Главная страница

Мы в соцсетях











Песни родной Сербии







.......................




/21.1.2021/

Сражение за Рудо

Источник: Александр Кравченко
 

Сочинение русского добровольца Александра Кравченко о боях в районе сербского города Рудо в январе 1993 года.

Городок Рудо находится в «медвежьем боснийском углу» и это не только образное выражение. В здешних лесах и горах действительно водятся не мало медведей.

Боснийские медведи облюбовали это место, так как оно находится вдалеке от центров притяжение деятельной жизни как хозяйственной, так и  культурной. Он располагается на границе с Сербией и Боснией.

Рудо находиться недалеко от Вышеграда, но прямого сообщения с ним не имеет и вообще находится в стороне от основных  дорог. Про существование этого городка мы ничего не знали. Но так  случилось, что в его спасении и истории  русские добровольцы сыграли значимую роль.

***

Был чудесный солнечный, теплый день. Несмотря на  январь, температура воздуха была   градусов 15 тепла. Вышеград зимой в теплую солнечную погоду необыкновенно красив – все в ярком блеске – вершины гор, хвойные леса на их  склонах и река Дрина.

В тот день у нашего отряда  не было  боевых заданий. Некоторые из  добровольцев отправилась в город гулять. Во второй половине дня наш командир АС (Мухарев Александр) сообщил нам, находясь при этом немного в возбуждённом состояние, что надо срочно собираться, враг где-то прорвался, будем ликвидировать прорыв.

Собрались быстро. Загрузили миномет, боеприпасы к нему,  сами загрузились в  грузовик  и поехали. Кого-то захватили прямо в городе.

Путь на Рудо был необычны. Город этот  от Вышеграда по прямой находился  в  километрах в тридцати, но  это прямая лежала через непроходимые горы и леса.

Была дорога, она проходила по берегам рек Дрина  и Лим, но этот путь контролировал неприятель. Поэтому  наш отряд  добирался до Рудо в объезд через Сербию. Надо было торопиться враг, мог захватить город в самое ближайшее время.

Грузовик наш пересек границу с большой Сербии и повернул на юг. Дорога лежала через из села, где мы иногда останавливались, и когда местные жители узнавали что мы русские и едем на помощь городу Рудо, нам в кузов передавали  еду и бутылки ракии, всячески нас приветствовали.

В Рудо приехали примерно к 3 часам по полудню. Был ещё день, солнце светило ярко, но уже чувствовалось приближение вечера. В самом городе мы не задержались, отправились сразу же в район боевых действий.

Наши грузовики неслись на большой скорости. Была опасность, что нас обстреляют. Справа от дороги поднимались горы, в их отрогах было легко устроить засаду. Слева от дороги вниз резко уходил спуск, можно сказать обрыв к реке Лим.  Пространства здесь открытые, мало приспособленные для организации обороны. Чисто афганский пейзаж, о котором мы были наслышаны в советское время. В нашем в грузовике сидел Эдуард Смирнов майор — десантник участник той войны. Здесь  в этом боснийском «Афганистане «предстояло нам воевать.

Что же случилось, здесь под городом Рудо?

Этот город находится в  долине реки Лим. Долина города, как и принято, в Боснии окружена горами, на склонах которых прилепились леса и сёла.

В последние десятилетия существования социалистической Югославии через город прошла современная автомагистраль, которая связывала южную Сербию со средней Боснией и Далмации. Часть этой новой дороги проходила через горные, обрывистые берега рек Лима и Дрины. Кстати в древние времена именно по этим рекам проходила граница между Западной и Восточной Римскими империями. В горных обрывах были пробиты современные тоннели для автомагистрали. Число этих тоннелей было велико неверное несколько десятков, некоторые из них были довольно длинны. Это дорога могла бы связать Руда с городом Вышеград и Рогатицу, находившиеся  под контроллер сербов. Однако узловая точка, где дорога выходила на мост через Дрину находилась в руках  наших неприятелей. Они здесь имели опорный пункт, но большая часть здешних земель  можно назвать ничейными.

Сербские позиции в районе Рудо располагались прямо на дороги вдоль реки Лим в тоннелях и возле них. Используя это обстоятельство, неприятель провел дерзкую операцию по окружению и уничтожению сербских сил в районе Рудо, и даже планировался захват самого города.

