Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/16.1.2017/

Филипп Маркишин Пламенац - черногорец среди козаков

     

Филипп Маркишин Пламенац

     

На Троицком кладбище, недалеко от Ораниенбаума, 4 ноября были установлены Памятные Кресты в память о церкви Святой Живоначальной Троицы, разрушенной большевиками.

     

Там же помянули Филиппа Марковича Пламенца, Черногорского воеводу, зауряд-прапорщика 1-го Читинского казачьего полка и на одном из крестов прикрепили памятную табличку с надписью о том, что воевода похоронен на Свято-Троицком кладбище. К сожалению, точное место захоронения не удалось определить. Кресты ещё будут дополнены Георгиевскими крестами и иконами. Автор проекта Юрий Трофимович Дзядзин (ВООПИиК).

     

Само мероприятие началось днем, 4 ноября, в День Народного Единства. Совершили Крестный ход, отслужили молебен. Служил Священник отец Антоний (Логинов) из храма прп. Серафима Саровского в Петергофе. На молебен приехали казаки из Санкт-Петербурга, Петергофа, местные жители. Помянули всех усопших, покоящихся на этом кладбище. Батюшка сказал проникновенную речь, а дальше в торжественной обстановке были вручены награды и грамоты всем активным участникам реализации этого проекта.

     

Так кто же был Пламенац Филипп Маркович и почему за его память бьются казаки, проживающие в Санкт - Петербурге?

     

Павел Дунаев, создатель инициативной группы по увековечиванию памяти знаменитого черногорца, рассказывает: " Родился он в племени Больевичи, в одноименном селе в Црмнице, в Старой Черногории. Воевода Черногорского княжества, полный Георгиевский кавалер. В возрасте 72 лет добровольцем участвовал в Китайском походе, а в 1904 году, добровольцем , в возрасте 76 лет, вступил в 1-й Читинский полк и был произведен в зауряд-прапорщики. Пламенац прошел всю кампанию. Он был награжден за участие в Крымской и Русско-турецкой войнах,в Китайском походе, Георгиевскими крестами 4, 3 и 2-й степеней, за участие в Русско-японской войне Георгиевским крестом 1-й степени. В бою под Сандепу в январе 1905 вынес из боя раненого генерала П.И. Мищенко.

     

Газета «Русское слово» от 17 февраля 1909 года:  «Похороны черногорского воеводы. В Петергофе 15-го февраля опустили в могилу тело знаменитого черногорского воеводы Пламенаца.

     

Участник всех войн на Балканах за последние 60 лет, Пламенац в начале китайской войны отправился из Черногории в Китай и прошел всю кампанию в летучем отряде П.И.Мищенко, бывшего тогда еще полковником. Шесть раз раненый на Балканах, Пламенац после китайского похода участвовал в русско-японской войне, удивляя товарищей храбростью и хладнокровием. По окончании войны он вернулся в Россию, награжденный четырьмя георгиевскими крестами, в чине офицера»…» Ф.М.Пламенац — третий представитель знатного черногорского рода, служивший в казачьих войсках. Почти непрерывно с 1849 года он воевал с турками, во время русско-японской войны ему было далеко за 70.  

  

     

Из газет того времени мы узнали о нем следующее:

     

«В русской армии хорошо знали старика с короткой, седой окладистой бородой, окаймлявшей смуглое лицо, освещенное из-под нависших седых бровей проницательными, живыми, добрыми глазами. Этого черногорца все называли дедушкой, служил он в отряде генерала Мищенко, был другом генерала, его телохранителем. Без бинокля, без подзорной трубы горца, благодаря прекрасному зрению, он видел лучше, чем его командир генерал Мищенко с помощью оптики, и подсказывает ему: " Тут наши, там японцы". Звали черногорского воина Филипп Маркович Пламенац.

