Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/5.5.2016/

«Меня зовут Попов. Душко Попов». Настоящая история Джеймса Бонда

      

Прототипом Джеймса Бонда для автора бондианы послужил двойной агент Душко (Душан) Попов, а так же еще целый ряд чемпионов вранья, стоявших на службе Ее Величества и Банка Англии

     

В последнем фильме о Джеймсе Бонде «Координаты "Скайфолл"» действие разворачивается в казино Макао. Обязательная дань уважения истокам. Aston Martin, красивые женщины и, самое главное, казино: в саге о 007, придуманной писателем Яном Флемингом, в основе всего лежит казино Estoril в Португалии. Именно за этими столиками на побережье Атлантики в годы Второй мировой войны Флеминг впервые увидел в действии Джеймса Бонда. Однако его настоящее имя было Попов, Душко Попов.

     

     

Серб, из богатой семьи, родился в 1912 году, учился в Германии в университете города Фарнбурга. После того, как его начала вербовать немецкая разведка – в лице университетского приятеля - он отправился в Белград, где пошел в британское посольство, решив работать на английскую MI6, став двойным агентом. Попов был успешным юристом, с подлинными интересами бизнеса в Лондоне и Лиссабоне. Поэтому, как и многие его коллеги, включая Флеминга, работавшего на Ее Величество, Попов оказался в нейтральной Португалии в Кашкайше, пригороде Лиссабона, столицы шпионов.  

     

Нейтральная страна является идеальной средой для шпионажа во время войны. Официальные ведомства воюющих сторон хорошо финансировали свои разведывательные машины. В годы войны здесь действовало целых пятьдесят спецслужб. Их агенты были «камерами, микрофонами и компьютерами» разведки. Местом встречи стало самое большое казино Европы «Эшторил Palаcio».  

     

Но «официальных шпионов» превосходила армия внештатных любителей: официанты, уборщики, водители такси и лавочники, которые смотрели, слушали и сообщили информацию тому, кто платит. В документах американской разведки за 1943 год сообщалось, что «поразительно высокая доля населения работают на одном или нескольких разведывательных служб». Лихорадка шпионажа охватила Лиссабон, став для местных жителей и чем-то вроде стиля времяпрепровождения.  

     

Американский корреспондент Полли Пибоди отмечала, что выглядящие как шпионы посетители время от времени задерживались в барах и кафе, в это другая часть клиентуры с напряженным любопытсвом ждала развития событий или даже столкновений. При этом сложно было сказать, кто из них на самом деле был шпионом, а кто просто посетителями кафе. Кроме того, была еще одна группа, которая наблюдала за всеми. Португальская тайная полиция не только арестовывала шпионов (чаще немцев), но и выступала арбитрами сторон. Причем ее меньше интересовали иностранные работники резидентур, чем португальцы, на них работавшие.   

     

Элита шпионов были двойными агентами. Хотя после окончания войны многие из этих людей растворились в неизвестном направлении, часть из них вошла в сферу фольклора. Например -

     

 Гарбо, он же Хуан Пуйоль Гарсия 

     

чья карьера в качестве шпиона началась еще более странно, чем можно было бы придумать. В начале войны он обладал твердыми убеждениями о  добре и зле и талантом записного вруна.

     

     

Испанец Гарбо захотел быть шпионом, потому что он очень не любил немцев. Он самостоятельно связался с британским посольством в Мадриде, где ему совершенно не поверили. Тогда он связался с немецкой военной разведкой Абвер, которые ему настолько поверили, что отправили его снять  деньги в фунтах стерлингах в португальском банке. В Португалии он то ли купил, то ли выкрал у кого-то въездную визу в Аргентину, и взял ее с собой в Мадрид, где предложил абверу отправиться в Британию через Аргентину. Абвер выдал ему невидимые чернила, книги кодов и $ 3000. 

     

Но Гарбо не поехал в Англию. Он остался в Лиссабоне, где он купил карту, путеводитель и англо-французский разговорник военных терминов (поскольку не говорит по-английски) и использовал их вместе со своими уникальными способностями к вранью для составления отчетов немцам о передвижении англичан. Которые полностью придумывал. Но делал это настолько хорошо, что один из его «отчеты» о сборе британского флота на Мальте заставил немцев отправить конвой на перехват, попутно возбудив интерес MI6 к «новой шпионской сети». 

