Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/28.2.2006/

Косово ждет участь Палестины



     

      Дело, похоже, идет к предоставлению краю Косово независимости от Сербии. По крайней мере, еще до начала нынешних переговоров политический директор Министерства иностранных дел Великобритании Джон Соерс "слил" информацию о том, что международная контактная группа намерена дать Косово независимость. Затем он, правда, смягчил свой тезис, указав, что озвучил лишь позицию Великобритании по данному вопросу. Однако по всему видно, что Европа стоит именно на этой позиции (остается только решить, как при этом не сделать Косово прецедентом для других "непризнанных"). Независимость албанской автономии предрекал недавно и спецпредставитель ООН на переговорах по статусу Косово Марти Ахтисаари. Да и в самой Сербии, по оценкам наблюдателей, уже смирились с потерей автономии и теперь заняты в основном проблемами статуса сербского меньшинства в отделяющемся Косове и сохранением определенных связей с этой территорией. Ведь край считается "духовной колыбелью" нации: сербы приняли здесь христианство в V-VI вв., и сейчас на территории 10 тыс. квадратных километров здесь находится более 2 тыс. православных церквей и монастырей.

      Однако немаловажна и экономическая цена вопроса: какими ресурсами и активами располагает Косово? Есть ли из-за чего копья ломать? На что будет жить автономия? Оценки, надо сказать, встречаются самые разные. Косово характеризуют то как главную ресурсную базу Сербии, то как истощенную и самую депрессивную провинцию. При ближайшем рассмотрении выясняется, что обе эти оценки не лишены основания. Но беда в том, что каждая из них гипертрофируется определенными политическими силами в своих корыстных целях и, соответственно, обрастает легендами.

      Вообще, тема "сказочных богатств" Косово впервые возникла более 10 лет назад, когда косовские албанцы вознамерились отделяться от Югославии. Тогда стала появляться информация о наличии в автономии колоссальных запасов хрома (20% мировых), а также никеля, цинка, марганца, меди, ртути, серебра, золота, висмута и других редкоземельным металлов. Одни только разведанные запасы угля, природного газа и металлических руд были оценены местными экспертами в $500 миллиардов. Вот, мол, потому сербы и не хотят отпустить Косово "на волю", что мечтают эксплуатировать природные богатства этой "исконно албанской" земли. В свое время была даже придумана поговорка: "Трепча (крупнейший косовский ГОК) работает – Белград строится". Тиражируя подобные "байки" о своем богатстве, косовские албанцы, разумеется, преследовали и другую цель – привлечь к своему краю внимание иностранных инвесторов. Сейчас, в свете перспективы отделения от Сербии, это стало особенно актуальным. Парадоксально, но Белград на определенном этапе стал поддерживать тезис о богатстве Косова – уже в своих политических интересах. Так, в 99-м Сербия утверждала, что агрессия НАТО объясняется стремлением Запада завладеть косовскими ресурсами, а сейчас этот же тезис всплыл применительно к перспективе отделения края: дескать, Сербию хотят лишить ее собственных ресурсов и заставить покупать их за границей.

      Что же на самом деле есть и чего нет в косовской земле? Ну, во-первых, там практически нет хрома. По данным ГУП "Аэрогеология", свыше 90% запасов этого металла сосредоточено в ЮАР, Казахстане и Зимбабве. На Балканах самые крупные запасы обнаружены в Албании – целых 0,19% от мировых. В Сербии, соответственно, и того меньше (кстати, она давно числится в импортерах этого металла). Конечно, в Косове есть хромосодержащие руды, но они разрабатываются уже на протяжении столетий, и их запасы практически истощены. Как и запасы никеля и магнезита. Добывают здесь также уголь, свинец и цинк, есть небольшие запасы кадмия, меди, серебра и даже золота. Но все это, как правило, низкого качества. Тот же знаменитый комбинат "Трепча", существующий более 70 лет (он объединяет 14 шахт и 8 различных обогатительных фабрик) в последние годы снизил выработку из-за нехватки качественного сырья. А местного угля (запасы которого албанцы оценивают в 40 млрд т) на деле хватает только для нужд одной местной электростанции.

