Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/17.3.2016/

Менделеев о России

Высокого внимания заслуживает книжка нашего знаменитого ученого, профессора Менделеева, - «К познанию России», изданная в текущем году. В ней маститый автор, со свойственной ему широтой взглядов, разбирается в данных нашей переписи 1897 года. Книжка содержит 121 страницу, полна умозаключений и выводов, мотивированных веско, но в весьма сжатой форме. Поэтому предлагать нашим читателям последовательный и полный конспекта сочинения - более нежели затруднительно; такой конспект значительно превзошел бы рамки газетной статьи. Остался один прием: передать сущность наиболее интересных данных и выводов автора, наиболее интересных в глазах пишущего эти строки. 

Почти четыре пятых книги почтенный автор посвящает исследованию данных переписи 1897 года - «первой планомерной общей русской переписи», закончившейся изданием многих томов в 1905 году, т. е. по прошествии десяти лет после производства самой переписи, закончившейся изданием материала весьма полного и хорошо систематизированнаго, но материала такого объема и характера, что разобраться въ нем далеко не всякому по силам. Общего свода важнейших данных не имеется, и вот именно этой задачей задался маститый ученый в стремлении дать соотечественникам возможность сознательно относиться к своей стране, к её нуждам и к желательной эволюции народной жизни. «В каждом деле - говорит автор - для сознательности совершаемых в нем действий, преполезно подсчитаться», дабы «из-за грубой подражательности» не навлечь на отечество новых бед и несогласованности мероприятий с имеемым на лицо. 

Прежде всего автор останавливается на количестве народонаселения империи, выразившемся для 1897 года цифрою в 128,2 миллиона жителей. Указывая на устарелость этой цифры и принимая естественный годовой прирост нашего народонаселения «никак не менее» 15 человек на тысячу, он определяет численность населения России для настоящего времени в 146,6 миллионов жителей. 

Весьма широко распространенное у нас мнение, будто громадное большинство населения России занимается «первичными» видами промышленности, т. е. земледелием, скотоводством, местным промыслом и т. п. - Менделеев считает сильно преувеличенным. На основании данных составленной им таблицы он указывает, что, например, земледелием занимается в России всего 17,265 миллионов жителей, при чем цифра эта не является чрезмерно преобладающей даже над цифрою лиц, посвящающих свою деятельность различным видам более совершенной промышленности - ремесленничеству, работе на фабриках и заводах, торговле и обслуживании путей сообщения, почты и телеграфа. Последняя цифра - 7,345 миллионов. 

Рассуждая о земледелии и о зависимости его размеров в каждой стране от количества земли, автор указывает на необходимость считаться, при оценке нашей громадной территории, с наличностью обширнейшего побережья Ледовитого океана, побережья, вовсе не пригодного для земледелия. Здесь мысль автора делает, если можно так выразиться, скачок в область значения для России Ледовитого океана. Он настаивает на необходимости культурного завоевания наших полярных вод, а наиболее верным для того путем считает принятие всевозможных мер для открытия северного полюса. Маститый ученый полагает, что только для разрешения такой всемирной задачи найдутся люди самоотверженные и беззаветно преданные делу, а попутно узнают они и океан, могущий быть превращенным из недоступного во вполне доступный. «Если бы - говорить он - десятая доля того, что потеряно при Цусиме, была затрачена на достижение полюса, эскадра наша пришла бы во Владивосток минуя и Немецкое море и Цусиму». Плавание по Ледовитому океану создало бы опытных моряков, привыкших вести бой с природою... 

В вопросе о пользовании природными дарами нашего отечества в связи с развитием земледелия Менделеев останавливается на полной необходимости бережного отношения к лесам. Это составляет «неизбежное условие сколько-нибудь правильного течения русской жизни». Не следует забывать, что азиаты, истребившие многие свои леса, обратили целые области в пустыни, и что Сицилия - былая житница Италии - ныне производит очень мало хлеба «едва ли» не по аналогичной причине. 

Рассматривая данные переписи о густоте населенности России, другими словами о количестве земли и численности осевшего на ней населения, автор затрагивает вопрос о регулировании землепользования в соответствии с насущными в этом нуждами. Примеры древнихъ частей Азии и Западной Европы показывают, что наличность земли в количестве менее 4 десятин на жителя вызывает настоятельность выселения и принятия других коренных перемен в землепользовании. Данные же переписи указывают, что в весьма значительной части коренной России ныне наблюдается крайняя теснота. 

Однако в выселении и в расселении Менделеев не видит панацеи от всех наших аграрных бед. Переселение из наших краев с густым населением в наши же края с населением редким в общем сопряжено с большими затруднениями чисто практического характера. Всякие - «переделы» земли, на взгляд автора еще того хуже. Верный же путь для разрешения вопроса о рациональности землепользования автор видит исключительно в применении в земледелии интенсивного хозяйства, т. е. не в увеличении наделов, а в коренном улучшении всего земледелия. 

