Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/6.11.2016/

Балканы: внешнеполитический провал России?

Источник: «ZN.UA»

 

     

Как известно, 16 октября в Черногории прошли выборы, в которых победила правящая "Демократическая партия социалистов Черногории" во главе с почти бессменным лидером страны Мило Джукановичем. 

     

В день выборов черногорские спецслужбы задержали группу из двадцати сербов, которых обвинили в подготовке массовых беспорядков; якобы они должны были организовать массовые протесты оппозиции. Затем агенты, переодевшись в форму черногорского спецназа, должны были атаковать протестующих. Также планировалось напасть на Джукановича и объявить о фальсификациях на выборах.

     

Подобный многоступенчатый план поначалу казался удобным способом легитимации дальнейшего "закручивания гаек" в стране. Действительно, в последние годы в стране все чаще стали проходить масштабные протесты против полуавторитарного режима Джукановича. Более того, протесты оппозиции нередко, будучи преимущественно направленными против коррупции и жесткости режима, носили также пророссийский характер. Это позволило Джукановичу обвинять Россию в подготовке этих акций и назвать выборы-2016 "борьбой за будущее Черногории" — борьбой, в которой он выступал на стороне интеграции в ЕС и НАТО и против пророссийского курса некоторых оппозиционных сил. В конце концов после выборов парламент Черногории должен был ратифицировать вступление страны в НАТО; так что если бы правящая партия проиграла выборы, этот процесс мог быть прерван.

     

Задержание группы агентов из числа сербских националистов, чьи идеи предполагают братское отношение к России, безусловно, должно было сработать на легитимизацию подобных высказываний черногорского премьера. Поэтому вначале, когда только стало известно о захвате террористической группы, и в самой стране, и за ее пределами возникло подозрение, что это все — лишь "многоходовочка" самого Джукановича. Подозрения усилились, когда Сербия официально заявила, что не имеет никакой информации о подобной операции.

     

Но через несколько дней премьер-министр Сербии Александр Вучич заявил, что сербские спецслужбы получили новую информацию по этому делу. И оказалось, что действительно существовала группа, планировавшая захват власти в соседней стране; были найдены доказательства — экипировка и деньги, — и арестованы несколько причастных. Более того, не исключено, что та же группа националистов, недовольная проевропейским курсом Белграда, планировала дестабилизировать и саму Сербию; в нескольких десятках метров от поворота к дому Вучича был найден тайник с тяжелым вооружением, и вслед за этим сербского премьера переместили в некое надежно защищенное место.

     

В том же заявлении Вучич также сообщил, что в стране активно действуют разведки "как западных, так и восточных стран", связав их с группой террористов. Учитывая, что несмотря на общий проевропейский вектор внешней политики, Сербия старается не конфликтовать с Москвой, подобный явный намек на Россию уже необычен своей резкостью. А вскоре сербская газета Danas, основываясь на неназванных источниках, сообщила, что из страны в связи с заговором были депортированы несколько граждан России. Более того, та же газета написала, что у террористов была найдена сложная техника для шифрованной коммуникации и для отслеживания передвижений Милы Джукановича в реальном времени; и что некоторые из агентов ранее принимали участие в боях на Донбассе на стороне сепаратистов.

     

Неудивительно, что когда бывший глава ФСБ, а ныне — секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев прибыл в конце октября в Белград для "консультаций по вопросам состояния и перспектив развития российско-сербского диалога в области безопасности", многие аналитики связали его приезд с раскрытым заговором. Существует мнение, что Патрушев должен был заладить неявный конфликт с Белградом, связанный с неосторожными действиями российских агентов на Балканах и возможностью использования этих агентов против как черногорского, так и сербского правительств. 

     

Если предположить, что все действительно было так, то возникает логичный вопрос: зачем нужны были эти операции России? В случае Черногории все довольно прозрачно: весной этого года было принято политическое решение о принятии страны в НАТО. Кроме того, именно Подгорица — несмотря на замечания к режиму Джукановича в отношении соблюдения прав человека — демонстрирует наибольший прогресс изо всех балканских стран в европейской интеграции; есть немалый шанс, что Черногория в среднесрочной перспективе станет членом Европейского Союза. Между тем это последняя страна, имеющая выход к Адриатическому морю, ранее не являвшаяся членом НАТО. (За исключением разве что Боснии и Герцеговины — но длина боснийской береговой линии составляет только двадцать километров, что заметно снижает ее стратегическую ценность.) Вступление же Черногории в ЕС и внедрение норм сообщества на территории страны — в частности, вхождение страны в юрисдикцию Верховного суда ЕС, а также нормы, повышающие прозрачность внутриэкономических операций, — может быть нежелательным для российского бизнеса, имеющего в Черногории значительные активы и, как считается, ведущего там непрозрачные финансовые операции.

