Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/14.1.2017/

“Сербы в Федерации живут по принуждению”

Источник: Царьград

 

     

     

Сейчас на прямой связи со студией телканала «Царьград» в Москве президент Республики Сербской Милорад Додик из Баня-Луки. Здравствуйте, господин Президент, рады Вас приветствовать.

     

Додик: Очень рад Вас слышать и приветствовать.

     

Господин Президент, Вы сейчас находитесь на гребне информационной волны. Ваши недавние заявления вызвали бурные дискуссии как на Балканах, так и во всей Европе, безусловно, и в России. Скажите, на фоне четверти века Республики что Вы вообще ощущаете и как-то связаны между собой 25 лет Республики и данные заявления?

     

Додик: Республика Сербская существует уже 25 лет и за это время продемонстрировала, что она способна справляться с самыми разными вызовами. Но все эти 25 лет ее право на существование постоянно оспаривалось под различными предлогами. Неоднократно нарушались пункты Дейтонских соглашений, касающиеся Республики: Высокий представитель международного сообщества, международный губернатор Боснии и Герцеговины, регулярно отнимал полномочия у Республики без нашего на то согласия и передавал их центральному правительству.

     

За двадцать последних лет наибольшие преступления в Боснии совершили как раз эти Высокие представители, которые совершенно произвольно толковали Дейтонские соглашения, законы и Конституцию Боснии и Герцеговины, и даже сами, единоличным решением, эти законы принимали, меняли без какого бы то ни было участия боснийского и сербского народов. Поэтому мы в Республике Сербской всегда сопротивлялись этой политике, нынешние шаги в общем не являются для нас чем-то особенно новым. Мы лишь требуем соблюдения буквы Дейтонских соглашений, мы совершенно не хотим, чтобы Высокие представители или какие-то западные дипломаты в Боснии пели нам песни о каком-то «духе» Дейтона, делая из него идола, которому мы должны поклоняться. Нам это ненужно, мы этого не хотим и не будем делать. Наша нынешняя политика – ответ на такие шаги.

     

24 года мы совершенно спокойно отмечали День Республики, а в прошлом году Конституционный суд Боснии и Герцеговины голосами двух судей-мусульман и трех судей-иностранцев незаконно попытался лишить нас права праздновать День Рождения своей Республики. Естественно, народ с этим не согласился, вышел на референдум и своими голосами подтвердил, что 9 января – это наш законный праздник, который мы отмечали и будем отмечать. И вот два дня назад мы снова все вместе собрались и отметили эту годовщину, показав нашу твердую решимость сохранить Республику.

     

К сожалению, Босния и Герцеговина с первых дней своего существования была несостоявшимся государством. Попытка неких внешних сил заставить те народы, которые не смогли ужиться в Большой Югославии, причем заставить насильно, вместе жить в единой Боснии с самого начала была обречена на неудачу, что и проявлялось все эти годы.

     

Господин Президент, Ваши последние заявления снова вывели в информационное поле такое понятие как «Великая Сербия». Что оно значит лично для Вас?

     

Додик: На самом деле «Великая Сербия» – это пропагандистское клише, созданное коммунистическим режимом бывшей Югославии. На основе мифа о «Великой Сербии» в Югославии на протяжении 50 – 70 лет проводилась антисербская политика властей, под лозунгами борьбы с великосербскими амбициями, национализмом и т.д. Те, кто говорит о «Великой Сербии», обычно не понимают, что это значит. В реальности отдельно существуют Сербия и Республика Сербская: в политическом, экономическом и геостратегическом аспекте это совершенно разные вещи. В прошлом понятие «Великая Сербия» охватывала куда большую территорию, например, в него, как правило, включали части Хорватии, населенные сербами и сегодня совершенно обезлюдевшие. Они провели тотальную этническую чистку, и там не осталось ни одного серба.

     

Можете ли Вы для наших зрителей подробнее рассказать, в каком положении находятся сербы, проживающие сегодня на территории Боснии и Герцеговины, в каких условиях живут эти люди, не подвергаются ли они каким-либо притеснениям со стороны центральных властей или каких-либо внешних структур?

     

Додик: С момента своего создания Босния и Герцеговина зиждется, с одной стороны, на амбициях боснийских мусульман, а с другой стороны, на внешней силе, которое собственно и поддерживает их амбиции. Сербы никогда не хотели жить в Боснии и Герцеговине как в отдельном государстве. Большинство сербов без большого энтузиазма приняли Дейтонские соглашения, просто считая его меньшим злом. Ведь любое другое решение могло еще больше повредить нашим интересам. Потом происходили постоянные попытки ревизии Дейтона. Все эти двадцать лет не прекращалась ревизия Дейтонских соглашений со стороны Международных представителей, формально призванных их защищать.

     

По сути дела, Босния и Герцеговина стала попыткой реализации американской идеи построить здесь некую новую политическую нацию. Попытка, естественно, провалилась, потому что здесь живут три государствообразующих народа, не говоря уже о многочисленных меньшинствах. Они постоянно пытались помешать нормальным, разрешенным Дейтонскими соглашениями отношениям Республики Сербской с «Большой» Сербией. Все эти годы нас постоянно лишали наших полномочий, и сегодня наша республика лишена более 80 полномочий, которые формально закреплены за ней в Конституции. Высокие представители постоянно снимали с должностей наших политиков, вплоть до президентов, если они не вписывались в их концепцию. Высокие представители даже сажали неугодных в тюрьму, увольняли начальников полиции, директоров компаний – всех тех, кого они считали вредными для своей политики.

     

Например, на общебоснийском уровне был незаконно создан Центральный суд и прокуратура, которые сейчас полным ходом сводят счеты именно с сербами. Хотя ни Дейтонские соглашения, ни Конституция Боснии и Герцеговины не давали центральным властям судебные полномочия, Высокие представители навязали это и ввели в правовую систему.

     

Сейчас все эти структуры ведут мощнейшую кампанию давления против всех сколько-нибудь заметных фигур в Республике Сербской: политиков, журналистов, бизнесменов, руководителей общественных организаций. Все, кто рискует ослушаться Высокого представителя, становятся мишенью борьбы с криминалом и коррупцией и тут же обвиняются во всех грехах. Это продолжается несколько лет и только недавно выяснилось, что под этими делами нет никакой доказательной базы.

     

Что требуется сделать для объединения сербов, проживающих на территории Боснии и Герцеговины, с остальной Сербией в единую страну?

     

Додик: Даже ряд авторитетных западных источников сейчас утверждают, что единственный способ долгосрочно стабилизировать Балканы – это дать сербам, самому влиятельному и многочисленному народу Западных Балкан, то же право, которым обладают и другие народы, а именно, соединиться в едином государственном целом. Сейчас, как и сто лет назад, когда Боснию и Герцеговину оккупировала Австро-Венгрия, австро-венгерские власти проводили политику создания в Боснии единой нации с единым языком, единой политической культурой, и все это делалось в ущерб сербам. Сегодня эта линия повторяется, и все попытки иностранного государственного строительства в Боснии проводятся за счет интересов сербов и Республики Сербской.

     

Получается так, что мы, сербы, живущие в Боснии, связаны эмоционально, рационально, во всех жизненных аспектах больше с Сербией, нежели с Федерацией. Мы в ней находимся по принуждению. Многим неприятно это слышать, некоторые даже впадают в истерику, но это правда.

     

Господин Президент, мы благодарим Вас и надеемся, что справедливость в ближайшее время восторжествует.

     

Додик: Мы в это верим, ведь мы стоим за правду.




Просмотров: 592
 

Loading...

Косовский фронт