Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/21.5.2020/

Высокий представитель в Боснии и Герцеговине свой мандат исчерпал

Источник: Александр Борисов (Сараево)
     
     

Ситуация в Боснии и Герцеговине изменится к лучшему тогда, когда здесь будут созданы соответствующие условия, чтобы все народы ощущали себя в стране как дома, а не находились под постоянным прессингом только за то, что имеют собственное мнение по тому или иному важному для них вопросу. Равноправие, взаимное уважение, диалог, компромисс и консенсус — вот «лекарства» от затянувшегося здесь внутриполитического кризиса, которые последовательно всем рекомендует Россия. Об этом в  интервью  рассказал посол РФ в БиГ Петр Иванцов.

     

В апреле Россия оказала гуманитарную помощь Республике Сербской в борьбе с коронавирусом — там две недели работали российские специалисты по дезинфекции и врачебные бригады. Между тем власти страны отказались пропустить такую же помощь, предназначенную больнице в городе Мостар. Что там произошло?

     

Петр Иванцов: Действительно, в связи с обращением члена Президиума Боснии и Герцеговины от сербского народа Милорада Додика в апреле в течение двух недель российская бригада работала в Республике Сербской, осуществив дезинфекцию ключевых объектов системы здравоохранения в 10 городах и оказав консультационное содействие местному медицинскому персоналу. Как мы видим, оценки этой работы здесь самые высокие, членам бригады были даже вручены награды президентом Республики Сербской, Милорад Додик направил послания с благодарностью за помощь в адрес президента России Владимира Путина, министров иностранных дел и обороны, начальника войск РХБЗ.

     

Здесь особенно ценят, что помощь со стороны России прибыла в кратчайшие сроки, причем понимают, что и у нас ситуация не самая благополучная. Все это в Республике Сербской расценивают в качестве свидетельства особых братских связей с Россией, в чем абсолютно правы. Российская команда была отлично принята в Республике, ей были созданы все условия для работы и отдыха, мы сердечно благодарим Баня-Луку за столь внимательное отношение, профессионализм ее врачей.

     

Впоследствии с аналогичной просьбой о помощи в дезинфекции учреждений здравоохранения в городе Мостар к нам обратился боснийско-хорватский лидер, Председательствующий Палаты народов Парламентской Ассамблеи Боснии и Герцеговины Драган Чович. Соответствующее положительное решение в короткие сроки также было принято руководством России, предполагалось, что российская бригада въедет в Боснию и Герцеговину из Сербии 1 мая и проследует в Мостар для решения поставленных задач. С помощью наших партнеров в стране мы очень оперативно согласовали многочисленные логистические и технические вопросы, однако с разрешением на пересечение границы возникли проблемы.

     

Вместо того, чтобы поступить в соответствии с решением Совета министров Боснии и Герцеговины о беспрепятственном допуске в страну всех гуманитарных работников, ряд руководителей в Сараево, очевидно по политическим соображениям, не испытывая желания видеть в стране российскую гуманитарную команду, решили «замотать» вопрос, стали гонять его по разным ведомствам, которые также от него отнекивались, перекладывая ответственность друг на друга. В результате он попал в Президиум Боснии и Герцеговины, где, похоже, и умер. Тем самым истории конец.

     

Со стороны двух членов Президиума прозвучали рассуждения о том, что, дескать, учреждения здравоохранения в стране не нуждаются в дезинфекции силами российских специалистов, так как она может быть произведена здесь и собственными силами или привлеченными специализированными компаниями. Показательно, что местные медики считают иначе.

     

Но, видимо, политикам виднее, как именно нужно бороться с инфекцией, мнение профессионалов им не важно, а, скажем, положительный опыт Италии, Сербии и Республики Сербской их не интересует. А вот размышления о том, что, мол, цели российской гуманитарной команды в Боснии и Герцеговине могут отличаться от сугубо медицинских, стоит отнести к разряду сколь безосновательных, столь и злонамеренных. Показательно, что они исходят от господина Желько Комшича, который в разговоре со мной за два месяца до этого всячески уверял в своей расположенности к развитию отношений с Россией.

     

Думаю, такая ситуация останется на совести тех, кто ее создал. Наше желание помочь было искренним и открытым, помощь шла тем, кто о ней просил, без каких-либо скрытых мотивов. Если политики решили поставить свои эгоистические цели над задачами обеспечения здоровья населения — Бог им судья. Мы никому и ничего не навязываем.

