализме и высоком качестве её продукции (с чем мы немедленно согласились). Но логика на этом закончилась: «Чтобы создать что-то похожее на Балканах, необходимы большие деньги, а их не имеет смыла вкладывать в такой ограниченный медийный рынок, как Балканы», - услышали мы от представителя организации, занимающейся, по его собственным словам, «продажей новостей».

     

Немного опешив от такого подхода к вопросу, мы попытались объяснить, что Сербия не (или хотя бы не только) «медийный рынок» и что не стоит соревноваться с Западом таким образом. Что важно и необходимо основать хотя бы малый альтернативный канал информации и пропаганды семейных ценностей, традиционализма и консерватизма. Слова «Русский мир» произносить уже не хотелось, поскольку пристегнуть их к идее продажи новостей совсем не получалось. Но наш собеседник только повторял что-то о «рентабельности медийного пространства» и «визуальном восприятии таргетируемых групп», снабжая всё это таким обилием англицизмов, что мы чуть не предложили перейти с русского на английский.

     

Некоторого эффекта позволила добиться американская пословица «Not to do things right, but to do right things», которую мы употребили, пытаясь объяснить, что говорим не о «медийном проекте», а об «идеологическом средстве». Эффект состоял в том, что молодой человек, вероятно сам не осознавая важность того, что говорит, вдруг вопросил: «Да что же это со всеми вами? Вчера на вашем месте сидели греки и говорили и предлагали то же, что и вы!».

     

Шутки в сторону. Что же это со всеми нами? Как объяснить этому молодому, образованному, владеющему английским, успешному московскому «медиа-менеджеру», что наших (и греческих) дочек в школе обучают одеванию презерватива на огурец? Что сербский министр просвещения предлагает отменить в школах постоянно расшатываемый предмет «Закон Божий»? Что на наших улицах вовсю организуются «парады» содомитов и наши сыновья смотрят на это? Он не понимает этих проблем, они слишком далеки от него. Он живёт в России.

     

Невероятно, но факт: будь на его месте какой-нибудь серьёзный представитель старой гвардии, из тех, кого называю «силовик в отставке» (желательно фронтовик) – вероятно, мы лучше поняли бы друг друга. Искренне говоря, после этой встречи я понял, почему в деле возрождения России В.В. Путин опирается на кадры из «силовых структур».

     

До одной из важнейших сторон обоснования нашего предложения мы на этой встрече так и не дошли: бойкот патриотических и пророссийских политических партий в СМИ не только маргинализирует их, помещая в область политического экстремизма и чудачества, но, что, вероятно, ещё хуже в долговременной перспективе, делает эти партии и движения крайне чувствительными к манипулированию со стороны западных спецслужб. В случае, когда эти партии лишены «окна» в СМИ, легко может произойти (и происходит) то, что упомянутые службы искусственно создают партии, представляемые избирателям, как патриотические и пророссийские, как это было с находящейся теперь у власти, уже упоминавшейся «Сербской передовой партией» в начале её деятельности. За последние год-два в Сербии создано не менее десятка патриотических пророссийских организаций! Скорее всего, не менее половины из них с самого начало – проект западных спецслужб или их сербских исполнителей. Неактивность России в создании независимых СМИ открывает бесконечный простор для манипулирования чувствами сербских избирателей. И в значительной степени это относится именно к России.

     

Другая проблема - НПО

     

В пост-милошевичевской «демократической» Сербии США и разные западные фонды уже десятилетиями щедро финансируют сектор НПО. Это больше ни для кого не тайна[3]. Очевидно, что за протекшее время эти НПО вместе с СМИ полностью изменили семейную модель сербского общества, ставя в центр своей деятельности расшатывание института семьи и традиционного способа жизни, пропагандируя систему ценностей, полностью чуждую сербам и сербскому обществу.

     

Примеров достаточно, уже не говоря о печально знаменитом ЛГБТ секторе, который добился, чтобы от полного запрещения, всеобщего презрения и игнорирования за десять последних лет мы дошли до проведения «парада гордости». Его в полностью блокированном и безлюдном городе охраняли десятки тысяч полицейских. В тот раз на «параде» было больше иностранных послов и сотрудников западных посольств, чем представителей всех «секс-меньшинств» вместе взятых, но всё ещё впереди.

     

Но вот пример, который наглядно иллюстрирует, как и с какими целями действуют эти НПО. На крайнем юге и юго-востоке Сербии находятся Пчиньский округ с центром в г. Вране – слаборазвитая область, основными проблемами которой являются бедность и безработица. Это, вероятно, самая патриархальная часть Сербии. Именно здесь, где людям необходимы рабочие места, где нужно открывать предприятия, чтобы молодые могли работать и основывать семьи, Европейское командование армии США вкладывает 213.000 $ (!) в открытие убежища для женщин - жертв семейного насилия! Да, вы правильно поняли: Европейское командование армии США! За строительством объекта надзирал Инженерный корпус армии США, а «Убежище» торжественно открыл и передал избитым и лишёнными всяческих прав сербским женщинам американский посол Майкл Кирби лично. Интересно, что проект «Убежище» во Вране является совместным для сербских властей, НПО и частного сектора. При этом характерно, что весь проект целиком стоил 217.000 $, а Европейское командование армии США дотировало 213.000, в то время, как все остальные субъекты вместе потратили 4.000 $[4]!

     

Конечно, как и следовало ожидать, очень скоро после открытия «Убежища», в регионе произошёл настоящий взрыв семейного насилия . Было зарегистрировано очень много таких случаев, пришлось организовать многоканальный СОС-телефон, на который жертвы могли бы позвонить. Случаи насилия, в связи с которыми произошли звонки, стали регулярно попадать в СМИ (невзирая на закон о защите личной жизни граждан). Одним словом, началась скоординированная компания по разрушению семьи через муссирование темы «семейного насилия».

     

И конечно, если СМИ непрестанно говорят о «женщинах, подвергшихся насилию в семье» и никогда – о женщинах, которые рожают детей, растят их и заботятся о своей семье и счастливы в браке – со временем девушки и женщины принимают свою возможную роль в семье, как роль жертвы насилия. Стоит ли винить их в том, что они не желают идти на каторгу и погибель, каковыми им представлены брак и семья?

     

Таких примеров тысячи. Они не составляют тайны. Тайну составляет то, как обычному гражданину защитится от такой специальной войны без помощи России?

     

За прошедшие годы появилось немало православных обществ, защищающих семью и традиционные ценности, но все они имеют схожие проблемы: недостаток финансирования и недостаток поддержки в СМИ. За деньги, которые Командование армии США вложило в один единственный проект «убежища» можно открыть русское интернет-тв или кабельное телевидение! Но исключительно сложный путь получения поддержки из России делает практически невозможным осуществление любого русского проекта в Сербии, не говоря уже об осуществлении долгосрочного влияния и включения Сербии в границы Русского мира, как его части, что жизненно необходимо Сербии, но так же необходимо и для защиты юго-западной границы самого Русского мира.      
 

     

Слободан СТОЙИЧЕВИЧ (Сербия)

         

     

[1] Ивашов, Леонид, БИТВА ЗА РОССИЮ хроники геополитических сражений; Москва Книжный мир. 2015. Стр. 15.     

     

[2]Там же, Стр. 3.

    

[3]http://srbin.info/2015/07/16/evo-ko-finansira-antisrpski-nvo-u-srbiji/     

     

[4]http://www.b92.net/info/vesti/index.php?yyyy=2015&mm=03&dd=19&nav_id=970519     




Просмотров: 1133
 

Loading...

Косовский фронт