Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/22.9.2016/

Степинац – балканский Томас де Торквемада (продолжение 3)

 

     

Йован Пейин

     

СТЕПИНАЦ – БАЛКАНСКИЙ ТОМАС ДЕ ТОРКВЕМАДА

     

Пятая часть

     

Кто был антифашистами в Независимом Государстве Хорватии?

     

Сербские антифашисты в самой Хорватии и на оккупированных НГХ сербских территориях защищали государство Югославию и физическое существование сербского народа от кроатонацистов, усташей и мачековцев, а также от усташоидной крестьянской оравы под предводительством римо-католических священников

     

     

 Надпись на марке НГХ: Борьба объединенной Европы на Востоке

     

Данный вопрос сербы хотят и желают утрясти как государственно-созидательный исторический народ, создавший своим государством, армией и дипломатией первое государство южных славян, и данное государство как антифашисты в силу военных обстоятельств защищавший и в самом НГХ, образовании Оси, от хорватов, встретивших это государство, как уже сказано, с восторгом и сразу же включившихся в гитлеровский “новый мировой порядок” с хорватскими расовыми и другими нацистскими законами!

     

НГХ оккупировало традициональные сербские земли, где сербскоязычных римо-католиков било мало или вовсе не было, а хорватов ни одного! Сербы на этой оккупированной территории были “птицами для отстрела” для римо-католиков и мусульман, так что можно было начать религиозную гражданскую войну на территории бывшей Югославии западнее реки Дрины.

     

После краха Югославии в 1941 г., сербы на оккупированной НГХ территории продолжили мирно жить, работая на полах, заводах, в конторах, отправляя детей в школы. Матери, отцы, супруги и сестры волновались за сыновей, братьев и мужей в плену. И тогда к ним пришли их соседи другой веры под предводительством своих приходских священников или монахов, а иногда и усташей и домобранов....

     

Сербы, оказавшись перед лицом организованного истребления со стороны государства, организовали свою территориальную оборону с каким-нибудь вооружением и успешно отбили усташоидную ораву под предводительством римо-католических священников и монахов, напавшую на них и начавшую резню застигнутого врасплох народа. Потом остановили и регулярную хорватску армию, домобранов и хорватских нацистов – усташей. Кое-где расквитались со своими соседями римо-католиками и мусульманами на принципах кровной мести!

     

Сербские антифашисты в самой Хорватии и на оккупированных НГХ сербских территориях защищали государство Югославию и физическое существование сербского народа от кроатонацистов, усташей и мачековцев (Владко Мачек – глава Хорватской крестьянской партии – прим. пер.), а также от усташоидной крестьянской оравы под предводительством римо-католических священников, монахов и офицеров регулярной хорватской армии – домобранов, равно как и их защитников – немецкого Вермахта и итальянской армии.

     

Сербские земли под оккупацией Независимого Государства Хорватии стали местами самых массовых убийств в Европе. Преступления совершали кроатонацисты усташи, грабя и уничтожая все что является сербским, при помощи местного католического, а зачастую и мусульманского населения. Жертв не выбирали. Убивали православных священников, крестьян, рабочих, интеллектуалов – старых и малых, всех подряд!

     

Не пощадили даже маленьких детей, если уж их не отнимали от семей и отводили в детские лагеря, где их отдавали монахиням, которые с ними жестоко поступали. Монахини даже держали детей, чтобы усташам было сподручнее резать их!

     

Небольшое количество этих детей, если им повезло, усыновили хорватские семьи, где они бесследно пропали. Наряду с сербскими детьми, та же участь постигла и группу мусульманских детей.

     

Само возникновение НГХ отмечено мятежом, вызванным резней сербов и ответной организацией сербской территориальной обороны на оккупированных этим государством территориях. Сербские повстанцы в оккупированной Боснии и Герцеговине, потом Славонии со Сремом, Далмации с Дубровником, а также в Лике, Бании и Кордуне тут же в Загребе провозглашены четнической бандой, а потом четническо-коммунистической, что хорватскими печатными СМИ распространялось вместе с “Државной круговалной постаей” (государственной радио-станцией) Загреб.