Для этого, конечно, нужны капиталы, которыми мы не располагаем. Но найти их можно, и единственным для того способом, по мнению автора, является развитие промышленности и снабжение её фабрикантами других стран, снабжение, которое послужит к накоплению народных средств, необходимых как для переселения, так и для земельных улучшений. 

Переходя к данным переписи о народностях России, автор указывает, что в нашей стране преобладает «славянский отпрыск индо-германских народов». Славян, по языку и наречью, он делит на восточных - великороссов, малороссов и белоруссов, составляющих «явное большинство всего славянства» - и на остальных - западных и южных славян, среди которых первое место занимают поляки. В общей сумме, в России 83,936 миллионов восточных славян (55,668 млн. великороссов, 22,383 млн. малороссов и 5,668 млн. белоруссов) и 8,159 млн. остальных славян, т. е. на 128 млн. жителей (по переписи 1897 г.) приходится 92 млн. славян или 72%. Остальные 28% составляют неславянские племена различных национальностей, говорящие на 50 различных языках. По вере православных (в их числе и старообрядцев) - 89,268 млн., других христан - 19,151 млн., нехристиан - 19,820 млн. 

Рассматривая различные национальности, входящие в состав населения России, Менделеев несколько дольше останавливается на евреях, армянах и татаро-турецких племенах. 

Евреи в Литовско-Белорусском крае составляют 14% местного населения, почти столько же их в польском крае, в Малороссии - 8,5% и в Южно-Русском крае – 7%. В общем же евреи составляют менее 4% всего населения государства. Коренное население страны, как и всюду, евреев не любит; но «народец» этот, по взгляду автора, обладает многими способностями и свою пользу приносит, «конечно, не своими кагальными или масонскими приемами и политиканством, а своим торговым посредничеством, которого очень не достает в России». Благоденствие евреев в будущем автор допускает лишь при непременном условии их ассимиляции с русскими. Русские же, по его мнению, подружатся даже с евреями, раз они откажутся от нынешней своей «кичливой заносчивости». 

Армяне - «народ шустрый и торговый» - могут, по мнению автора, рассчитывать на хорошее будущее исключительно при условии, «чтобы они не только мирно уживались со своими ближайшими соседями, но и твердо держались тех русских начал, которые дают им защиту от рядом живущих с ними их давних врагов, сломивших их, когда-то временно существовавшую, независимость». 

Татаро-турецкие племена составляюсь 11% всего населения России и далеко, в численном отношении, оставляют за собою евреев, армян и других инородцев. Племена эти прекрасно уживаются бок-о-бок с русскими, между теми и другими «доверие и уважение существуют съиздавна», несмотря на многочисленные войны былых времен. По мысли автора - по мысли, которую, позволю себе сказать, не может не разделить каждый беспристрастный человек, проживший известное время в Закавказье и сознательно относившийся к местному укладу жизни, - голосу турецко-татарских народов должно внимать более, чем голосу многих иных инородцев, живущих под русским кровом». 

Говоря о кавказских племенах и указывая, что грузины сами призвали русских для защиты от напиравших на них магометан, что прочие народности края покорены нами в силу необходимости, для ограждения русских земель от непрерывных набегов и иных беспокойств, Менделеев выражает глубокое свое убеждение в том, что русский народ никогда не былъ склонен к завоевательству и что если он воевал, то исключительно под давлением неотвратимых судеб, под давлением особых обстоятельств. Ныне, по мнению автора, эволюция этого рода закончилась. «Нам за глаза довольно дела и там, где мы сели». Попробовали мы, «на манер нам не свойственный» поживиться от богатств Китая... Урок получили тяжелый, но заслуженный. 

В отношении образованности населения России приводятся данные: прошедших низшие школы - 25,862 млн.; окончивших курсы средних и высших учебных заведений - 1,441 млн. В таблице своей автор соединил в одну рубрику лиц с высшим и средним образованием «не потому, что поднялся уровень среднего образования, а потому, что упал уровень высшего»… «Уже одно то, что стачки и забастовки... повели свое начало во многих местностях России именно от высших и средних учебных заведений», неопровержимо указывает на падение образования вообще. 

Итак, лиц с низшим образованием в России около 20% всего населения. Этого, конечно, мало; но автор является как бы противником введения у нас ныне же обязательного всеобщего образования, считает такую меру преждевременной. Он настаивает на том, что мере этой должно предшествовать скопление денежных средств в стране и разумная подготовка «надежных начальных учителей». Когда народ наш станет достаточнее, стремление к образованию придет само собою, без понуждения. «Прямо браться за всеобщее образование, не имея ни денежных средств, ни учителей, просто неразумно». 