Ночью и в предрассветный часы 21 января 1993 года неприятель скрытно достиг сербских позиций, окружил их и занял главенствующие высоты. После того как рассеялся утренний туман в каньоне реки Лим со всех сторон сербские  позиции подверглись нападению. Сопротивление длилось недолго  в итоге 24 пленных, 20 убитых и огромное по боснийским меркам количество захваченного оружия и боеприпасов, в том числе 155 мм гаубицы, миномёты, боеприпасы к ним и многое другое, что сербы сосредоточили в тоннелях. Именно  это оружие враг использовал против нас в марте-апреле 1993 года во время попыток взять высоту Заглавак.

Если бы неприятели продолжили стремительное движение, после падений сербских позиций, в сторону Рудо, город вероятнее бы всего пал. Но враги увлеклись вывозом трофеев и упустили свой шанс.

***

Нас выгрузили относительно далеко от тех мест, где проходили бои. Было принято решение оставить нашу минометную группу здесь на месте, а все остальные — наш отряд, добровольцы из Сербии и ударники из Вышеградской бригады двинулись по верху над дорогой. Здесь была несколько пологая местность и густая, сухая трава.

Начали движение. Через некоторое время остановились и стали наблюдать. Я находился недалеко от командира добровольцев из Сербии. Он попросил у рядом стоящего снайпера его винтовку и стал наблюдать в оптический прицел за тем, что происходило впереди. Все было тихо и чисто, врага вблизи не было. Наш отряд и сербов из Вышеграда отправили к туннелям.

Надо было продвигаться уже по дороге, осматривая туннель за туннелем. Никого не было видно. Мы осторожно, перебежками, небольшими группами двигались вперёд. Дорога петляла, туннели шли один за другим, их было много.

В одном месте мы вышли у туннеля. Солнце уже садилось. Вдалеке на очередном повороте двигались несколько грузовиков неприятеля. Враг заметил нас и как можно быстрее старался покинуть эту территорию.

Пошли дальше. Вокруг нас сгущался мрак. Командиры решили возвращаться в город.

По «Мотороле», так здесь назывались компактные радиостанции любого типа, сербский ударник Обрад  вызвал. Обрада мы хорошо знали по Вышеграду, он был молодым парнем, но уже занимал командную должность в ударной чете (роте). Часто наш отряд пересекался с ним в разных операциях.

Наступала ночь. Было как то очень тихо. Над нами было огромное небо, сплошь покрытое  звездами, кажется, вышла луна и освятила нас, дорогу и каньон. Все чувствовали, что эта ночь какая-то необычная, хотя такие чувства очень часто возникают в боснийских горах.

Мы с Асом стали спрашивать Обрада, где будем ночевать в Рудо. О возвращении в Вышеград не могло быть и речи. Обрад сказал, что мы будем ночевать в лучшем отеле города. На наши удивлённые вопросы, он с гордым видом ответил – Ми смо гарда!, (Мы же гвардия!).

Грузовик не пришлось долго ждать. По дороге в Рудо была  остановка в месте, где  группировались бойцы из Рудо, они должны были занять оборонительные позиции в тоннелях.

Здесь было много суеты – подъезжали – уезжали  автомобили из них выпрыгивали люди в форме, потом они куда-то отправлялись в ночь. Мы увидели серба старика, явно не призывного возраста, он был с пулемётом МГ(немецкий пулемет времен второй мировой войны, выпускавшийся в Югославии), тяжеленой штуковиной, на плече. Вид у него был лихой, седые усы закручены вверх, взгляд ясный, сильный. Мы молча смотрели друг на друга в душе удивляясь и восхищаясь друг другом. Мы его силе тела и духа, он же той невообразимой далью, откуда мы приехали ему  на помощь. Таких стариков можно было встретить в ту войну  в каждом городе Сербской Боснии, они как будто пришли к нам из прошлого поддержать нас в нашей борьбе.

Приехал сюда и командир нашей минометной группы Эдуард Смирнов. Он выспросил о ситуации и рассказал где они находятся. Наши миномётчики  ночевали  в доме в  выше лежащего села.

В Рудо въехали  уже совсем ночью. Сразу же нас определили в городской отель. Он представлял собой типичное здание. для маленьких югославских городов — четырехугольное, без изысков. Мы сразу  отправились ужинать. Трапеза был обильной, как всегда у хлебосольных сербов. В ресторан приехал градоначальник Рудо, чтобы с нами познакомиться и поприветствовать. Не помню его имени, но впоследствии лет через 5 я снова с ним встретился в городе Пале, в тот период столице Республики Сербской. Он тогда в 1998 был министром по делам ветеранов республики и принимал группу семей погибших русских добровольцев.