     

Данная самоорганизованная сербская территориальная оборона – четническая или партизанская банда, как ее назвали в официальных документах государственных органов НГХ, защищавшая жизни своих жен и детей и собственное имущество и святыни, являлась единственными антифашистами в Хорватии и на оккупированных НГХ территориях Боснии и Герцеговины, Славонии и Далмации с апреля 1941 по сентябрь 1943 гг.

     

Из-за этой борьбы, сербы, оказавшиеся на оккупированых НГХ территориях за спиной у войск Оси – в Боснии и Герцеговине, Далмации, Славонии, Лике, Бании, Кордуне, Среме и Дубровнике, являются антифашистами военной и современной Хорватии перед лицом мира, а этих антифашистов и их потомков современная неонацистская Хорватия изгнала откуда смогла в 1995 г. из современной Хорватии в Сербию и по всему миру!

     

Либо антифашистами являются и усташи!? Даже усташи как “антифашисты” пострадали от немецких нацистов!

     

После резни сербов в Доне-Паланчище под Приедором 22-го октября 1942 г. немцы арестовали 14 усташей вместе с их командующим лейтенантом Юришичем за резню 65 женщин и детей и еще небольшого количества в другом месте, как указано в донесении Т. Вуйича из Приедора Усташеской надзорной службе в Баня-Луке. Мало того что арестованные усташи оказались в неприятном положении, но еще лейтенант Юришич покончил с собой, а немцы из-за резни сербов расстреляли 4–5 усташеских преступников.

     

Проводы усташеского легиона на Восточный фронт, благословение дал д-р Алоизие Степинац

     

Говоря, что Хорватия имела сильнейшее антифашистское движение в Европе, современные хорватские политики и интеллектуалы наверное имеют в виду этих расстрелянных усташей как жертв фашистского террора, тем более что Т. Вуйич донесение Усташеской надзорной службе закончил аббревиатурами ЗДС – За Дом готовы, и ЖАП – Да здравствует Анте Павелич! Или, возможно, имеют в виду римо-католического священника из Високо, также расстрелянного немцами за преступление против сербов и призыв пастве повторить его?

     

Потом в 1991–1995 гг. последовал второй нравственный крах хорватов как народа в 20-ом веке после того из 1941–1945 гг. при помощи того же союзника, Германии и Ватикана. Небольшая разница в последнем крахе существует: Германия в этом югославском кризисе была не одна, а в компании европейских стран НАТО пакта, США и Великобритании.

     

Нравственный крах хорватского народа и его элиты показывает преемственность клеронацизма, пользовавшегося в социалистической Югославии покровительством коммунистов хорватов.

     

Хорватия, хорватский народ как народ, антифашистов практически не имела. Коммунистическая партия Хорватии, созданная в 1937 г. Брозом, в 1941 г. вела переговоры в целях легализации и включения в политическую жизнь усташеского НГХ!

     

Хорватские коммунисты были бескомпромиссно против Югославии, монархии и полностью оказались на том же политическом пути с Хорватским народным усташеским движением в отношении цели – независимой Великой Хорватии.

     

Андрия Хебранг, генсек КПХ в 1942–1944 гг., после одной драки в тюрьме сказал усташам каторжникам с которыми дрался, перефразируем: мы боремся за одно и то же, имея в виду развал Югославии, с той лишь разницей, что вы фашисты, а мы коммунисты! Его политическая позиция, выраженная после драки, объясняет почему они с партийным корешом Владимиром Бакаричем после провозглашения НГХ вступили в связь с Миланом Будаком, усташеским идеологом и творцом идеи “третей” – “Треть сербов поубивать, треть изгнать, треть окатоличить!”

     

Третья треть важнее всего! Из-за данной трети – сколько сербов необходимо окатоличить – балканский Томас де Торквемада является кандидатом в хорватские святители! Первая треть для балканского Торквемады – лишь средство, чтобы легче осуществить третью треть!