Лиц с высшим и средним образованием у нас 1,1% всего населения - количество, по мнению автора, пожалуй и имевшее бы шансы считаться достаточным, если бы само образование было поставлено на твердую почву. Но, к сожалению, наши высшие учебные заведения подготовляют таких практических деятелей, «которые зачастую не любят своего дела, плохо понимают русские потребности и не умеют хоть сколько-нибудь к ним приноравливаться». Корень зла автор видит в недостаточности подготовки профессоров, в недостаточности, истекающей преимущественно из скудной их обеспеченности. 

Приступая к исследованию положения вопроса об обеспеченности населения России и о богатствах нашей страны, Менделеев прежде всего указывает на то, что богатство вообще может быть подразделено на две категории: на богатство потенциальное, т. е. возможно-доступное, находящееся в непосредственном владении народа, но не извлеченное, и на богатство «иного рода», выраженное деньгами, количеством их на жителя, годовым достатком последнего. Богатства потенциального у нас неисчислимое количество, и в этом отношении наша страна - страна богатейшая. Один Урал, по точным подсчетам автора, может снабжать весь мир дешевейшим чугуном, железом и сталью; нефтяные, каменноугольные и иные богатства у нас едва затронуты; земля наша, почва - одна из лучших, но обрабатывается примитивно и дает неурожаи, которых не знают в странах, отказавшихся от первичных форм земледелия: даже вино мы можемъ доставлять на всемирный рынок дешевле иных народов. 

В России проживает в городах 17,122 млн., что составляет 13,25% всего населения. Количество это сильно уступает большинству иноземных государств. Так в Северо-Американских Соединенных Штатах горожан 26%, во Франции – 41%. Но несомненно, что количество горожан у нас возрастает из года в год. 

Лиц, несущих обязанности по администрации, суду и т. д. всего у нас 0,336 млн. Далее автор останавливается на пересудах о том, что «служащих» у нас переизбыток, отрицает правильность этого взгляда и утверждает, что «если бы, чего не дай Бог, в каком-нибудь виде осуществились где-нибудь утопии социалистов и коммунистов, то число одних тех, которые будут распределять работы, сгонять на них и наблюдать за ними» стало бы «во много-много раз» большим, чем все число «служащих» в России. С другой стороны, высказывая мысль, что развитая и действительно свободная жизнь обеспечивается в государстве между прочим достаточным количеством «служащих», он приводит в пример наличность полицейских агентов в Лондоне, где, на тысячу жителей, их в десять раз больше, чем в Петербурге. В заключение и в противовес распространенному мнению об излишнем у нас количестве «служащих», Менделеев указывает, что последних в России 0,25% всего населения, тогда как умалишенных и других лиц с тяжелыми физическими недостатками около 0,40%. Если последних жители содержат своими трудами по соображениям гуманного характера, то тем более должны они содержать «служащих» по причинам несравненно более важным. 

Военных, сухопутных и моряков в России 1,145 млн., т. е. меньше девяти на тысячу - пропорция относительно небольшая. В суждениях автора по этому поводу отметим его убежденный взгляд на то, что армия должна предназначаться не только для борьбы с врагами страны внешними, но и для обуздания врагов государства внутренних подобно тому, как то фактически осуществляется у всех народов, не исключая и республиканских. Конечно, главный смысл содержания армии остается в преследовании задачи обороны против внешних врагов, и эта задача особенно важна для нас, со всех сторон окруженных неприятелями. Но и помимо задач обороны, сильная армия нужна нашей стране для апломба в области прекращения стародавнего приема разрешения международных недоразумений только путем скрещения оружия. По мнению Менделеева, Россия, не поддаваясь соблазну «разоружения», может играть видную и важную роль «в концерте мирного соглашения», а для усугубления такого её значения он рекомендует сближение наше с Китаем, который несомненно быстро вступит на арену борьбы народов, имея к тому все шансы как страна, могущая выставить громадное войско. Сближение с Китаем тем более для нас полезно и потому, что имеются основания опасаться враждебного движения Небесной империи на Европу, а роль Росси, как буфера, по-видимому, маститому ученому не нравится. 

Священников, учителей и т. д. у нас 0,683 млн. Всего же во всей группе «находящихся на общественном виду» - «несущих обязанности» - 2,16 млн., т. е. около 1,75% всего населения, каковое количество, по указанию автора, далеко невелико по сравнению с другими прогрессивными странами. Не следует при этом забывать, что «несущие обязанности» у нас вознаграждаются ниже, чем где бы то ни было. 