После ужина отправили спать. В двухместные номера.

Утром следующего дня нас разбудили рано. И сообщили, что враг  вновь прорвался. Ополченцы из Рудо, оставив позиции, отступили и оставили  тоннели. Надо было  снова ехать отбивать  дорогу.

В это утро была прекрасная погода, солнце светило ярко, было не холодно. Все предвещало хороший день, и настроение тоже было хорошее. Не смотря на то что нам снова нужно было идти туда откуда мы вернулись ночью для того чтобы отбить тоннели у неприятеля.

Когда мы прибыли и разгрузились сербы из Вышеграда показали нам далеко в просвете между двумя горными массивами, которые составляли каньон реки Лим село Джанкичи. Оно лежало на склоне горы и его было хорошо видно. А справа от села виделся массив горы Заглавак. За обладанием этим селом и этой горой со стороны Вышеграда бои велись уже больше полугода. И продлятся они ещё столько же.

Сегодня как и вчера в нашей группе были Ас,  Женя Одессит, Дима Чекалин, Петя Малышев, Коробейник и я. Другая часть нашего отряда составляла минометную группу, они оставались немного позади и прикрывали наши действия минометным огнём.

Мы  снова  оказались у тех первых туннелей, от которых вчера начинали движение. Здесь уже никого не было, силы поддержки остались далеко позади.

Первые несколько тоннелей мы прошли спокойно.  Никакого противодействия противника не было. Передвигались очень осторожно, рассредоточено, перебежками, с прикрытием. На некотором удалении от нас  шли основные силы, в том числе  БРДМ (Боевая разведывательно-диверсионная машина), сербы её называли БОВ (борбенно-оклопно возило).

Пройдя очередной тоннель, на выходе из него по нам ударили из стрелкового оружия. Кто-то, не помню, кто из нас шёл первым  упал как подкошенный.Срочно вернулись в туннель и стали звать упавшего, скоро он подполз к нам жив и не вредим, враг не попал в него. Стало ясно, что дальше передвигаться обычным способом нельзя.

Придумали двигаться под прикрытием БРДМ. БРДМ  двигался не быстро, а мы укрывались  за его броней шли вперёд к следующему тоннелю. Так мы преодолели ещё 2 межтуннельных пространств, враг продолжал обстреливать нас.

Стрельба становилась все более прицельной. Перед выходом из  очередного туннеля я с сказал нашему командиру Асу, что дальше так двигаться нельзя, что надо подниматься наверх и двигаться над дорогой, зачищая местность от врагов. На мои доводы Ас вспылил и обвинил меня чуть ли не в трусости. Я тоже по молодости своей не сдержался, что то наговорил Асу с горяча и при очередном переходе демонстративно пошел рядом с БРДМ не прикрываясь его бронёй.

Всё же стало ясно, что дальше идти так нельзя. Надо  высылать группу наверх для зачистки местности. Это дело поручили нам русским. Наш отряд с несколькими сербами выдвинулся наверх.  Двигаться  было нелегко. Угол подъёма был довольно крутой. Поднявшись на в возвышенность, вышли на относительно пологое место, которое тоже имела угол подъёма.

Здесь развернулись  в цепь. Так и двигались, медленно поднимаясь на пригорок. Было ясно, что этот пригорок заканчивается  относительно крутым спуском.  Мы подходили к краю пригорка и как только  впередиидущие приблизились к нему раздались выстрелы из пулемета, а по краю пригорка взвились фонтанчики, обозначая попаданий пуль.

Все попадали  и прижались к земле. Передвигаться дальше не было возможности. Ас по рации связался с командиром нашей минометной группы, которая находилась внизу на дороге и готовилась поддерживать минометным огнём наступление. Командир обрисовал ситуацию и запросил минометный огонь по местности, лежащей за пригорком. Вскоре полетели мины шурша в воздухе. Но корректировать огонь мы не могли, так как не могли даже приподнять голову над пригорком. Дима Чекалин самый бесстрашный из нас встав на ноги  попытался, быстро выглядывая за пригорок, он хотел увидеть, что происходит за ним. Но из этого тоже ничего не вышло противник бил прицельно.