     

Томас де Торквемада сжег около или свыше 10 тысяч мужчин и женщин по всей Испании, в то время как балканский Торквемада выполнил свою апостольскую просветительскую работу намного более основательно и успешно!

     

Степинац призывом к пастве в 1941 г. принять НГХ как выражение “исторических стремлений хорватского народа”, что намного позднее повторил “подмастерье дьявола” генерал ЮНА (Югославской народной армии) Франьо Туджман, призвал хорватский народ и других католиков “служить Богу” погромом и кострами. В одном лишь лагере Ясеновац убито око 700 тысяч сербов, к которым следует добавить евреев ашкенази из Хорватии и Славонии, а потом сефардов из Боснии и Герцеговины и Дубровника. Цыган даже не считали по прибытии в Ясеновац, но считается, что их было 80 тысяч душ.    

 

     

Йован Пейин

     

СТЕПИНАЦ – БАЛКАНСКИЙ ТОМАС ДЕ ТОРКВЕМАДА

     

Шестая часть

     

“Улучшение” прошлого хорватов и “новых хорватов”

     

“Улучшение” прошлого хорватов как народа касается и личности “блаженного” загребского архиепископа, впоследствии кардинала, что Ватиканом сделано якобы наперекор коммунизму, а на деле это предостережение православным в бывшей Югославии чего могут ожидать 

     

Святые узнаются по тому, что оставили после себя! Некоторые оставили многочисленную христианскую общину и монументальные строения, или письменные труды, как например первые христиане просветители народа или основоположники государственности. Что же осталось после Степинаца как “апостольского миссионера”, викария армии НГХ? Лагеря смерти, пожарища православных церквей, карстовые ямы полные костей перерезанных сербов, реки несущие мертвых сербов на “Иоанновский рынок” в Белград... Загребский Каптол придерживается позиции, что преступление во имя религии – монументальное дело!

     

Упомянем заявление Ивана Потрча, писателя и политика, опубликовавшего в газете “Борьба” от 8-го мая 1945 г., что в Ясеноваце зверским образом перебито 800 тысяч человек, а Владимир Бакарич как председатель правительства Народной республики Хорватии неохотно заявил, сразу после войны, что до конца усташеского владычества общее количество убитых сербов достигло 810 тысяч!

     

Шиме Бален, революционер из Лики и высокий функционер КПХ, идейно близкий к усташам, подтвердил сказанное об убитых сербах, евреях, цыганах и хорватах, и подчеркнул, что усташеская власть перебила свыше 16% сербского населения НГХ!

     

Государственная комиссия Хорватии по установлению преступлений на основании исследования в 1945 г. записала: ...”за немногим более четырех лет существования данной человеческой бойни, по свидетельствам очевидцев, насильственно убито около 1,4 млн. душ. Большинство данных жертв убито в населенном пункте Градина, по ту сторону реки Савы от лагеря”.

     

Вермахт же в своих донесениях говорит о 860 тысяч мужчин, женщин и детей, убитых в Ясеноваце. Что же с карстовыми ямами? В одной лишь Шарановой яме измерением установлено, что толщина столба костей превышает 5 метров. Что же с Ядовно, что же с резней людей на острове Паге, от крови которых море стало красным?

     

Весьма несерьезно от прелатов то, что “церковь у хорватов” узурпирует право и навязывает собственное суждение о преступлениях, совершенных в НГХ хорватским народом как народом, или частью народа, все равно, священничеством римо-католической церкви, усташами и домобранами, причем все это совершалось после призыва архиепископа загребского Алоизия Степинаца принять НГХ и включиться в его созидание и безопасность! В преступлении уничтожения сербов учестовало около 450 тысяч вооруженных хорватов и до 1700 священников и монахов вместе с церковной иерархией “Церкви у хорватов”.