     

Кстати, с благодарностью должен отметить и то содействие, которое было оказано «Русской гуманитарной миссией» — российской НПО, которая очень много полезного делает и на Балканах, и в Боснии и Герцеговине. По ее линии в Республику Сербскую 9 мая, на День Победы, была доставлена партия лекарственных средств, которые ранее в соответствии со своими потребностями в сложной ситуации, вызванной эпидемией коронавируса, отобрало министерство здравоохранения Республики. С большой ответственностью к участию в противодействии расширению коронавируса в Республике Сербской подошла и группа компаний «Оптима» (инвестиции АО «Зарубежнефть»), реализовавшая целый ряд гуманитарных программ.

     

На каком уровне сегодня находятся отношения между Боснией и Герцеговиной и Российской Федерацией? Каким образом, на ваш взгляд, можно расширить взаимовыгодное двустороннее сотрудничество?

     

Петр Иванцов: Несмотря на отношение ряда боснийских руководителей к теме оказания нами гуманитарной помощи, я бы сказал, что в целом в наших связях с Сараево мы все придерживаемся партнерских подходов. Россия — один из ключевых инвесторов в экономику Боснии и Герцеговины, по данным за прошлый год, мы на шестом месте по общим объемам капиталовложений и на первом по новым инвестициям за последние два года. Входим в число ведущих внешнеторговых партнеров. Придерживаемся схожих позиций по международным вопросам.

     

Разумеется, у нас есть расхождения в оценках, в первую очередь, политического характера. Мне бы хотелось видеть больше конструктивного понимания роли России со стороны ряда политиков из Федерации Боснии и Герцеговины, несмотря на наши старания, его отсутствие все же время от времени дает о себе знать.

     

Отдельного упоминания заслуживают наши связи с Республикой Сербской. Здесь у нас давно обеспечен наивысший уровень доверия, наши отношения носят поистине дружественный, даже братский характер, что мы высоко ценим и чем бесконечно дорожим. Здесь реализуется целый ряд проектов в экономической и культурно-гуманитарной сферах, мы работаем над новыми интересными инициативами, что выводит наше сотрудничество на качественно новый уровень. Традиционно интенсивный характер носят политические контакты между местным сербским и российским руководством, что мы намерены и впредь поощрять и расширять. Не помеха им, кстати, и нынешняя ситуация с коронавирусом: самое тесное общение продолжается.

     

Хотел бы подчеркнуть — мы открыты к взаимовыгодному сотрудничеству со всеми, кто хочет с нами работать, наша повестка абсолютно прозрачна, вопреки периодическим попыткам представить российскую линию в качестве «влияния» с негативным подтекстом, очевидно, что в таких категориях мы не работаем. Вижу, что российский настрой на упрочение взаимоуважительных отношений находит отклик в Боснии и Герцеговине, продолжаем работу по укреплению этой тенденции. Смотрю в будущее наших комплексных отношений с энтузиазмом.

     

Как можно охарактеризовать текущую внутриполитическую ситуацию в БиГ? В каком направлении следует ожидать ее развития?

     

Петр Иванцов: Восторга по поводу состояния внутриполитической обстановки в стране я не испытываю. Наблюдаю местные дела уже давно, и с позиций работы в Москве, и вот уже почти шесть лет здесь, с сожалением отмечаю, что ситуация в плане внутреннего диалога становится только хуже. Что самое печальное — продолжает падать взаимное доверие и взаимопонимание между народами Боснии и Герцеговины.

     

Не все ощущают здесь себя достаточно комфортно, испытывая давление со стороны партнеров, увлеченных фактическим пересмотром основополагающих принципов современной Боснии и Герцеговины в пользу централизации государства, унитаризации ее административной системы. Вижу в этом опасность для будущего этой многонациональной страны, равноправия ее государствообразующих народов.

     

Убежден, что будущее Боснии и Герцеговины находится в плоскости реализации Дейтонского мирного соглашения в том виде, как он был подписан в 1995 году. Там предусмотрены необходимые механизмы для обеспечения баланса интересов всех народов Боснии и Герцеговины и двух ее энтитетов, их просто нужно придерживаться. Кому-то такая система может показаться громоздкой и неэффективной, но она вполне рабочая, а в местных условиях так и вообще безальтернативная. Кажется, кто-то из руководителей уже давно бывшей СФРЮ однажды сказал, что если Югославия действительно нужна, то она должна быть нужна всем. Полагаю, этот тезис вполне применим и к Боснии и Герцеговине.