Вскоре на левой стороне пригорка обнаружили овраг, находясь в котором можно было наблюдать за местностью за пригорком. От сюда стали корректировать огонь миномета. Противник, ощутив предельность огня, прекратил огонь и вероятно  стал отходить. Наш отряд двинулся вперед.

За пригорком лежало, покинутое жителями село. До войны здесь жили  мусульмане боснийцы. Называлось оно Соколовичи.

Давним давно в XVI веке жителями Соколовичей были православные сербы. Самым  знаменитым жителем села стал сербский мальчик, которого в детстве силой забрали из семьи и сделали янычаром. В последствии он стал великим турецким визирем с именем Мехмед паша Соколович. По его повелению был воздвигнут знаменитый вышеградский мост. Жители села Соколовичи, по требованию своего выдающегося земляка оставили православие, веру предков и приняли ислам. Только мать Мехмед пашы пожелала остаться православной христианкой. По высокому повелению её сына   в селе для неё была построена маленькая церковь.

Теперь в село Соколовичи вступали русские добровольцы. Село раскинулось на довольно большой территории. Здесь не было улиц в привычном нам понимании, дома и хозяйственные постройки стояли на приличном растоянии друг от друга, вокруг них сады, перелески и все это на разных высотных уровнях. Одним словом типичное горное село.

В боевой колоне стали двигаться по селу, как бы параллельно оставленной внизу дороги. Всё было тихо. Врага не видно и не слышно. Примерно через часа два мы  достигли края села. Дальше располагался лес, да такой густой, что пройти по нему было сложено.

Здесь был устроен привал. Некоторые из нас даже умудрились поспать. Вокруг всё было тихо, противник   никак себя не обнаруживал, но был  где-то рядом.

Вскоре пришёл приказ возвращаться.

Возвращались по той же дороге, по которой пришли, мимо оставленных домов, небольших кладбищ и сливовых садов. Всё было тихо, солнце снижалось, дело шло к вечеру. Отряд наш уже почти вышел из  села Соколовичи, как неожиданно по нам ударила очередь. Нас начали обстреливать, и застало нас это событие на открытой тропинке. Все лежали ничком, хотелось прямо врасти в землю. Было непонятно, есть среди нас раненные. Где- то на флангах слышалась ответная  стрельба.

Через некоторое время стало ясно что нас обстреливает очень малочисленная группа, которая ведет неприцельный огонь в нашу сторону. Позади меня находился Ас он мне крикнул:

— Вставай и беги к  кустам!

Я рывком поднялся, и что есть сил побежал по тропе к пригорку заросшего кустарником, мне пришлось буквально перепрыгнуть через лежащего на моём пути сербского бойца. Он лежал ничком, и никак не отреагировал на мой забег. «Убили что ли?» — промелькнуло у меня в голове.

Я благополучно добрался до кустов, здесь было  относительно безопасно, и была возможность прикрывать своих товарищей. Вскоре здесь оказались и другие добровольцы и тот самый серб мимо которого я пробегал – все живые и здоровые. Стрельба больше не возобновлялось.

Наступал вечер. Зимние солнце медленно опускалось за горы в том самом месте где была наша гора Заглавак. Здесь в Рудо задачу мы выполнили, надо было возвращаться в свой родной Вышеград.

Боевые действия в этом районе не были завершены. Через несколько дней произошел очередной прорыв. На этот раз кроме нашего отряда и сербских ударников на помощь Рудо отправился казачий отряд, который обладал собственным БРДМ.

Казачий БРДМ лихо действовал на самой дороге, прорываясь через туннели. На броне БРДМ находился боец нашего отряда бесстрашный Дима Чекалин. Враг попытался остановить этот лихой БРДМ, обстреляв его из ручных гранатомётов, но цели своей так и не достиг.

Эта операция в районе Рудо стала последней для нашего Второго русского добровольческого отряда в составе Вышеградской бригады Войска  Республики Сербской. Отряд был перебазирован на север Боснии в район города Углевик.

19 января 2021, Москва – Алушта – Москва.

 
2 Русский добровольческий отряд, перед выездом на защиту города Рудо
 
2 Русский добровольческий отряд, перед выездом на защиту города Рудо
 
Каньон реки Лим
 
Каньон реки Лим
Реки Дрина и Лим
 
Реки Дрина и Лим



Просмотров: 758