     

 «Дедушке» в 1904 году исполнилось уже 76 лет. С генералом он был неразлучен уже вторую кампанию. Все удивлялись выносливости генерала Мищенко и легкости, с которой он ходил по сопкам.  «Я старый охотник, родился в Дагестане» - шутил он. Пламенац не отставал от него ни на шаг: «Я всю жизнь по горам проходил». «И они шли с горы на гору, как горные козы, а мы едва поспевали за ними, обливаясь потом, томимые жаждой» -  рассказывал о друзьях Апушкин. После китайского похода Филипп Маркович поселился в Порт-Артуре вместе с генералом. Но едва началась война с Японией, продал свое имение, отдал деньги на Красный Крест и ушел к Мищенко.

     

Из-за преклонного возраста его не хотели брать в поход на Инкоу. Но «дедушка» сказал: «Пока я жив, не расстанусь со своим генералом». А самому генералу: «Если вы не хотите брать с собою Пламенца, Пламенац сам себя возьмет». Газета «Новый край» со ссылкой на «Новую заставу» пишет: «Вы знаете,  какой у нас дедушка? — сказал генерал  — Недавно один снаряд разорвался от нас недалеко и я вздрогнул. Он хладнокровно вынул из кармана клочок ваты и, подавая мне, сказал: «На, генерал, заткни себе уши, чтобы не пугаться». Каков? Меня сконфузил!» П.И.Мищенко.

     

Поиски мы начали с записей информационно-аналитического центра «Вспомним всех поименно». Установили, на каком кладбище он захоронен. Это оказалось Свято-Троицкое кладбище.  Постепенно, образовалась инициативная группа неравнодушных людей. Задача стала проще благодаря тому, что удалось познакомиться с другим неравнодушным человеком – Дзядзиным Юрием Трофимовичем, который хотел найти на этом кладбище место, на котором была церковь Святой Живоначальной Троицы, ныне безвозвратно утраченная.

     

От нее остался только фундамент, а там, где она была раньше, на тот момент были густые заросли деревьев. Фундамент удалось найти, и мы решили, что в этом месте будет стоять три больших памятных Креста – в честь Святой Троицы. На одном Кресте мы решили прикрепить памятную табличку в честь Филиппа Марковича. А вот само место его захоронения установить не удалось – там вообще мало надгробий сохранилось. Кладбище осквернено и практически уничтожено. Необходимо его восстанавливать, как исторический памятник. Сегодня это большая братская могила.

     

Надгробия перевёрнуты, разбиты, а иных и вовсе нет... К сожалению, даже указателя нет при входе на кладбище, обозначающего, что это за место. Вот как характеризует погост петергофский краевед: «Свято-Троицкое кладбище было открыто в 1786 г, хотя фактически захоронения здесь производились с первой четверти XVIII в. В XIX в. кладбище состояло в ведении епархии. Официальная дата закрытия кладбища - 1947 г, но хоронить тут продолжали до 1958 г.

     

Помимо обывателей Петергофа на кладбище были похоронены 23 генерала и адмирала, более 30 советников, 5 управляющих дворцовым правлением, 3 сенатора, 3 почетных гражданина, 7 архитекторов-академиков... Как отмечает краевед В. Гущин, люди, которые здесь похоронены, участвовали в строительстве дворцов и парков Петергофа. «Архитекторы-академики  Ган, Семенов, Миняев своими творениями украшали не только Петергоф. Садовники Зимин, братья Эрлеры, Мартенс преобразили ландшафт Петергофа. И всё это находится сейчас в жутком запустении. Неоценимую помощь в осуществлении проекта нам оказали казаки

     

     

Санкт-Петербургской общины, в частности, Атаман «Казачьей стражи» Юрий Бугаев и местные казаки, проживающие в Петергофе. Конечно, приходилось непросто. Так как это место находится под Петербургом, приходилось всякий раз тратить целый день, чтобы привезти строительные материалы, хоть что-то сделать. Очень много времени заняла расчистка площадки, где мы должны были установить Кресты. В этом активную помощь мне оказал казак Александр Обухов. С ним мы копали ямы, заливали цемент, корчевали деревья. По организационным моментам я обращался к Виталию Царькову, начальнику штаба О.К.О. «Казачья стража». Анна Курапова, пресс-секретарь «Казачьей Стражи» оказывала нам информационную помощь и пригласила снять видеосюжет Православный телеканал «Союз». С Божьей помощью у нас все получилось.