В ремесленниках и фабричных, числится 5,096 млн. или 4% всего населения страны. Цифру эту автор считает незначительной, а заводскую промышленность развитою слабо. Как причины тому приводятся: 
1) враждебное отношение к заводской промышленности со стороны нашей «образованности», тянущей в сторону патриархального быта и усматривающей возможность удовлетворения всех народных нужд сельским хозяйством, 
2) отсутствие личной предприимчивости у русских людей, привыкших все получит «готовеньким», получать «так сказать в виде подарка, от кого бы то ни было, сверху или снизу, а если манна небесная сама собою не валится, то наша образованность привыкла обвинять кого-нибудь или вверху или внизу, а сама ничего не предпринимает если оно сопряжено с необходимостью личного труда, риска и упорства, как это и нужно для дела промышленности». 

Много места автор уделяет вопросу о нашей нефтяной промышленности, указывая между прочим на то, что промышленность эта могла бы дать громадные доходы и населению, и государственной казне при устройстве значительных нефтепроводов и при обложении вывоза из страны нефтяных продуктов, т. е., скажу от себя, при мере, диаметрально противоположной нефтяной политике нашего министерства финансов начала текущего десятилетия, когда, под гипнозом пресловутого совета съезда нефтепромышленников, экспортерами, иностранцами делались всяческие поблажки, до возвращения пошлин за заграничные укупорочные материалы, до сложения акциза и до установления невероятно пониженных железнодорожных тарифов включительно. Отмечу мысль Менделеева: «Вручать дела данной промышленности лицам, ею живущим, не ведет к наилучшим следствиямъ». 

Указывая на необходимость для нашей промышленности подняться, автор задается вопросами: откуда взять для этого необходимые капиталы и как уберечься от тирании капитализма, служащей причиной пагубных утопий коммунистов и социалистов! Первый вопрос, по его мнению, может быть решен получением денег из-за границы, путем ли правительственного займа, путем ли непосредственного привлечения иностранных капиталов к промышленности. Менделеев утверждает, что затраты на промышленность сами себя окупят, т. е. взятые для промышленности от иностранцев деньги возместятся промышленностью же, а не народом и не народными запасами. В подтверждение своей мысли, взяв за исходную точку данные американской статистики, он говорит, что если на промышлен-ность затратить 1,000 млн. руб., то товаров в год получится на 1,300 млн. руб., из каковой суммы работающим, на фабриках пойдет около 275 млн. руб., на приобретение отечественного сырья - 725 млн. руб., на подати и т. п. расходы - 100 млн. руб.. Все это, т. е. 1,100 млн. руб. останется в стране и явится новым приобретением народа. 

Против капитализма, жадного до больших заработков, автор предлагает три средства: 
а) образование складочных капиталов, капиталов мелких складчиков, в идеале - самих рабочих, б) артельно-кооперативный способ борьбы с капитализмом, по его мнению, у нас наиболее применимый, 
в) организация монопольных предприятий. Впрочем последнему средству Менделеев не сочувствует, ибо всякие монополии исключают конкуренцию и стесняют предприимчивость. 

В группе обслуживающих пути сообщения, почту и т. д., числится 0,742 млн., т. е. около 0,6% всего населения страны. И эту цифру Менделеев считает очень скромной и особенно видит прямую необходимость в развитии железнодорожной сети и пароходства. Вместе с тем он является противником казенной эксплуатации железных дорог, указывая, что таковые должны являться путями сообщения возможно дешевыми, достижения чего может споспешествовать только соревнование частных лиц. В развитии торгового флота автор видит, между прочим, залог образования у нас контингента серьезных моряков, столь необходимых для флота военного. 

В группе промышляющих торговлей стоит цифра 1,507 млн. В отношении торговли автор констатирует отсутствие у нашего коммерческого люда предприимчивости, отсутствие, доходящее до полного пренебрежения к сбыту своих товаров, в особенности за границу, доходящее до случаев отказа торговцев от бесспорно выгодных предложений со стороны. Большая часть нашего вывоза, говорит автор, находится в руках агентов иностранных фирм, попутно сбывающих нам то, что мы легко могли бы и сами делать. 

В группе «живущих» прислуги и поденщиков у нас 3,494 млн., людей обеспеченных -1,387 млн., и проживающих неизвестными способами - 0,851 млн. Последняя цифра, по указанию автора, не особенно велика сравнительно с другими странами, «а тут-то и содержится истинный пролетариат или настоящее бедствие человечества». 

Останавливаясь на цифрах «кормильцев» и «домочадцев», автор определяет число первых в 34 млн., вследствие чего получается, что один кормилец должен пропитать (вместе с собою) четырех человек. Цифра большая. В Америке, например, на кормильца приходится только 2,5 пропитываемых. Это позволяет автору высказать заключение, что у нас в среднем, трудятся еще очень немного. 

     




Просмотров: 899
 

Loading...

Косовский фронт