Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/4.5.2016/

Сербия: Крымский взгляд на «балканскую Россию»

 

     

Начиналась третья декада августа 2015 года. Я отправлялся в первую зарубежную поездку с тех пор, как произошло «крымское чудо» – мой родной край вернулся в лоно России. Путь пролегал в самое сердце Балкан – в братскую и близкую для русских людей Сербию. Я ехал туда не как турист, но всё же рассчитывал хорошенько познакомиться с этой южнославянской страной и прочувствовать её колорит. И вот что мне удалось увидеть, ощутить и запомнить в ходе этой поездки.

     

Белград мимоходом

     

Сербская столица Белград встретила меня неприветливо – шла сильная гроза. Снижаясь, самолёт очутился в тёмном грозовом облаке, которое озарялось яркими вспышками молнии, после чего раздавались громкие раскаты грома. Благо, приземлились удачно.

     

Гроза разбушевалась настолько сильно, что, казалось, молния била прямо в здание аэропорта. В этом был какой-то символизм, учитывая, что главные «воздушные ворота» страны названы именем Николы Теслы – выдающегося учёного-физика, изобретателя и экспериментатора с электрическим током.

     

Но прошло несколько часов, и непогода прекратилась. На улице стало тепло и солнечно. Дождь прибил пыль к земле и оттого очень легко дышалось. Самое время прогуляться по Белграду.

     

Город достаточно большой, в нём проживают полтора миллиона человек. В основном это сербы, но помимо них здесь можно увидеть цыганок-попрошаек с маленькими детьми, смуглых арабов, держащихся группами китайцев и многих других, включая наших соотечественников.

     

Сербская столица состоит из 17 территориальных общин, но для простоты его делят на две части – Старый Белград и Новый Белград, которые разделяет река Сава. Старая часть города по своему архитектурному облику мне чем-то напомнила Вену, чем-то Москву и в значительной степени Бухарест. Массивные серые и красноватые дома со статуями и лепниной на фасадах, а также лишённые архитектурного изящества административные здания югославской постройки. Ну а Новый Белград или по-сербски Нови-Београд – это современные высотки торговых и офисных центров, многоэтажные жилые дома и широкие ровные проспекты.

     

«Визитная карточка» сербской столицы – собор Святого Саввы. Большой величественный храм с зеленоватыми куполами выстроен в византийском стиле и чем-то похож на стамбульскую церковь-мечеть Айя-София. Его начали строить ещё до начала Второй мировой войны, но официально открыли лишь в 2008 году, хотя внутренняя отделка храма до сих пор не завершена. Когда-то по приказу турецкого паши здесь были сожжены мощи очень почитаемого в Сербии святого – Саввы, поэтому собор воздвигли в память о нём на этом самом месте. Сейчас возле храма установлены скамейки, на которых воркуют влюблённые парочки либо коротают время в беседах матери и бабушки, пока их дети с внуками резвятся поблизости.

     

     

Ещё одна городская знаменитость, старинная Белградская крепость, высится на высоком холме у слияния рек Сава и Дунай. Собственно, давным-давно с этой крепости начинался и от неё разрастался Белград.

     

Она представляет собой крупное фортификационное сооружение с мощными стенами и башнями, внутри которого при первом посещении можно и заблудиться. На территории огромной крепости находятся церкви, памятники, музеи, баскетбольные площадки, теннисные корты и даже зоопарк. Если пройти цитадель насквозь, взору откроется замечательный вид на место соединения двух спокойных широких рек, на их зелёные берега и на новый район Белграда. Вокруг крепости раскинулся главный парк города – Калемегдан.

     

     

Эпизодом, глубоко врезавшимся в мою память при осмотре Белграда, стал транзитный лагерь ближневосточных беженцев в сквере возле центрального автовокзала. В этом перевалочном пункте под открытым небом они останавливаются лишь на несколько суток, по пути на север, к венгерской границе. Молодые громкоголосые мужчины, женщины в хиджабах с маленькими плачущими детьми. Одни ютятся в маленьких палатках, другие лежат на траве и даже на тротуарах, подстелив под себя тряпки и большие картонные коробки. Прямо на ветках деревьев развешена постиранная одежда. Суета, мусор, смрад от немытых тел. Наблюдая толпы смуглых несчастных иноземцев, белградцы говорят, что их город уже не тот. Его накрыла волна нового переселения народов.

     

     

Однако продолжим знакомство со столицей Сербии. Центральная площадь города имеет приятное русскому уху название Славия. На одной её стороне возвышается гостиница с одноимённым названием, а на другой вздымается над близлежащими домами «стекляшка» Народного банка Сербии. Лучами от площади расходятся важные транспортные артерии – улица Короля Милана, улица Белградская, улица Неманина, улица Маккензиева, бульвар Освобождения и другие.