     

Данный призыв, с которым первым выступил архиепископ, вне связи с усташеской и партийной деятельностью Хорватской крестьянской партии, является не только политической глупостью, как сказали бы некоторые, это – прозелитическая мания в соответствии с учением римо-католической церкви о том, что она – “единственно спасающая христианская церковь”, а все остальные вне закона! Современная духовная элита в Загребе с филиалами, созданными после 1878 г. в Боснии и Герцеговине, тщится “улучшить” прошлое хорватов и “новых хорватов”, сербов римо-католиков “латинян”, боснийских и славонских “шокцев” и ликских буневцев, “шкуторов” или “гркачев” западной Герцеговины, а также жителей Дубровника. Однако, к хорватам следует добавить и других “новых хорватов”: кроатизированных немцев, чехов, словаков, русин униатов, поляков, итальянцев, арбанасов (албанцев) католиков и венгров, и всю остальную прослойку “Ка-унд-ка” поселенцев в Славонии, Хорватии, Далмации, но также в бывшем кондоминиуме Вены и Пешта – Боснии и Герцеговине.

     

“Улучшение” прошлого хорватов как народа касается и личности “блаженного” загребского архиепископа, впоследствии кардинала, что Ватиканом сделано якобы наперекор коммунизму, а на деле это предостережение православным в бывшей Югославии чего могут ожидать. Православные сербы демонстративно отклонили конкордат в 1937 г., апостольскую деятельность и примат римо-католической церкви над православной.

     

Резня православных сербов, совершенная римо-католическими верующими под предводительством священничества является апостольской миссией, богоугодным делом в соответствии с целями крестовых походов венгерских апостольских королей начиная с первого Сент Иштвана в 1001 г., вплоть до битвы при Мохаче в 1526 г., в соответствии с миссией францисканцев и нововековой церковной политикой “апостола югославизма” Йосипа Юрая Штросмайера, первого и настоящего “нового хорвата” происхождением из Зальцбурга, определившего: православные являются сербами, а сербскоязычные римо-католики являются хорватами. Святой Иероним иллирийцами переименован в хорвата, Примас сербский и Сербии из Бара больше не является сербом и примасом Сербии, а сербскоязычные мусульмане, знающие свои православные корни, непременно должны стать римо-католиками!

     

Мусульман нарекли “цветами хорватског народа” и как таковых отправили на Восточный фронт, чтобы завяли, чтобы их стало как можно меньше, во славу хорватства! Их молодежь отправляли и на сербов в Боснии и Герцеговине с той же целью, чтобы их как можно меньше осталось, ибо они для хорватов как люди никчемны!

     

В самом разгаре резни сербов в НГХ, 3-го августа 1941 г. Миле Будак, писатель, гуманист, личный друг Анте Павелича и министр по делам религии, в интервью для загребского “Нового листа” заявил: “Нам следует вспомнить, что католическая церковь – не являющаяся террористической организацией, и руководимая отнюдь не малоумными – вела шесть крестовых походов, чтобы освободить гроб Господень. Если это так было в 11-ом и 12-ом вв., то мы уверены, что церковь поймет усташескую борьбу...”

     

Крестовый поход, в котором участвовали и боснийско-герцеговинские мусульмане как “цветы”, и который имел в виду Миле Будак, вели не против неверных – нехристиан, а против православных христиан сербов. Данным “седьмым” крестовым походом “Церковь у хорватов” дала возможность хорватам как народу и усташам стать крестоносцами, борцами за веру Христову, что для них было большой честью, и они во славу этой чести совершили геноцид сербского народа.

     

Если поглубже проанализировать высказанную позицию Миле Будака, хорватского писателя и гуманиста, налицо существенный интерес римо-католической церкви на Балканах. Мудрые ватиканские прелаты хранили репутацию Ватикана, что четко обнаруживается из слов кардинала Тиссерана, адресованных к представителю НГХ в Риме Рушиновичу. После тщательного анализа слов кардинала Тиссерана становится заметным отвращение к примитивным хорватам и Хорватии, господствовавшее в Ватикане по поводу известий о геноциде сербов. Ватикан скрывает свое отвращение к хорватам, считая их чем-то неприятным как народ, хоть они и римо-католики.