     

Ситуация здесь изменится к лучшему тогда, когда будут созданы условия для того, чтобы все народы ощущали себя в стране как дома, а не находились под постоянным прессингом только за то, что имеют собственное мнение по тому или иному важному для них вопросу. Равноправие, взаимное уважение, диалог, компромисс и консенсус — вот «лекарства» от затянувшегося здесь внутриполитического кризиса. Россия только и делает, что последовательно это всем рекомендует.

     

В этом году Босния и Герцеговина отметит 25-летие со дня подписания Дейтонского мирного соглашения, позволившего прекратить здесь кровопролитие. При этом в последнее время все чаще можно услышать о целесообразности появления так называемого «Дейтона-2». Имеется ли в этом какая-либо необходимость?

     

Петр Иванцов: Под «Дейтоном-2», на самом деле, понимают изменение конституции Боснии и Герцеговины, которая является частью мирного соглашения. Бытуют мнения о том, что, дескать, Дейтон остановил войну, но создал нефункциональную государственную систему, и основной закон надо менять в целях обеспечения эффективности власти, причем разные стороны приводят различные обоснования, подчас и противоположные. По этому вопросу стоит исходить из соображений, во-первых, осуществимости, во-вторых, практичности. Необходимо признать, что внести изменения в конституцию Боснии и Герцеговины на настоящем этапе невозможно.

     

Предложения ни одной из сторон не наберут нужной поддержки в Парламенте, так как подходы по ключевым вопросам не совпадают. Практическая необходимость поправок, на самом деле, тоже под большим сомнением. Основной закон работает, обеспечивает баланс и учет интересов трех народов и двух энтитетов, не вижу, зачем бы в этот механизм влезать, по принципу «если работает — не пытайся починить». Может, он и не совершенен, но вполне отвечает реалиям.

     

Вскрывать конституцию Боснии и Герцеговины — это открывать «ящик Пандоры», последствия могут оказаться неконтролируемыми и опасными. Поэтому нет, необходимости в «Дейтоне-2» нет. Вероятно, стоит определиться с тем, как постепенно «закрывать» приложения мирного соглашения, которых 12, и которые регулируют различные практические аспекты обеспечения мира в стране. Например, мы считаем, что Высокий представитель в Боснии и Герцеговине, а он прописан в приложении 10, свой мандат исчерпал. Было бы весьма символично, красиво и полезно закрыть его как раз на предстоящее в декабре 25-летие подписания мирного соглашения. Затвердив при этом статус Боснии и Герцеговины как суверенного и независимого государства, исключительную ответственность за ситуацию в котором несут ее народы.

     

Сможет ли, на ваш взгляд, независимая и суверенная Босния и Герцеговина избавиться от внешнего протектората, в частности, со стороны Аппарата Высокого представителя, иностранных судей в конституционном суде, отдельных представителей западного сообщества, продолжающих указывать местным органам власти линию поведения и выступать с ультиматумами в адрес боснийских политических лидеров?

     

Петр Иванцов: Давно уже пора. Россия последовательно выступает в пользу сворачивания механизма внешнего протектората, закрытия Аппарата Высокого представителя, передачи всей ответственности в руки местных властей. Наличие здесь Высокого представителя не имеет практического смысла, в стране давно установлен мир, поддерживается стабильность, Босния и Герцеговина, очевидно, не представляет угрозы миру в регионе, давно уже утвердилась в качестве ответственного и уважаемого члена международного сообщества, была непостоянным членом Совета безопасности ООН, председательствовала в Комитете министров Совета Европы. Абсурдно, что государство продолжает находиться «под наблюдением» Высокого представителя, который позиционирует себя выше демократически избранных институтов. Это очевидный анахронизм. Обратите внимание, с критикой в его адрес выступаем не только мы, но и многие внутриполитические силы БиГ, которые демонстрируют острое недовольство тем, как ведет себя Высокий представитель, высказываются в пользу сворачивания его Аппарата.

     

Думаю, такая позиция народов страны должна стать основой для упразднения механизма внешнего протектората, в противном случае это уже будет напоминать колониальное управление. Важно, что именно местные народы недовольны и наличием иностранных судей в местном конституционном суде.

     

Знаю, что этот порядок закреплен в конституции, которая, однако, дает Парламенту страны право решить иначе. Напомню, что представители двух государствообразующих народов внесли свои соображения на этот счет в парламентскую процедуру, что абсолютно легитимно. Надеюсь, что парламентарии в открытой, конструктивной и содержательной дискуссии смогут прийти к консенсусу по этому вопросу с тем, чтобы Босния и Герцеговина подтвердила свой суверенитет, независимость своего правосудия, зрелость и самостоятельность в решении всех внутренних вопросов.