     

Что же касается Сербии, то рассказ о складе оружия, устроенном террористами недалеко от дома сербского премьера, может быть, конечно, способом отвести от Белграда обвинения в организации переворота в Черногории. Если группа агентов представляет некую внешнюю силу, то Сербия, таким образом, позиционирует себя как такую же возможную жертву, как и Черногория. Обвинить же Россию гораздо безопаснее, чем Запад: со временем (и с падением российской экономики) связи балканских стран с Россией ослабляются, тогда как ЕС является главным партнером как для Белграда, так и для Подгорицы — и в политическом, и в экономическом плане.

     

Если исходить из этой версии, можно предположить, что приезд Патрушева был направлен на то, чтобы определить, какими будут дальнейшие отношения Белграда и Москвы. Однако, исходя из первоначального замешательства Сербии, вполне возможно, балканским спецслужбам действительно удалось раскрыть группу российских агентов — готовых, в частности, как оказалось, к нападению на Александра Вучича. Если так — и если из Сербии действительно были высланы граждане РФ, связанные с этой группой, — совершенно очевидно, что сербские власти (вполне объяснимо) в ярости. Подобная "находка" может привести к отказу Белграда от продолжения внешней политики, которую — несмотря на явный приоритет европейского направления — все же можно было назвать многовекторной. (Так, Сербия отказалась присоединяться к санкциям ЕС против россиян.) Тогда срочный приезд Патрушева можно объяснить попыткой сохранить одного из немногих союзников России (и вернуть домой арестованных российских агентов).

     

Возможно, для этого РФ готова предложить сербам некие преференции. Так, известно, что одной из важных стратегических целей Белграда является создание боеспособной, модернизированной армии на случай возможной (с точки зрения сербского правительства) хорватской агрессии — ныне вооруженные силы страны находятся в печальном состоянии. Идея членства в НАТО, которое могло бы обезопасить сербские границы, в стране не находит должной поддержки в связи с историей конфликта в Югославии в 90-е годы и, в частности, с бомбардировками территории Сербии войсками НАТО. Лишь 12% сербов поддержали бы вступление в НАТО (тогда как присоединиться к ЕС готовы 41% населения страны).

     

РФ же неоднократно помогала Сербии в военном отношении, поскольку Белград не может себе позволить современное вооружение; так, уже в этом году Россия передала сербам два вертолета Ми-17. Также российские войска проводят активно совместные учения с сербскими, тем самым повышая боеготовность последних. Выглядит весьма иронично, что в этом году такие учения под названием "Славянское братство" были направлены на предотвращение террористической угрозы. Вполне вероятно, что в обмен на замятие скандала РФ готова предложить дальнейшую военную помощь своим балканским партнерам. Также не исключена финансовая поддержка, которую россияне в прошлые годы довольно щедро раздавали своим зарубежным партнерам. Однако в условиях внутриэкономических проблем — даже по официальным прогнозам от правительства РФ, Россию до 2034 года ждет стагнация или медленный рост — возникает вопрос, насколько готова Москва жертвовать ограниченными ресурсами.

     

Безусловно, если Сербия отныне займет более жесткую прозападную позицию, отказавшись от "многовекторной" риторики, это будет довольно значимой репутационной потерей для России, в том числе, возможно, и во внутренней политике. В конце концов, даже в ельцинские времена россияне поддерживали Сербию в югославском конфликте, оправдывая это "братством народов" — хотя и степень этой поддержки, с точки зрения как многих сербов, так и русских националистов, тогда была недостаточной. Очередная неудача на внешней арене хотя наверняка и будет для внутрироссийского потребления объяснена происками Запада и впишется в изоляционистское мировоззрение в духе "мы против всех", все же вызовет недовольство у части электората — особенно у русских националистов.

     

Активно и успешно используя национал-патриотическую риторику для мобилизации общества, Москва рискует усилить недовольство справа. Конечно, это не означает, что завтра у ворот Кремля будут стоять озлобленные толпы националистов; но стоит вспомнить прогнозы некоторых аналитиков, что, возможно, за Путиным придет еще более "ястребиный" лидер.

     

Между тем ситуация на Балканах продолжает запутываться. В Черногории Джуканович отошел в тень: партии, с которыми он планировал войти в коалицию ("Социал-демократы", а также представители партий нацменьшинств), заявили о нежелании сотрудничества с лидером, обвиненным в коррупции и авторитарной политике. И хотя этот шаг кажется символическим — преемником Джукановича стал его близкий союзник Душко Маркович — оппозиционеры считают, что им удалось добиться некоторого успеха. Уходя, Джуканович вновь прямо обвинил россиян в подготовке неудавшейся попытки переворота.

     

Александр Вучич хранит молчание, но если в Сербии действительно задержали группу террористов, поддерживаемых Россией, не исключено, что даже материальная помощь не заставит Белград сохранить теплые отношения с теряющей экономический и геополитический вес Москвой. Кроме того, если в июльском опросе Institute for European Affairs 41,3% сербов назвали Россию "другом Сербии", после происшедшего это число вполне может упасть — тогда и внутриполитических причин сохранять многовекторность у Вучича не останется.

     




Просмотров: 271
 

Loading...

Косовский фронт