     

Шесть месяцев действовал немецкий шпион Гарбо «в Англии», совершая подвиги по составлению «отчетов о передвижении противника» из Лиссабона во имя фатерлянда. Его донесения, подписанные псевдонимом «Мистер Смит-Джонс» изобиловали весьма ценной стратегической информацией. Он добросовестно штудировал старые журналы, выуживая оттуда данные о планах британской армии. Однажды, вычитав в туристическом справочнике о напряженном движении на одной из линий железной дороги, Гарсиа тут же придал этому району особое назначение в системе обороны острова. Пока он получал щедрые вознаграждения от абвера, MI6 никак не могли установить его личность. 

     

И только тогда, когда он заявился в американское посольство в Лиссабоне, его признали, завербовали и привезли в Англию. Здесь уже под прямым контролем MI6 и «началась настоящая работа». Была выстроена имитация агентурной сети из «американского солдата, голландской стюардессы, националиста из Уэльса и смазливой машинистки одного важного правительственного учреждения», которая начала сливать немцам дезинформацию самого высокого качества. И если в начале враки Гарбо были достаточно смешны, то к 1944 году, тонкости и психология его докладов сделало его для абвера самым надежным из агентов. И очень ценным активом для союзников.  

     

MI6 сделал Гарбо центром дезинформации по прикрытию высадки англосаксов в Нормандии. Так Гарбо оказался одним из самых успешных шпионов Второй Мировой. И показал уровень абвера. Нельзя назвать деятельность нацисткой разведки явно подрывной, но то, что глава немецкой разведки адмирал Вильгельм Канарис участвовал в заговорах против Гитлера, говорит о многом. 

     

Абвер был далеко не самой эффективной разведывательной службой. Между тем, абверу все же удалось проникнуть почти в каждый аспект португальской жизни, - от правительственных ведомств до борделей. Немцы прослушивали министерство иностранных дел, офис Салазара, подкупали чиновников и имели гораздо более широкую сеть информаторов, чем англичане. И платили своим агентам в 10 раз больше. Что не могло не радовать немецких шпионов – на кого бы они на самом деле не работали. Включая все того же Душана Попова. 

     

     

При этом в рассекреченных отчетах говорится, что Душко никогда не упускал возможности испортить немцам боевое настроение. Однажды он даже сказал, что Германия проиграет эту войну из-за низкого морального духа народа и экономического кризиса. 

     

В Лиссабоне Душко Попов работал вместе с не менее ярким агентомКарстовым, который получал наслаждение от шпионажа. По одиночке каждый из них фактически был кинематографическим клише шпиона. Попов (кодовое имя «Иван»), выезжал скрытно в автомобиле Карстова из его мавританской виллы в Кашкаише. Он же обучал Попова как избежать слежки, тайнописи, обращению со скрытыми камерами и кодированием, отправляя сообщения через свою личную секретарше, которая стала его любовницей и партнером по игре в казино. 

     

Руководителем же иберийского филиала MI6 и непосредственным начальником Попова со стороны англичан, был Ким Филби, бывший одновременно русским агентом, позже бежавшим в Советский Союз. Со своими коллегами из MI5 - Гаем БерджессомЭнтони БлантомДжоном Кайнкроссом (MI6) и Дональдом Маклином (МИД) ныне известными, как «кембриджская пятерка». Они-то и дали Попову кодовое имя «Tricycle» («трехколесный велосипед»), видимо, из-за его склонности к групповому сексу. 

     

     

Он водил своих любовниц в Englishbar ресторана Cimas, а вечера проводил в самом казино Estoril. Именно там в 1941 году Флеминг видел, как Попов проигрывает в казино деньги, выделенные на выполнение задания - 50 тысяч долларов (более полутора миллионов по сегодняшнему курсу). Однако Попов блефовал против литовца, державшего банк. Благодаря этому он заполучил главную роль на страницах «Казино Рояль», романа, который Флеминг написал, основываясь на португальских воспоминаниях.