     

Сам Павел - забайкальский казак, потомок славного рода забайкальцев Дунаевых. Павел проживает в Санкт-Петербурге, воспитывает двух сыновей. Он чтит память своих предков, несших нелегкую службу по защите государственных границ Российской Империи в Забайкалье.

     

Интерес к Пламенцу с его стороны тоже не простой: его прадед, Дунаев Хрисанф Петрович, был участником русско-японской войны, воевал в Первой Забайкальской казачьей батарее, в чине младшего урядника, был награждён Георгиевским Крестом 4-й степени. И, возможно, был лично знаком со знаменитым черногорцем. В последнее время Павел активно проводит поиски казачьих захоронений на территории Санкт - Петербурга и на прилегающих окрестностях. Так, его стараниями, было найдено и официально  подтверждено точное место захоронения первого командира 1-го Нерчинского казачьего полка, генерал-майора Котова Ивана Степановича.

     

Неоценимую помощь оказал президент информационно-аналитического центра «Помним всех поименно» Галина Сергеевна Савельева, а установка памятника состоялась 16 августа 2015 года на кладбище Воскресенского (Новодевичьего) женского монастыря г. Санкт-Петербург.

     

Установили памятник Казаки Санкт-Петербургского Отдельского Казачьего Общества «Казачья стража» под командованием начальника штаба Виталия Царькова.

     

1-й Нерчинский казачий полк был сформирован 1 января 1898 г, в преддверии военного конфликта на Дальнем Востоке и два с половиной года нес боевую службу в Маньчжурии. Много славных подвигов совершили казаки под командованием Котова, их подробно описывает в книге «1-ый Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска» подъесаул А.Е. Маковкин.

     

Скончался Иван Степанович 14 апреля 1903 года в Петербурге, где находился на лечении.

     

Павел, несмотря на то, что уже только славных и важных дел, успел организовать и завершить, не собирается останавливаться на достигнутом. В его планах следующий участник Русско-японской войны - это Мерчанский Николай Николаевич, хорунжий 2 Нерчинского и 2 Верхнеудинского полков, который родился 13 мая 1882 года, а скончался от ран, полученных в разведке, 23 января 1905 года. Его останки также захоронены на одном из кладбищ Санкт-Петербурга. Это, как говорит Павел, вопрос времени - такие дела быстро не решаются. А вообще у Павла есть мечта: объединить всех казаков Санкт-Петербурга и Ленинградской области общим делом, близким каждому казаку: вместе, сообща, найти все казачьи захоронения и отметить их Памятными Крестами. Ведь только в списках уже упомянутого информационно-аналитического центра «Вспомним всех поименно» содержатся сведения о 43 захоронениях! А сколько их еще не упомянуто?! Сколько в Петербурге стояло Лейб-Гвардии казачьих полков и батарей?! А ведь были случаи, что гвардейцы умирали от болезней, несчастных случаев на службе, и их хоронили здесь же.

     

     

Найти и собрать воедино сведения о казачьем Петербурге   – вот главная задача Павла.

     

Во время нашей последней встречи он сказал: «Наши предки живы, пока мы их помним.  Эти захоронения, как  послание нам из тех времен. Чтобы мы, ка

     

заки, и наши потомки, не забывали своей истории. История сближает нас. Делает нас сильнее. И Слава Богу, что у нас есть такое замечательное прошлое - а значит, и будущее есть!».




Просмотров: 1132
 

Loading...

Косовский фронт