     

В Белграде бросаются в глаза полуразрушенные здания – результат военной агрессии НАТО против Югославии 1999 года. Яркие примеры – министерство обороны и генштаб бывшей Югославии, пострадавшие от натовских бомбёжек. Их не торопятся восстанавливать, чтобы подрастающее поколение могло воочию увидеть следы тех страшных событий семнадцатилетней давности.

     

     

Вид этих руин накладывает на городской облик отпечаток трагизма и позволяет ощутить, что вы находитесь на Балканах – в регионе с большим историческим багажом кровопролитных войн и острых этнорелигиозных конфликтов. На долю сербского народа за его историю действительно выпало очень много испытаний, как и на долю русского народа. Недаром Сербию часто называют «балканской Россией».

     

Ниш и окрестности

     

В моём сербском путешествии Белград не был главным пунктом назначения. Он был лишь начальной и конечной точкой поездки. Мой маршрут пролегал на юго-восток страны, в город Ниш, что в 3 часах езды от сербской столицы.

     

Ниш – третий по величине город Сербии после Белграда и Нови-Сада, в нём проживает свыше 300 тысяч человек. Город раскинулся в речной долине и на окружающих холмах. Склоны этих холмов покрыты частными домами с красными черепичными крышами, а вниз к центру города спускаются извилистые улочки. Конечно, есть в Нише и современные многоэтажные новостройки, и фешенебельные офисные центры, и прямые шоссе, но в целом город выглядит провинциально и это придаёт ему очарование.

     

Климат в этих местах мягкий и тёплый, а почвы очень плодородные. В конце августа, когда мне довелось здесь побывать, ветви плодовых деревьев прямо-таки гнулись к земле под тяжестью груш и слив, а на виноградных лозах доходили крупные гроздья солнечной ягоды. В огородах зрели большие красные помидоры, огурцы, тыквы и баклажаны. Во дворах и на балконах в кадках были выставлены лимонные и апельсиновые деревья, на которых висели крупные, но ещё зелёные плоды.

     

Ниш – очень древний город с насыщенной историей, он известен со времён Римской империи и Византии. Здесь родился римский император Константин Великий, в городе даже уцелели остатки его резиденции Медиана. Однако наиболее сохранившимся историческим памятником Ниша считается старинная городская крепость, построенная турками-османами в начале 18 века на месте римских и византийских укреплений. Зайдя через каменные ворота внутрь можно увидеть остатки бывшей тюрьмы, арсенала, мечети, резиденции турецкого паши и бани хаммам. Внутри крепости расположились сувенирные лавки, рестораны, салон художников.

     

     

Твердыня стоит на берегу реки Нишавы, которая, кстати, и дала название городу. Со смотровой площадки крепости просматривается набережная реки, вокруг которой сосредоточен исторический центр Ниша.

     

Неподалёку находится здание Бановины. Оно неизменно привлечёт внимание путешественника своей торжественностью, присущей архитектуре ренессанса. Помимо внешней красоты, это здание представляет большой интерес с точки зрения истории. В начале 20 столетия здесь заседало правительство Сербии и именно сюда 28 июля 1914 года доставили телеграмму из Вены, в которой Австро-Венгрия объявляла войну Сербии. Этот день стал началом Первой мировой войны. Сегодня в здании Бановины размещается Нишский университет – главный центр притяжения интеллектуалов со всей южной Сербии. К слову, в университете есть кафедра русского языка и литературы.

     

     

Лучше узнать об истории Ниша и его окрестностей можно в Народном музее. Он небольшой, а потому экскурсия по нему не утомительна. Тем не менее, в музейной коллекции собрано немало ценных артефактов античной и византийской эпохи: украшения, оружие, фрагменты гробниц, статуи, посуда, предметы культа.

     

Пожалуй, самым необычным и известным памятником Ниша является «Челе Кула», что в переводе с сербского означает Башня черепов. Снаружи она представляет собой ничем особо не примечательную маленькую часовню, но внутри находятся остатки башни, в которую вмурованы человеческие черепа. История отсылает нас к битве на горе Чегар, разгоревшейся 31 мая 1809 года. В ходе неё превосходящие силы османских захватчиков разбили сербских повстанцев под предводительством отважного воеводы Стефана Синджелича. После окончания сражения турецкий военачальник Хушид-паша приказал своим басурманам отсечь головы всем поверженным сербским бойцам: кожу с них сняли и отправили султану в Стамбул, а из черепов построили башню для устрашения местных жителей. Изначально их было около тысячи, но сейчас мы можем увидеть лишь несколько десятков черепов.