     

Как центр всемирной религии, Ватикан это не показывает публично в интересах успеха апостольской миссии. Усташоиды духовники и миряне, элита хорватская этого не может понять из-за инфантильного легкомыслия и ограниченного сознания вследствие ненависти к православным сербам и проявления ложной любви к мусульманам, могущим, из-за своей многочисленности, быть полезными и использованными!

     

Если провести анализ деятельности архиепископа загребского, а впоследствии кардинала “пострадавшего за веру” от коммунистов, имеющего заслуги за распространение веры, согласно его собственного ненамеренного признания направленного папе Пачелли, то выходит, что около 240 тысяч сербов, в окружении тех, кто размахивали ножами, по свободной воле приняли “единственно спасающую веру” в 1941–1942 гг. Чтобы легче понять данную “свободную волю”, которую приводит в своем ненамеренном признании преступлений архиепископ Степинац, укажем в качестве примера на Горнокарловацкую епископию Сербской православной церкви.

     

До вхождения Югославии в оборонительную войну против держав Оси, к которым присоединилась Хорватия, Горнокарловацкая епископия Сербской православной церкви имела под своей духовной юрисдикцией около 460 тысяч православных сербов. Усташи, точнее хорваты члены ХКП, священники и монахи, предводительствуя погромщиков, убили около 260 тысяч, около 50 тысяч сербов укрылось в близлежащих горах, в то время как около 50 тысяч изгнано в Сербию, и около 80 тысяч принудительно окатоличено. Сам Степинац 13-го января 1942 г. описал как в Каменско под Горни-Карловацем проведено окатоличивание православных сербов, и записал слова обращения великого жупана (губернатора более крупной административной области) к сербам неофитам: “Вы сегодня совсем свободные граждане Независимого Государства Хорватии!”

     

Данное сообщение Степинаца вызвало протест в нейтральных государствах, так что отреагировал сам Ватикан, всерьез заявив, что переход православных в римо-католицизм выполнен “спонтанно” и без нажима власти. По поводу “спонтанного” перехода в римокатолицизм опубликованы многочисленные свидетельства “спонтанности”!

     

Божо Корица “неофит” из г. Нова-Градишка, 16-го февраля 1946 г. сделал заявление о том как проходил обряд подтверждения его крещения в 1942 г. миссой приходского священника Франьо Матицы. Миссионерская деятельность приходского священника проходила под знаком приказа, что православные должны принять римо-католицизм, что наряду с государственным решением показывает глубокую причастность “церкви у хорватов” к данному геноцидному действию, и безосновательность заявления Ватикана.

     

Франьо Матица, “апостольский миссионер”, откровенно сказал присутствующим на уроке вероучения, сербам кандидатам на подтверждение крещения по римо-католическому обряду: ”Либо хотите креститься, либо нет, если не хотите”, он особо подчеркнул, сказав... ”Бог на небе, усташи на земле, а Ясеновац в середине, и теперь, хотите или нет...”

     

Верх цинизма данного преступления происходил в течение 1942 г. когда неофиты направляли Степинацу приторные телеграммы благодарности за то, что их приняли под эгиду единственно спасающей римо-католической церкви, отдельные из которых опубликованы в усташеских и римо-католических СМИ, что сегодня можно объяснить не только указанным цинизмом, но также примитивизмом элиты “церкви у хорватов”.

     

Ватикан по поводу крещения сербов направил письмо Степинацу 17-го марта 1942 г., как раз в разгар акции крещения с инструкцией по крещению, и как Шиме Бален цитирует часть: ”Если Ваше Превосходительство представит эту необходимость (крещение сербов, прим. авт.) своим почтенным братьям в Хорватии, то вновь приобретет заслугу этим своим драгоценным вкладом в правильное развитие католицизма, где есть так много надежды на обращение несоединенных”.

     

После инструкции из Ватикана Степинац учредил комитет по крещению и развязал руки приходскому священничеству начать “апостольскую миссию”...