     

Убежден, что внешний фактор в этом помочь не может. Более того, зачастую он играет противоположную роль, ангажированное вмешательство извне, со стороны ряда наших партнеров, не способствует налаживанию добрых межнациональных отношений и формированию объединительной повестки, лишь осложняет задачу выстраивания подлинного национального примирения.

     

Мы неоднократно указывали на недопустимость диктата и давления, угрозы и применения односторонних санкций в отношении неугодных. К сожалению, за последние 25 лет многие представители международного сообщества в БиГ сформировали у себя традицию беззастенчиво вмешиваться в местные дела. И даже считают это своим святым правом и высокой обязанностью!

     

Правильно кто-то из местных лидеров однажды охарактеризовал подобный стиль как «амбассадорократию». Мы категорически против подобного подхода, настаиваем на уважении легитимных представителей всех народов БиГ, невмешательстве во внутренние дела этого суверенного государства. Поддерживаем добрые отношения со всеми, выстраиваем их в духе сотрудничества, а не влияния.

     

В этом году отмечается 75-летие освобождения Красной Армией Восточной Европы от нацизма. Какие мероприятия состоялись в Боснии и Герцеговине?

     

Петр Иванцов: К сожалению, ситуация с коронавирусом воспрепятствовала полномасштабному отмечанию этой торжественной даты. Мы знаем, что местные власти и общественные организации планировали несколько акций «Бессмертного полка» в Республике Сербской, целую серию памятных мероприятий по всей стране. Вместе с тем, в День Победы 9 мая были организованы возложения венков в память о героях антифашистского освободительного движения Югославии. Я сам принял участие в таком мероприятии в Баня-Луке.

     

В Университете Восточного Сараево введена новая программа «Русский язык, литература и международные отношения». Кроме того, в вузе успешно функционирует Центр русского языка, студенты которого завоевали высшие награды на Международной олимпиаде по русскому языку как иностранному, которая проводилась Санкт-Петербургским государственным университетом. Можно ли говорить о том, что русский язык становится все популярнее в Республике Сербской?

     

Петр Иванцов: Безусловно, и не только в Республике Сербской, но и в Федерации Боснии и Герцеговине. Мы отмечаем заметный рост интереса к русскому языку, литературе и культуре по всей стране. Это и упомянутый вами Университет Восточного Сараево, где, кстати, работает российский преподаватель, направленный по линии «Русской гуманитарной миссии». Это и Университеты в Баня-Луке, Сараево и Мостаре, это и частный Панъевропейский университет «Апейрон» в Баня-Луке, и Фонд «Русский мир» там же.

     

Должен упомянуть и расширяющуюся сеть частных курсов русского языка по всей стране. Все они участвуют в различных программах подготовки по русскому языку. Кстати, изучение русского языка получает распространение в школах Республики Сербской и даже в дошкольных учреждениях! Совершенствуются связи местных вузов с партнерами в России, расширяются география и наполнение этих отношений. Каждый год увеличивается число граждан Боснии и Герцеговины, отправляющихся на учебу в российские вузы. В этом плане мы проделали большую работу, которая уже дает самые позитивные результаты, сближает наши народы, укрепляет взаимное доверие и взаимопонимание. Я с большим оптимизмом смотрю в будущее наших культурно-гуманитарных и образовательных связей.

     

Босния и Герцеговина — это красивейшее государство на Балканах, где встречаются ислам и христианство, Восток и Запад, а боснийскую столицу — Сараево — именуют не иначе как «европейский Иерусалим». Считаете ли вы, что у Боснии и Герцеговины есть значительный потенциал для дальнейшего развития туризма, привлечения сюда россиян?

     

Петр Иванцов: В этом нет никаких сомнений. Пусть Босния и Герцеговина страна небольшая, но в плане разнообразия того, что она может предложить туристу, она явно выделятся. Здесь каждый может найти что-то на свой вкус, от активного отдыха в виде горных лыж и сплава по рекам, до религиозного паломничества, гастрономического туризма и пляжа.

     

Так что туристический потенциал значителен, особенно если объединить его с возможностями соседей — Сербии, Черногории и Хорватии, которые, кстати, значительно более освоены российским туристом, чем Босния и Герцеговина, вероятно, в силу логистических возможностей. К сожалению, до сих пор нет регулярных прямых рейсов между Россией и Боснией и Герцеговиной, полагаю, именно это выступает ключевым фактором того, что страна остается недостаточно замеченной российским туристом. Слышал о планах и местной, и российских авиакомпаний наладить прямое авиасообщение между нашими странами, но до реализации, к сожалению, дело пока не дошло.

     

     
     



Просмотров: 172