     

     

Помимо исторических достопримечательностей, в Нише находится такое интересное учреждение как Российско-сербский гуманитарный центр. Он не только выполняет свои непосредственные функции, помогая Сербии справляться с последствиями чрезвычайных ситуаций с помощью современнейшей спасательной техники. Центр является оазисом русской культуры, который притягивает сербских русофилов и духовно подпитывает их.

     

     

Наличие такого учреждения превращает и сам Ниш в главный островок присутствия России и русской культуры в Сербии. Несколько лет подряд в городе проходят фестивали российского детского кино «Сказки детства», а в августе прошлого года Общество сербско-русской дружбы «Николай Раевский» впервые организовало здесь семинар по культурному сотрудничеству российской и сербской молодёжи, на который мне посчастливилось быть приглашённым. Основная конференция в рамках этого семинара прошла как раз в стенах Российско-сербского гуманитарного центра.

     

Но деятельность Центра не ограничивается спасательными работами и содействием в проведении научно-практических конференций. При активном участии учреждения в Нише был установлен памятник советским воинам, погибшим в 1944 году в ходе «ошибочного» американского авианалёта на советскую военную колонну в только-только освобождённом от немецко-фашистских захватчиков городе. Его торжественное открытие состоялось 9 мая минувшего года.

     

     

Памятник находится возле бывшего нацистского концлагеря Красный Крест. Сейчас концлагерь превращён в мемориальный музей. Бараки, ограждения из колючей проволоки вокруг корпусов – весь этот жуткий антураж сохранён в назидание потомкам.

     

     

Километрах в 30 от Ниша расположен маленький городок Алексинац. На холме в черте этого населённого пункта стоит обелиск русским добровольцам, погибшим в 1876-1878 гг. в освободительной войне сербов против турецких угнетателей. Среди этих добровольцев был и русский полковник Николай Николаевич Раевский (кстати, уроженец крымского города Керчь).

     

23 августа 2015 года возле обелиска прошло торжественное мероприятие в память о русских добровольцах, сложивших головы за свободу Сербии. Священник отслужил молебен, и венки к монументу по очереди возложили местные власти, военные, представители общественных организаций и все желающие. В том числе и мы вместе с ребятами из вышеупомянутого Общества сербско-русской дружбы «Николай Раевский».

     

     

Надо сказать, что имя Раевского хорошо известно сербам, они проникнуты к русскому офицеру большим уважением и благодарностью. В селении Горни Адровац, что близ Алексинаца, в память о нём воздвигнута церковь Святой Троицы. Возле неё находится место, где в битве с турками погиб Раевский. Поэтому церковь часто называют «русской церковью» или «церковью Вронского». Последнее объясняется тем, что Н.Н. Раевский считается прототипом графа Вронского в романе Льва Толстого «Анна Каренина».

     

     

Ещё одна святыня этих мест, связанная с Николаем Раевским – женский монастырь Святого Романа около села Джунис. Он был построен в 15 веке на фундаменте древнего храма 9 века и является одним из самых ранних монастырей Сербии. В уютном внутреннем дворике навеки покоится сердце Раевского, на что указывает памятная плита. Возле обители бьёт источник с целебной водой. Паломники омывают ею лица и набирают в бутылки, веря в чудодейственные свойства этой воды.

     

     

О жизни народа и будущем страны
     

Последний раздел статьи хотелось бы посвятить некоторым социально-политическим наблюдениям и размышлениям. Возможно, они покажутся скучноватыми, но важны для полноты картины о Сербии и потому заслуживают внимания.

     

         
  1. Побывав в Белграде и Нише, ужасающей нищеты я в этих городах не заметил. По дорогам ездят симпатичные иномарки, ярко сверкают витрины магазинов и бутиков с одеждой, не пустуют кафе и рестораны. Однако это всего лишь красивая обёртка, скрывающая безрадостную действительность. Она заключается в том, что экономика страны еле дышит, промышленность практически развалена, газопровода «Южный поток» нет, зато страну захлестнули многочисленные потоки транзитных мигрантов.
  2.      

     

2. К сожалению, в реальности гораздо меньше сербов понимают и умеют объясняться на русском языке, чем о том принято считать в России. Если среди людей старше 40-50 лет ещё есть значительная доля хоть немного говорящих по-русски, то в рядах молодёжи таких существенно меньше. В то же время на английском умеют разговаривать очень многие и, в первую очередь, молодые люди. Как мне рассказала одна сербская учительница русского языка, с каждым годом всё труднее убеждать родителей школьников выбирать изучение русского в качестве иностранного. Предпочтение отдаётся английскому языку.