     

К цинизму Алоизия Степинаца со спокойной совестью можно добавить чувство ненависти к сербам, проявленное им в личных записях в Дневнике...” В общем, хорваты и сербы – это два мира... которые никогда не приблизятся, кроме как чудом Божьим. Схизма – величайшее проклятие Европы, едва ли не больше протестантизма. Тут нет нравственности, нет принципов, нет справедливости, нет честности“.

     

Алоизие Степинац оскорбительным и совсем неприличным образом высказал позицию в отношении православных сербов. Корни его позиции уходят в глубь веков, но в случае Старчевича в Хорватии трех жупаний в 19-ом веке, вплоть до Векослава Клаича и д-р Иво Пилара и других собратьев, таких как его современники Доминик Мандич и Крунослав Драганович, имеет не такое давнее происхождение. Отношение “Церкви у хорватов” и паствы к сербам, безотносительно того, идет ли речь о югославизме, усташеском движении или кроатокоммунизме, всегда одинаково, так как они всегда “неприспособлены” к хорватской идее великого народа и великого государства. Далее, сербы сами виноваты, ибо не понимают, что они не сербы, что их культура и национальное сознание являются частью “мрачного” православия, и что они поэтому “никчемны”. Они станут “ценными” отказавшись от православия и собственной цивилизационной преемственности Святосаввия (православного христианства сербского стиля и опыта). Сербы не могут понять, что они поэтому, без папы, являются худшим народом в центрально-восточной Европе и на Балканах. Они не могут понять, что им следует отказаться от веры в собственные цивилизационные возможности через Святосаввие.

     

Если на основании этих мелких деталей излитой ненависти подумать о мученичестве архиепископа, впоследствии кардинала, Алоизия Степинаца, духовника “церкви у хорватов”, паства которого дисциплинированно потрудилась физически уничтожить свыше миллиона сербов, то прийдем к выводу о том, что коммунисты в 1946 г. судебним процессом подсудимому архиепископу Степинацу переборщили! Ведь каждый православный серб мог по свободной воле принять римо-католицизм! Чего же коммунисты теперь хотите? Именно это сделало “добровольно“ под тенью ножа и Ясеноваца 240 тысяч душ.

     

 
“Расход” заключенных в лагере Ясеновац 

     

Церкви следует напоминать, что она не властелин и не слуга государства:

     

она совесть государства!

     

Мартин Лютер Кинг

     

Загребский Каптол изо всей мочи стремится оспорить геноцид сербов в НГХ в 1941–1945 гг., вошедший, снова подчеркиваем, во всемирные анналы по своей жестокости. Только нацистам Рейха удалось по количеству жертв превзойти кроатонацистов своей системой лагерей и “индустрией смерти” – душегубками и крематориями. Наряду с сербами в НГХ, только русских в Рейхе живьем сжигали.

     

Для сербов хорваты имели ямы, колодцы, море и реки Саву, Дрину, Врбас, Неретву и реки поменьше. Кладбищ нет, посему горе-христиане римо-католические прелаты загребского Каптола считают, что геноцида не было! “Лишь” около 80 тысяч евреев, цыган и сербов пострадало в системе лагеря Ясеновац, согласно сохранившихся списков. Той же позиции придерживается “подмастерье дьявола” верховник Франьо Туджман, генерал ЮНА и кроатокоммунист, впоследствии раскаявшийся и вернувшийся к вере отцов, и как таковой угостивший папу Войтылу в Загребе в 1994 г.

     

Так гласит истина о Ясеноваце загребского Каптола, генерала Франьо Туджмана и новых кроатонацистов, элиты современной Хорватии. Однако, заключенный из Ясеноваца, Йован Живкович, уроженец г. Винковцы, по собственным словам увидевший свыше 100 тысяч убийств в данном лагере, и выступивший свидетелем на процессе в Загребе в 1986 г. министру внутренних дел НГХ Андрии Артуковичу, посетив Архив Сербии, объяснил автору этих строк каким образом вели учет заключенных.