     

Сам Душан Попов мемуарах «Шпион-контршпион» писал: «Мне рассказывали, что Ян Флеминг говорил, будто бы он списал своего Джеймса Бонда с меня. Возможно, это и так. Я общался с Флемингом в Лиссабоне за несколько дней перед моим отлетом в Соединенные Штаты. Он повсюду сопровождал меня и, возможно, воплотил в книге то, что произошло однажды ночью».  

     

Дело в том, что Душко Попов получил тогда от абвера 80 тысяч долларов, которые предназначались для создания немецкой сети в США. И решил позлить Флеминга.  

     

«Вероятно Флеминг пронюхал об этом деле... Я вышел из своего номера в Palacio Hotel и спустился в холл. В кармане моего вечернего костюма лежала толстая пачка банкнот. Я предпочитал носить деньги с собой вместо того, чтобы привлекать внимание к ним, оставляя в сейфе отеля. Заметив Флеминга, я не придал этому значения. Затем я пошел в бар выпить перед ужином - и снова столкнулся с ним. Ужинал он в том же ресторане, что и я. Все это привлекло мое внимание, и я, решив проверить свои подозрения, умышленно неторопливо вошел в парк, ведущий в Estoril Casino. Флеминг следовал за мной. Наличие человека из МИ-6 у меня "на хвосте" в этот момент было забавно, я знал, что он мог охранять только деньги, но не меня. У английской разведки было достаточно оснований доверять мне. Секреты, которые я нес в голове, были гораздо ценнее 80 тысяч долларов...  

     

Мы прогуливались по залам казино, моя "тень" и я, наблюдая игру. И тут я не знаю, какой черт в меня вселился: возможно, постоянное присутствие Флеминга у меня за спиной так на меня подействовало. Но когда один из игроков в мою любимую Bete noire в очередной раз начал блефовать, я невозмутимо объявил: "Пятьдесят тысяч долларов!" - и, отсчитав нужную сумму, положил на зеленое сукно солидную пачку купюр. Все притихли, Я бросил взгляд на Флеминга. Его лицо позеленело от злости.   

     

     

Было очевидно, что зарвавшийся игрок таких денег с собой не имел. "Я полагаю, - обратился я к главному крупье, - что казино поддержит ставку этого человека". Тот, покачав головой, ответил отказом. В притворном гневе я сгреб деньги со стола и, положив их обратно в карман, сказал: "Надеюсь, вы доведете это до сведения управляющего и в дальнейшем подобная ситуация не повторится". Флеминг был вознагражден за свои волнения. Его лицо расплылось в довольной улыбке». 

     

Если проследить перемещения Яна Флеминга по миру, начиная с 1938 году, маршруты покажутся загадочными. Вот он становится по примеру старшего брата репортером агентства «Рейтер». Затем он едет в Москву по заданию редакции. Спустя некоторое время он вновь едет в СССР, где работает в качестве корреспондента «Лондон Таймс». При этом Флемминг собирает информацию для Министерства Иностранных Дел Британии – поскольку с летом 1933 года он  становится правой рукой главы разведывательной английской службы MI6 Стюарта Мензиса

     

А сам глава MI6 в Лондоне продолжал держать Попова для сверхсекретной роли – получения информации от Канариса о планах свержения Гитлера

     

После немецкого вторжения в Югославию прикрытия Попова в качестве бизнесмена в Лиссабоне перестает работать, тогда немцы находят ему другое задание – под прикрытием сотрудника югославского Министерства информации, базирующегося в Нью-Йорке, создать немецкую агентурную сеть. Для этого он совершенствует свой имидж плейбоя. Во время своего перелета на  самолете из Лиссабона в Нью-Йорк, его карманы были заполнены шпионскими принадлежностями для микрофотографии, кристаллами для создания невидимых чернил в бокале вина, используемой для кодировки книгой Вирджинии Вулф «Ночь и день» и с 80000-тысячами долларов наличными (упомянутыми выше).  

     

     

В Нью-Йорке он останавливается в Waldorf Astoria и в первый же день во время прогулки по Манхэттену покупает на немецкие деньги кабриолет Buick с сидениями из красной кожей, - которые поадается ему на глаза в витрине автосалона. После этого он снимает апартаменты и тратит $12000 на обстановку и китайского дворецкого. При этом он общается с потрясающими женщинами, такими, как французская актриса Симона Симон и не выполняет никакой работы. В результате своим поведением он вызывает стойкое отвращение у директора ФБР Эдгара Гувера (которому Попова англичане «сдали в аренду»), а также оказывается не в состоянии найти ни одного немецкого шпиона в США. Его расходы растут и немцы отказываются посылать ему больше денег.  