     

Между тем, как я смог лично убедиться, русский и серб могут общаться на своих языках и в целом понимать друг друга, если будут говорить чётко и неторопливо. Главное – было бы желание.

     

3. У сербов действительно сохранилось очень тёплое и трепетное отношение к России и русским. Стоит нашему человеку только обратиться с какой-то просьбой к сербскому гражданину, будь-то старцу или юнцу, и он станет более отзывчивым и искренним, чем с остальными иностранцами. Такое радушное отношение простых сербов к русским братьям и к России открывает возможности для возвращения российского влияния на Балканы. Оценить бы эти возможности по достоинству и начать грамотно использовать! Но сначала Москве нужно сформулировать цель, ответив на простой и вместе с тем очень сложный вопрос: чего она хочет добиться в Балканском регионе? Сегодня такого ответа нет, что не позволяет говорить о наличии у нашего государства активной балканской стратегии.

     

4. С другой стороны, в самом сербском обществе нет преобладающего мнения о том, куда должна двигаться страна и какое будущее для неё будет наилучшим. Правящая верхушка настойчиво тянет Сербию в Евросоюз, и скажем откровенно, весомая доля населения желает евроинтеграции. Правда, главным побудительным мотивом для этих людей выступают пропагандистские мантры о комфортной жизни, высоких зарплатах и социальных пособиях, вымытых шампунем тротуарах и прочих благах, что якобы станут доступными после вхождения в ЕС. Но, несмотря на существенную степень поддержки «европейского выбора» Сербии среди населения страны, в последнее время такие настроения заметно убавились и продолжают идти на спад.

     

К тому же не секрет, что многие жители Сербии выступают против курса на вступление в Евросоюз. Они справедливо обвиняют ЕС в поддержке албанских боевиков и содействии отторжению Косовского края. Также распространена точка зрения, что Брюссель и стоящий за ним Вашингтон добиваются вовсе не принятия Сербии в «европейскую семью», а окончательного разрушения её экономики и территориальной целостности, чтобы потом было удобно «заглатывать» страну по кускам. Немало среди сербов и тех, кто уверен, что страна должна ориентироваться на Россию и войти в ЕАЭС и ОДКБ, пусть даже она удалена от этих объединений географически. Определённая часть граждан желает видеть Сербию нейтральной страной, связующим звеном между странами восточной Адриатики и Черноморья, а в более широком смысле мостом между Европой и Россией. Иные настаивают, что надо отложить вопросы внешнеполитической ориентации в сторону и сосредоточить основные усилия на собирании исторических сербских земель, в первую очередь Косово и Республики Сербской (находится в составе Боснии и Герцеговины).

     

Тем временем Сербия балансирует на внешнеполитической арене, стараясь понравиться Брюсселю и при этом не поссориться с Москвой. Белград не стал вводить против России санкции, но отказался выделять субсидии своим сельхозпроизводителям, поставляющим продукцию в нашу страну. Или другой пример: Белград получает от Москвы последовательную поддержку по косовскому вопросу в ООН, но не признаёт воссоединения Крыма с Россией. Но это одна сторона медали под названием «правящая элита». Другая сторона – сербский народ, избравший эту двуличную власть и обманутый ею. В большинстве своём он совершенно искренне тянется к России. Причём симпатия к России, как ни странно, характерна и для многих рядовых сторонников евроинтеграции Сербии. И Россия в отношениях с балканской страной должна в высшей степени учитывать все эти обстоятельства.

     

5. Общаясь со своими сербскими коллегами и товарищами, а также с обычными людьми я не встретил в Сербии ни одного негативного отзыва о воссоединении Крыма с Россией. Наоборот, там воспринимают это событие с радостью и воодушевлением, называя наш полуостров исконно русским регионом, а его возвращение в состав России – торжеством исторической справедливости. Некоторые даже говорят, что события с Крымом возродили их веру в то, что однажды и Косово вернётся в состав Сербии.

     

     

Я покидал Сербию с двояким чувством – лёгкой грустью из-за окончания поездки и тягой домой, в родной крымский край. И вдруг вспомнил, что за время вояжа мне так и не пришлось бросить монетку в какой-нибудь местный фонтан или реку, как того требует старая туристская традиция. Несмотря на это я надеялся, что смогу приехать в Сербию ещё и верил, что страна выстоит на нынешнем нелёгком этапе своей истории.

     

В иллюминатор набирающего высоту самолёта я смотрел на панораму Белграда, и в голове у меня крутились строки из сербской народной песни «Тамо далеко». Мелодичной и одновременно печальной.

     

Автор: Кирилл Губа




Просмотров: 1022
 

Loading...

Косовский фронт