     

Обыкновенная, небольших размеров, черная доска наподобие классной была установлена на стене, и на ней мелом записывали состояние: количество новоприбывших, общее количество, и сколько заключенных выведено в “расход”. После изменения состояния, цифры стирали мокрой тряпкой. Нет имен заключенных, нет года рождения и даты прибытия и отбытия или смерти, также нет кладбища, вместо этого копали известковые могильные ямы, или – в реку Саву. Поэтому лагерь имел неограниченную вместимость... Из-за сказанного можно вполне “доверять” данным Франьо Туджмана, офицера ЮНА, или исполненного части (чести) часника (офицера) и господина покойного кардинала Франьо Кухарича и современных сановников, представителей элиты “Церкви у хорватов”, придерживающихся 10 заповедей Божьих, из которых подчеркнем девятую: “Не лжесвидетельствуй!”, а потом и восьмую “Не укради!”

     

Мы не верим, что духовная элита загребского Каптола дилетантски занимается историей “церкви у хорватов”. Они бы не предлагали канонизацию “блаженного” Алоизия Степинаца как святого, если бы не знали об его заслугах на духовном плане и в апостольской деятельности по распространению “настоящей веры”, а “настоящую веру” распространяли огнем и мечом, а там где прошли огонь и мечь, больше нет физически присутствующих сербов.

     

В областях, где сербы оказали сопротивление “апостольской миссии”, и кое-где отомстили преступникам из сельской оравы под предводительством доведенных до исступления римо-католических священников и монахов – это для хорватов было преступлением геноцида четническо-партизанских банд или, раздельно, четников и партизан. Преступники в этих беспорядках были анонимными, так что поиски преступников четниками или партизанами превращались в месть. Месть – это преступление, с этим мы согласны, но это не геноцид! Защита сербов от преступников для хорватской элиты является преступлением! Откуда у сербов право защищаться, тогда как им священники, монахи и усташи, возглавляющие примитивные и голодные усташоидные оравы, спасают душу ножом, огнем и “стройницей” (автоматом)? Таким образом, отчаявшиеся сербы в НГХ провозглашены преступниками за сопротивление террору государственной власти и акты возмездия, а потом и фашистами, так как при этом применяли принцип коллективной ответственности!

     

Коллективное наказание на общинном уровне, на основе коллективного приговора озлобленных, оскорбленных и огорченных сербов, совершено не во имя христианства, а во имя коллективной справедливости, над местной хорватской и католической общиной, а в отдельных случаях и мусульманской, только на основании подозрения, что среди тех, над которыми эта справедливость совершается, находятся лица исполнители преступлений над их родственниками. При этом не заботились о том, что среди лиц, над которыми совершена месть, могут оказаться лица, не имеющие никакой связи с преступлениями усташоидной массы. Господствовал принцип кровной мести! Это не оправдание за страдания невинных, а только обрисовка произошедшего.

     

Среди прочего, это тоже один из доводов для перевода загребского архиепископа, впоследствии кардинала Алоизия Степинаца, заботившегося о пастве и страдавшего за нее, из статуса блаженного путем канонизации в святительский. Заслужил же! Он обязал европейскую цивилизацию, и всемирную тоже, благословением геноцида, и не отличается от своего неосознанного или осознанного образца Томаса де Торквемады. Заслужил и потому, что его в 1946 г. преследовали коммунисты. Кардинал Алоизие Степинац, балканский Томас де Торквемада, в своем прозелитическом фанатизме, как уже указано, будучи военным викарием НГХ, благословлявший террористов преступников и тех, кто ими только еще станет, на судебном процессе в Загребе в 1946 г. защищался молчанием. Однако, он опрометчиво прервал молчание и признал свое участие в преступлении против сербов!

     

Продолжение следует

     

Приготовила Биляна Живкович

     

Перевод с сербского: Сава и Петар Росич 




Просмотров: 675
 

Loading...

Косовский фронт