     

В результате Гувер указал Попову на дверь, проигнорировав досье, полученное Душаном Поповым от немцев, о предстоящем налете на Пёрл-Харбор (весьма вероятно, что сделал это намеренно – с тем учетом, что финэлита хотела, чтобы США вступили в войну). И MI6 пришлось отзывать его в Лондон. 

     

Хотя во время своего пребывания в Нью-Йорке Попов не добился результатов и для немцев, те дают ему еще $ 25 000 на возвращение. Но и MI6 на него не особо злиться. Позже глава MI5 в своих мемуарах отмечал «способности Попов убеждать немцев грубой силой личности были замечательными», что делал его бесценным каналом для передачи дезинформации, привлекательным для немцев и для англичан. 

     

В качестве агентурного плана он участвовал в организации «псевдо побега» 150 югославских военных чиновников в Великобританию. Во время пути через Францию ??в группу были внедрены немецкие шпионы, а затем, как только те очутились в Гибралтаре, все они стали двойными агентами Британии. Этот план существенно укрепил сеть агентуры Попова и позволил ему встретиться с братом Иво, с которым надеялся вместе вернуться в Англию. Тот не знал, что он был двойным агентом, хотя оба работали на англичан. 

     

В то время как Ян Флеминг следил за Поповым, другой британский романист делал свои заметки еще об одном секретном агенте под кодовым именем Остро, который вместе с Гарбо и «Трициклом» стали превосходным материалом для создания литературного характера. Грэм Грин также работал с Кимом Филби в течение короткого времени в британском офисе разведки в то время как они мучают на шпиона, который действовал как двойной агент, но не был под их контролем. MI6 обнаружило, что Остро имеет прямой доступ к немецкому верховному командованию и его способности оставаться нераскрытым, что было очень опасным.  

     

Сведения об Остро, он же Пауль Фидрмук (Paul Fidrmuc), были отрывочными, но англичане говорили, что он поставлял немецкой разведке ложную информацию. Дико и экстравагантно ложную. Особенно раздражало и было достаточно для планирования его убийства MI6 - то, что высокопоставленные немецкие военные приезжали в Лиссабон, чтобы советоваться с ним и получать отчеты «настолько конфиденциальных, что могли быть получены только при прямом контакте». Отчеты, которые в британской разведке предпочитали называть «дурным юмором» и «фантастически неправильными». Между тем, прогнозы Остро были пугающе точным - по информации, которую он получил от сотрудника штаба фельдмаршала Монтгомери, высадка должна проходить на полуострове Шербур, что он сообщил немцам, пожалуй, не зная, что он сделал одно из самых важных разведывательных сообщений второй половины Второй Мировой Войны. 

     

Но немцы не предприняли никаких действий по этой новости, поскольку они прислушивались к «более убедительным» отчетам Гарбо, которые сообщали, что Нормандия лишь отвлекающий маневр, а реальное вторжение состоится в Па-де-Кале. Оба шпиона пережили войну, хотя о Paul Fidrmuc не много известно после того, как он был освобожден американскими властями. Они не нашли ничего, в чем бы можно было его обвинить, не был членом нацисткой партии, и не причастен к военным преступлениям.  

     

     

Более соответствуя имиджу героя шпионского романа, Гарбо сначала подделал документы о своей смерти, а затем скрылся Венесуэле, где держал сувенирный магазин в течение почти 40 лет, вплоть до своей смерти в 1988 году. 

     

После войны Попов остепенился. Он умер в 1981 году в возрасте 69 лет, оставив после себя троих детей и жену Джил, 30-летнюю шведку, которая бы неплохо смотрелась рядом с самыми разными Джеймсами Бондами во всех казино мира. 

     

Все они боролись, как могли, за счастье частных владельцев Банка Англии. Не случайно деятельность британской разведки финансируется из личных фондов Её Величества.

     




Просмотров: 1387
 

Loading...

Косовский фронт