      Впрочем, эксперты – уже не албанские, а сербские – указывают на то обстоятельство, что природные запасы Косова еще не изучены как следует. По их мнению, ресурсный потенциал края далек от истощения. Они уверены в наличии там по-прежнему больших запасов угля, свинца и цинка, хрома, золота, серебра и никеля. По сербским оценкам, залежи свинцовых руд в Косове составляют от 70 до 100 млн т, лигнита – от 7 до 12 млрд тонн. И только политическая нестабильность автономии не позволяет разведывать и добывать сырье. Так, из имеющихся 16 шахт свинца и цинка работают только 2, из многочисленных угольных карьеров – только один (он-то и обеспечивает углем ТЭС Обилич).

      При этом отмечается, что большинство геологоразведочных работ проводилось в Косове давно – несколько десятилетий назад. Например, в 60-е годы там искали нефть, и, кстати, в трех из четырех скважин было обнаружено присутствие углеводородов. Однако этой информации явно недостаточно для составления даже прогнозных оценок запасов нефти. Да и вся документация с тех пор куда-то затерялась...

      Таким образом, природные богатства Косова остаются загадкой. Или вообще мифом – в зависимости от степени их истощения. Однако понятно, что даже тот объем ресурсов, который там точно еще остался, представляет существенную ценность для страны – не зря же в былые годы Югославия инвестировала в Косово по $500 миллионов. И это прибавляет нынешней Сербии энтузиазма в борьбе за сохранение своей территориальной целостности.

      Что же касается самой автономии, то она, разумеется, могла бы устроиться весьма неплохо, отделившись от Сербии и продавая ей (и не только ей) свои ресурсы и продукцию их первичной переработки – благо вся необходимая для этого промышленная инфраструктура имеется. Кроме того, в Косове неплохо развита энергетика: до вторжения НАТО здесь вырабатывалось 20% всего электричества СРЮ. Некогда процветало здесь и сельское хозяйство, в частности, виноградарство. Однако в настоящее время экономика края находится в плачевном состоянии: большинство шахт, ГОКов и перерабатывающих предприятий не работают, в упадке и сельское хозяйство, безработица достигает 50% экономически активного населения (и 70% среди молодежи). Зато процветает контрабанда оружия, наркотрафик, торговля людьми. Остатки добывающей промышленности фактически контролируются мафиозными группировками. И очень сомнительно, что если такое вот Косово станет вдруг независимым государством, то в него хлынут иностранные инвестиции. Сомнительно даже, что оно сможет должным образом воспользоваться имеющимся экономическим потенциалом края.

      Скорее всего, в лице независимого края Косово мы получим албанский аналог Палестинской автономии, живущий за счет иностранной помощи и являющийся хроническим очагом нестабильности (так что косовский прецедент для прочих "непризнанных" будет весьма неудачным). Кстати, тот же спецпредставитель ООН Марти Ахтисаари ранее (после поездки в этот регион в конце прошлого года) говорил о перспективах Косова отнюдь не оптимистично. Он признал тогда, что предоставление независимости этой автономии угрожает дестабилизировать весь регион и может иметь непредсказуемые последствия для его безопасности. В первую очередь, это создаст угрозу целостности Боснии и Герцеговины (где, в числе прочих народов, компактно проживают и сербы). В этом же духе высказывался тогда и высокий представитель Европейского союза Хавьер Солана. Теперь тезисы и прогнозы международных посредников кардинально изменились. Неужели за два месяца в Косове так сильно что-то поменялось в лучшую сторону? Не похоже. Тогда, может, кто-то наконец нашел там "сказочные богатства"?

     

     


 



Loading...